Музыкант Иван Каризна: «В колониях для малолетних преступников нет детей, закончивших музыкальные школы»
10 июля 2016 Интервью, Музыка

Музыкант Иван Каризна: «В колониях для малолетних преступников нет детей, закончивших музыкальные школы»

+

В марте этого года белорусский виолончелист Иван Каризна выступал в Мексике вместе с дирижером Валерием Гергиевым, в апреле давал концерты во Франции, а в мае — приехал в Беларусь. Владимир Спиваков когда-то сравнивал талант Каризны с гением Ростроповича, а мы Ивана ни с кем не сравниваем — мы просто задаем вопросы и записываем ответы. В интервью «Большому» известный белорусский виолончелист объясняет значение классики в жизни людей (так, чтобы было понятно любому чиновнику!) и высказывается о судьбе классической музыки, Сергее Ролдугине и своей потенциальной зарплате в Беларуси.

КТО: выпускник Парижской консерватории, один из победителей Международного конкурса имени Чайковского, финалист классического «Евровидения»
ПОЧЕМУ: потому что музыкантов нужно слушать
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Может быть, белорусские организации, которые поддерживают искусство, стоило бы освободить от налогов?»

— Вы — первый среди белорусов финалист классического «Евровидения». А как относитесь к обыкновенному «Евровидению»?
— На этом конкурсе есть и достойные исполнители. Среди победителей — такая группа, как ABBA. Но, извините пожалуйста, иногда победа — это не профессиональное отношение, а политика. Что касается шума вокруг этого конкурса, на мой взгляд, он несколько преувеличен. Сколько лет Беларусь тратит деньги, отправляет на «Евровидение» своих представителей, а те не проходят в финал? Лучше было бы купить инструменты в музыкальные школы.

— Давайте поговорим о вашей виолончели. Читала о том, что один состоятельный человек дал ее вам в пользование, и не так давно он трагически ушел из жизни. Кто же это?
— Это Дмитрий Шумков, один из лучших юристов России, бизнесмен и филантроп, который помог многим людям, связанным с искусством. К сожалению, его не стало в декабре прошлого года, хотя Дмитрию было всего сорок три. Не знаю, что дальше будет с инструментом — но надеюсь, что и впредь смогу им пользоваться. Сейчас инструмент принадлежит семье Дмитрия, буду стараться договориться с ними. В крайнем случае постараюсь его выкупить.

Иван Каризна

— Самый обсуждаемый сегодня музыкант — это Сергей Ролдугин, правда, говорят о нем не в связи с музыкой. А что вы думаете о Сергее Павловиче? С одной стороны, виолончелист, с другой — владелец офшорных компаний с оборотом в несколько миллиардов долларов.
— Вы знаете, то, что эта история приобрела такую известность в мире, положительно влияет на популяризацию классической музыки и, в частности, виолончели. А если серьезно, я встречал Сергея Павловича на конкурсе имени Чайковского, и он показался мне чрезвычайно интеллигентным человеком. То, что Ролдугин покупает инструменты для того, чтобы детям и молодым музыкантам было на чем играть, заслуживает огромного уважения. Вы знаете, есть масса людей, которые зарабатывают, имеют большие деньги — а подобными вещами не занимаются. Что касается офшоров, не могу вам дать объективной оценки, так как не владею достаточным количеством информации.

— Иван, как вам кажется, классику за рубежом слушают чаще, чем в Беларуси?
— Думаю, что в других европейских странах больше любителей классической музыки. Но сравнивать Беларусь и государства Западной Европы было бы неправильно по многим причинам. Одна из них — разная история. К тому же там создана инфраструктура, которой в Беларуси не хватает. Возьмем такую простую вещь, как реклама: я спускаюсь в метро в Париже и вижу плакаты — выступает Берлинская филармония, лучшие дирижеры… И это касается не только станций, близких к концертным залам. Количество классических музыкантов и агентств, которые занимаются их продюсированием, там и здесь тоже не стоит сравнивать.

Но в целом в наше время любителей классической музыки становится все меньше.

Многие талантливые музыканты с удовольствием вернулись бы в Минск, если бы им были предложены более-менее хорошие условия

— Такими темпами мы придем к тому, что классическую музыку слушать перестанут?
— Нет, мне кажется, всегда будут те, кому искусство необходимо. Не люблю такое слово, но это элита, думающие люди, которые хотят развиваться духовно.

— Вы говорили, что «классическая музыка — одна из фундаментальных вещей для развития общества и государства». Почему? Объясните так, чтобы стало понятно любому белорусскому чиновнику.
— Классическая музыка в частности — и искусство в целом — развивает в человеке творческую жилку. Если завтра дети скажут: «Я кроме Angry Birds вообще ничего не хочу», — возникнет проблема с нашей страной. Мы должны думать о будущем. Скажете ли вы мне, что белорусская поп-музыка развивает общество? Думаю, нет. Она не развивает, а развлекает публику. Искусство же заставляет человека задуматься о важном, помогает реализовать потенциал, понять, кто он и чего хочет от жизни. И кстати, я не так давно читал, что по статистике в России в колониях для малолетних преступников нет детей, закончивших музыкальные школы. Что лучше содержать государству: музыкальные школы или исправительные учреждения?..

