Мысли по поводу: Андрей Бусел
9 марта 2017 Интервью

Мысли по поводу: Андрей Бусел

+

Андрей Бусел

Андрей Бусел, основатель компании Hutkasmachna studio, стрит-арт-художник

1

Конечно, в идеальном мире стрит-арт — это спонтанное, анонимное и несогласованное искусство, но сам факт соблюдения неких правил не гарантирует интересного результата. Скорее, это важно лично для художника и его ощущения свободы — согласования отнимают творческую энергию и могут поставить крест на идее. С другой стороны, для зрителя важен результат, а заверена ли хорошая работа печатью или нет, не так важно.

2

Vulica Brasil играет важную просветительскую роль, как и Signal Олега Ларичева. Благодаря этому проекту в Минск приезжают художники с мировым именем — жаль, это все происходит с таким опозданием.

3

Каждый из стрит-арт-проектов «Хутка-смачна» неплох по-своему. Список статей УК, под которые наши действия могли бы подпасть, не слишком большой, но было одно инновационное и артистичное «преступление» — «Выход на воду на маломерном судне», за которое нам дали штраф.

4

С надписью Design, которую мы топили, было очень интересно и смешно. Нас пригласили поучаствовать в Minsk Design Week и сделать объект на воде в компании прочих участников. Я придумал эту идущую ко дну (или всплывающую из глубин?) надпись; позже мы для себя решили, что плавать у нас будет не Design, a Resign — как некий призыв к переменам. Когда впоследствии нам по техническим причинам пришлось заякориться напротив телецентра, все стало на свои места. Можно сказать, мы прислушиваемся к знакам судьбы. И еще очень важный момент — это ресайклинг: мы всегда используем и перерабатываем существующие объекты и материалы, то же можно сказать и по отношению к городской среде, не «отсекаем лишнее», а добавляем недостающее.

5

К работникам ЖЭС мы относимся с сочувствием — каждый делает свою работу, а иногда их действия нам даже помогают. Врагов в них мы не видим совершенно точно.

6

Есть известная теория разбитых окон: если в здании разбито одно стекло и никто его не заменяет, то через некоторое время в этом здании не останется ни одного целого окна. То есть одно разбитое окно влияет на уровень преступности в целом. То же говорят о граффити и стрит-арте. Известен, например, эксперимент, когда в Нью-Йорке закрашивали граффити, и в итоге количество преступлений существенно снизилось — с 2200 до 1000 в год. Думаю, я могу противопоставить этому свою теорию вещей без присмотра и подозрительных предметов. Как-то раз я заметил, что после одной нашей инсталляции коммунальщики затеяли довольно основательный ремонт и уборку на окружающей территории: похоже, в Минске такой подход тоже может работать — разбить все стекла, чтобы привлечь внимание. Так что мы, может быть, и хотели бы плодить беззаконие, но в итоге все равно творим добро.

7

Последняя наша акция — фанерный «костер» у здания БелЭкспо. Некоторые говорили, что ей не хватает масштаба и что теоретически такой же безопасный «костер» можно и к зданию КГБ отнести. Да, масштаба всегда не хватает, я от этого первый страдаю. С другой стороны, по сравнению с комментированием в интернете, любое действие в реальном мире имеет значительный масштаб, а сам обьект с трудом влез в микроавтобус.

Фото:
  • Глеб Малофеев
+