Мастер барбершопа Никита Шмелев: «Проблема постсоветских стран: стоит человеку выделиться, и его начинают попрекать»
16 апреля 2014 Интервью

Мастер барбершопа Никита Шмелев: «Проблема постсоветских стран: стоит человеку выделиться, и его начинают попрекать»

+

«Большой» уверен: хорошо выглядеть должны не только женщины, но и мужчины. Поэтому мы отправили нашего корреспондента стричься и знакомиться с Никитой Шмелевым — одним из лучших украинских парикмахеров, приехавших в недавно открывшийся в Минске барбершоп FIRM для передачи опыта и разговоров о мужских стрижках.

— Чем отличается барбершоп от простой парикмахерской?
— Мы отличаемся от обычных салонов красоты. Предлагаем узкопрофильные услуги: бреем бороды и усы, что не делают или просто даже не умеют делать во многих салонах. Да и культивируют они совсем другой образ — более «гладкий», модельный. Взять хотя бы стрижки. В салонах красоты лучше умеют делать подиумные, модельные прически, которые нужно потом каждый раз укладывать. А в барбершопе мы делаем простую, но крутую стрижку, которая не требует потом никаких манипуляций.

— Может ли мастер делать одинаково хорошо и мужские, и женские стрижки?
— В теории — да, конечно. Но объ­единили мужские и женские залы ведь только в конце прошлого века, а до этого мужчины и женщины стриглись раздельно. Человек лучше делает то, на чем полностью концентрируется, а не когда везде старается успеть. Если у мастера больше клиентов женщин, хотя он и унисекс, то женские стрижки будут получаться у него лучше. Дело в опыте, навыках. Но не могу сказать, что если мастер стрижет всех, то делает это плохо, вовсе нет.

— Если посмотреть и на вас, и на клиентов барбершопов, то можно предположить, что вы предпочитаете подчеркивать мускулинность в мужских образах…
— Мы ни в коем случае не диктуем какую-то моду и даже не выделяем какие-то конкретные стили. Да, можно сказать, что клиенты барбершопов более брутальны, чем в обычных салонах красоты, но это скорее дело случая. Наша задача — сделать то, что подходит человеку и его образу жизни. Мы не диктуем клиенту, как ему выглядеть. Мы можем только предложить свое видение, но решение останется за ним. Сейчас, например, стали актуальными выбритые виски — и тем не менее мы не станем их всем подряд выбривать или утверждать, что это необходимо. Хотите, вам идет — мы сделаем.

_DSC9644

— Что вы можете в принципе сказать о новомодных течениях с женственными мальчиками в узких брючках?
— Человек просто пытается выделиться, я никакого права не имею его за это осуждать. Я вообще за свободу выбора. Но это проблема постсоветских стран: стоит человеку выделиться, его начинают попрекать. Это все от «совка», от воспитания людьми, которые сами выросли с таким же воспитанием. Ведь, скорее всего, сын гомофобов не будет считать геев чем-то нормальным. А я вот противник гомофобии, для меня главное — чтобы мне никак не мешало. И не мешает же. Это большая проблема, в наших странах еще долго будут идти к тому, чтобы дать другому человеку свободу и не критиковать его выбор.

«Большая справка»:
Barbershop — не совсем парикмахерская или салон красоты. Барбершопы создают мужчины специально для мужчин. В их услуги входят стрижка, коррекция волос, усов и бород. Барбершопы походят на мужские клубы: дорогой, строгий и благородный дизайн, свежая пресса, крепкие напитки и исключительно мужское общество.

— Когда-то бороды отращивали чаще из-за банальной лени, а сейчас это целый тренд. Почему?
— Да, сегодня куда больше людей начинают носить бороды или усы, если им идет. Но это не такой тренд, который быстро пройдет. Такая мода будет долго держаться — и хорошо. Ведь мужчине борода придает мужественности.

— А что о хипстерах скажете?
— Я вообще не люблю это слово. Вот кто-то ругает хипстеров, а через два года сам надевает эти же мокасины. Обзывать чувака хипстером просто потому, что он стильно выглядит, — бред, который происходит от нашего сельскохозяйственного интеллекта. Навязано временем, теми же родителями, консервативными взглядами.

— Лучше, когда сам клиент знает, что хочет, или чтобы мастер мог свободно предлагать?
— Каждый выбирает свой стиль общения с клиентом. Я не люблю навязывать собственное мнение. Иногда бывает так, что клиент приходит и говорит: «Я хочу поменяться». Но дело в том, что в 90% случаев люди, так говорящие, не готовы к переменам. Были у человека волосы средней длины, я постриг его коротко — все красиво, ему очень идет. Но человеку непривычно и неуютно. Ведь он попросту не был готов к реальным переменам.

Я работал в украинском телепроекте по изменению имиджа. Туда приходили женщины, их одевали в шикарные платья, делали им прекрасные прически.
А через неделю мы случайно встречали их — и они снова выглядели так же, как до участия. Очень редко бывает, что человек готов меняться. И телепрограммам нельзя верить.

_DSC9650

— Мода лишает людей вкуса?
— Слабых людей — да. Или еще ленивых. Мол, вот это модно, а самому можно и не думать, не выделяться. Да и со стилем в наших странах все не очень хорошо. Все привыкли к какому-то шику, любят, когда все «по-богатому», и произносить это нужно именно с фрикативным «г». Мало кто у нас понимает, что красота бывает простой.

— А поменять идею можно? Или стиль?
— Можно, но очень медленно. Например, у меня есть знакомый, я ему постоянно говорю: отрасти усы. Он это делает, и ему нравится, но под его одежду усы не подходят. Приходится выбирать — менять одежду или сбривать усы. Такое во многом бывает. И часто, к сожалению, люди не задумываются о том, как хотят выглядеть.

— Хороший мастер — какой он?
— Нужно много практиковаться.
В училище у меня были преподаватели, которые ни разу в парикмахерской не работали… Так что кроме каких-то азов необходимо развиваться дальше самому. У меня есть свой ученик, он несколько месяцев просто смотрел, как стригу я. Сейчас начинает сам, и работать ему нужно очень много, чтобы стать отличным мастером. Невероятно важен опыт.

— А не страшно стричь? Ухо отрезать не боитесь?
— С опытом уходит страх, хотя когда-то очень боялся. Как и все, наверное.

Фото:
  • Александр Обухович
+