Никита Шатёр: «Во многих минских заведениях не хватает души»
30 ноября 2016 Интервью

Никита Шатёр: «Во многих минских заведениях не хватает души»

+
Следующий молодой (а это обязательное условие) участник нашего совместного проекта с коньячным Домом Hennessy к вину имеет больше отношения, чем к коньяку. А еще к музыке и свободе. Совладелец винного бара SVOBODY.4 Никита Шатёр строит бизнес по нестандартным для большинства предпринимателей принципам, но получает результат.

hennessy
— Как появилась идея именно винного бара? Ты вовремя уловил, что в Минске это становится модным?

— Сначала появилась возможность и только потом идея. Мы начали думать над формой, обсуждать, во что лучше превратить эту возможность. Я говорю «мы», потому что создавал это место не один, а в команде с партнерами. Почему именно винный бар? Каждый вечер я проводил в «Ў баре» — месте, максимально комфортном для меня. Наблюдал, анализировал, и мне очень хотелось еще больше вот «этого» — той легкости, людей, негромкой музыки, хорошего вина. У меня не было опыта в ресторанном деле, и мыслить об этом в рамках бизнеса было сложно. Я понимал, что SVOBODY.4 не должно стать просто местом, которое будет меня все время материально обогащать, посыпать золотом. Цель была другой.

— Прошло больше года, исходя из полученного опыта, каких ошибок ты хотел бы избежать?

— Весь этот проект — результат многочисленных ошибок, сомнений, компромиссов и ультиматумов. Если бы не было постоянного внутреннего и внешнего конфликтов на этапе создания, может, SVOBODY.4 и не получился бы таким противоречивым и эклектичным. Лично я бросил в этот котел все, чем интересовался и жил на тот момент.

А ошибки необходимы для понимания и развития. Свои я пропустил через себя, и сейчас это мой опыт и конкурентное преимущество.

Никита Шатёр

— В Минске многие предприниматели хотят свой бар или ресторан. Почему? Это же ведь не про большие заработки чаще всего.

— Люди, которые входят в этот бизнес, романтизируют его. Это большой труд, и в последующих проектах ощущается более серьезный и коммерческий подход, а первый, как правило, пронизан любовью. Если говорить обо мне, то я не хотел упиваться статусом владельца ресторана, просто хотел проводить время в хорошем месте, и чтобы другие люди проводили его там вместе со мной. Меня раздражают многие заведения в Минске — их атмосфера, их идеи, принципы, которыми они живут. Хотелось чего-то отличного.

У меня нет большого опыта путешествий, чтобы сравнивать заведения разных стран, но я много времени провел в Италии, и эту итальянскую легкость, граничащую с безалаберностью, я хотел привнести в наш бар. 80 процентов первого состава работников в SVOBODY.4 —люди, которые не работали в ресторанах или барах. Это были мои друзья, люди, с которыми я пел в хоре, учился в одном университете. Я собрал, тех, кто, как мне казалось, может разделить мое отношение к работе и жизни в целом, стать частью чего-то важного. Нам не хватало профессионализма, и мы это не скрывали. Но я знаю ребят, знаю, как они относятся к людям, как общаются. Я не гнался за крутыми барменами и искусными метрдотелями. Ты можешь научиться наливать вино, но относиться к окружающим с искренним уважением и симпатией — это уже с детства, и двухнедельные курсы тут не помогут. Мне часто не хватает подобной  душевности в минских заведениях.

Никогда не останавливайся, никогда не сдавайся и оберегай любовь во всех ее проявлениях — это помогает создавать важные вещи.

— Получается ты тоже из категории минчан, которые говорят, что некуда ходить? Почему при постоянно открывающихся новых заведениях нам все еще «некуда ходить»?

— Я хочу ходить туда, где мне искренне рады, где я буду чувствовать доброту со стороны персонала, этих стен, самого пространства. «Ў бар» такой, например. С его работниками, которые порой слишком прямо смотрят тебе в глаза, но атмосфера у него правильная. Команда SVOBODY.4 — команда супергероев. Они должны успеть спасти мир и одновременно сохранить мир внутри себя. И это чертовски сложно. Твои люди — твое золото, потому что если ты живешь баром, они становятся частью тебя. Эту атмосферу сохранить сложно. В большинстве заведений мы чувствуем себя только клиентами, но мне не нужен пафос и чрезмерная натужная лояльность. Мне нужна душа.

— А как сохранить отношения с партнерами? Случаются ли разногласия?

— Важно, чтобы у вас была одна цель и приблизительно одинаковый уровень человечности. Далее, переходя к бизнес-процессам, важно определиться с территорией, за которую каждый отвечает. Чтобы я не лез на кухню, кухня — в тусовку, а тусовка — в бухгалтерию. Разделить между партнерами сферы влияния, определиться, как мы оцениваем работу и что для нас положительный результат. Когда вас несколько, твои ошибки влияют на других, поэтому надо быть собранней.

Никита Шатёр

— Тебе едва исполнилось 25 лет, когда ты открыл заведение, которое сразу же стало суперпопулярным и успешным. Молодежь знает что-то, чего не знает старшее поколение? В чем ваше преимущество?

— Наверное, мы не боимся рисковать, потому что еще не до конца понимаем последствия. Нам легко бросаться в омут. Мне проще достучаться до людей моего уровня — социального и возрастного, нам друг друга легче понять. У старшего поколения есть этот бесценный опыт и интуиция, у нас же больше запала. Когда я общаюсь с людьми старше меня, вижу, что их глаза не горят так, как у моих ровесников. Вперед выступают другие качества.

— Каковы твои дальнейшие планы?

— Мне пора начинать разграничивать бизнес и мои желания, найти баланс. Последние несколько лет я находился в поиске этого баланса. Мои идеи сложно разделять, я фанатик и идеалист, и часто это не соотносится с понятием бизнеса и быстрой окупаемости. Но я знаю мужчин, которые думают «бизнесом», зарабатывают, но уже не совсем понятно, в чем смысл их жизни и от чего они получают удовольствие. Меня увлекает творческий процесс, а бизнес при правильном подходе является безграничным полем для творчества. Сейчас я знаю, какой коктейль и с какими ингредиентами я хочу создать, и работаю над его воплощением.

hennessy-alert-3

+