— Кроме проблем с инфраструктурой с какими еще сложностями сталкивается классика в Минске?
— Их много. В первую очередь — и, к сожалению, с этим ничего нельзя сделать — профессия музыканта в Беларуси очень плохо оплачивается. В оркестрах люди получают смешные деньги. Нет абсолютно никакой мотивации. Все устроено так, что у музыкантов не возникает желания оставаться в Беларуси. Как-то я играл с региональным оркестром в Бресте — музыканты в нем получают около полутора миллионов. Можете себе это представить? Человек вынужден подрабатывать, просто чтобы выжить. Думаю, в Минске ситуация не намного лучше. Знаю тех музыкантов, которые получают два миллиона.

— Такая ситуация существует только в Беларуси — или во всем мире?
— Конечно, нельзя сказать, что в Европе музыканты очень богатые. Культура финансируется по остаточному принципу в большинстве стран. Но все-таки в Европе зарплата музыканта сравнима с той, что получает, к примеру, экономист. Если во Франции средняя зп — 3 000 евро, приблизительно столько имеют и музыканты.

В Беларуси сейчас год культуры — и чем он отличается от остальных лет?

— В какой стране классику играть выгоднее всего?
— Это больше зависит от ресурсов организаторов, чем от страны. Но в целом — в Германии, Америке, Японии, Швейцарии и других развитых странах.

— А кто в мире — самый богатый музыкант?
— Я не знаю. Для меня в принципе деньги — это важный, но не первоочередной фактор. Поэтому и приезжаю в Беларусь играть. Я выступаю с концертами в небольших белорусских городах и, понятно, не зарабатываю здесь больших денег. Но хочу посмотреть страну, поговорить с людьми и поделиться с ними искусством. Я встречаю замечательных белорусов: очень простых, искренних и добрых. Конечно, в большинстве городов мы слышали жалобы на то, что сокращается финансирование музыкальных школ. Что там нет не то что хорошего рояля, но даже туалета…

Мне нравится играть в Беларуси. Я бы и жил здесь, если бы только из Минска дешевле было летать на концерты в другие страны. Мечтаю о том, чтобы у нас появился большой концертный зал, а лучше — современный комплекс, где под одной крышей будут собраны интеллектуальные развлечения: концерты, спектакли, выставки… Я хотел бы иметь ансамбль солистов, маленький оркестр, какой в свое время собрал Спиваков. Он создал свой камерный оркестр «Виртуозы Москвы», который сейчас считается одним из лучших оркестров в мире. Так же сделал Юрий Башмет, великий альтист. Создать такой оркестр в Беларуси — это реально. Многие талантливые музыканты с удовольствием вернулись бы в Минск, если бы им были предложены более-менее хорошие условия. Такой проект — оркестр, который выступает не только в Беларуси, но и за границей — стал бы хорошей бизнес-идеей. Но финансирование — это самая большая проблема.

У нас масса талантливых людей, которые уезжают из страны, потому что они здесь никому не нужны. Можно говорить: «Нужны! Они просто не патриоты!» — но как может человек работать за два миллиона? Как? Валерий Гергиев в России смог сделать так, что в Мариинском театре музыканты стали получать европейские зарплаты. И сегодня зрители по всему миру рукоплещут Мариинке, музыканты собирают лучшие залы мира с огромным аншлагом. В малюсенькой Беларуси столько одаренных людей, но все они вынуждены уезжать. Может быть, белорусские организации, которые поддерживают искусство, стоило бы освободить от налогов? Тогда, возможно, бизнес финансировал бы фестивали и концерты.

Иван Каризна

— Если бы вы завтра переехали в Минск, сколько бы здесь зарабатывали? К слову, средняя зарплата программиста за март в Минске — 42 миллиона.
— Если бы я работал здесь преподавателем, получал бы максимум четыре миллиона. Немножко меньше, чем программист, всего лишь в десять раз. Но будь у меня возможность работать здесь и выступать с концертами в Европе, я бы учил детей даже за такие деньги. Я не гонюсь за славой. Просто хочется реализовать себя в профессии, сделать так, чтобы в моей стране задумались над важными вещами. В Беларуси сейчас год культуры — и чем он отличается от остальных лет?

— И последний вопрос. Как вам кажется, кто в Беларуси сейчас известнее: вы, виолончелист Иван Каризна, или ваш дедушка, Владимир Иванович Каризна, автор слов белорусского гимна?
— (Смеется.) Не знаю, не могу судить. Если вам это интересно, проведите опрос общественного мнения. Но дедушке нравится то, что я делаю: он меня поддерживает и желает всего хорошего.

вставки

В Беларуси сейчас год культуры — и чем он отличается от остальных лет?

+