О евреях начистоту. Марк Черняк
1 декабря 2016 Интервью

О евреях начистоту. Марк Черняк

+
Быть евреем — что это значит для меня? По большому счету — ничего. Я никогда об этом не задумывался.

chernyak-small

Марк Черняк, совладелец Автодома «Энергия Гмбх»

Отец и мать о еврейской культуре мне не рассказывали. Я родился после войны, которая далась моим родителям очень тяжело. Оба были узниками минского гетто. Маму взяли работать в пекарню, которая находилась сразу за территорией гетто. Однажды, когда она была на работе, в гетто начался погром. Шум, крики, стрельба доносились с той улицы, где жила мамина семья. Вечером, когда она вернулась, не было ни ее матери, ни сестер, ни двухлетней дочки. Спасся только один брат, потому что сумел спрятаться. В один из дней и отец попал в облаву: его вместе с другими запихнули в машину-душегубку. Людей было много, все стояли, прижавшись друг к другу. Отец оказался у самой двери. Там была щель, и ему удавалось дышать воздухом, а не угарным газом. Когда машина остановилась и немец открыл дверь, отец прыгнул, сбил немца с ног, схватил винтовку и убил его. Из машины выскочил второй немец, но отцу удалось прикончить и его. В кузове все люди были мертвы…

Родители чудом остались живы: благодаря папе, который сумел вывести мать из лагеря в партизанский отряд. Отец пришел туда с двумя винтовками и двумя гранатами, и это было целое богатство, так как оружия у партизан практически не было.

Родители чудом остались живы: благодаря папе, который сумел вывести мать из лагеря в партизанский отряд.

Историй об антисемитизме я от родителей не слышал. Мама была членом партии, главным технологом хлебозавода, имела награды. Отец — квалифицированный электрик, всегда пользовался уважением. И я не сталкивался ни раньше, ни теперь с антисемитизмом. В армии я вступил в партию, а после нее 27 лет проработал в Энергонадзоре, начиная с электромонтера и заканчивая должностью руководителя коммунальной инспекции. Был членом райкома комсомола Советского района, председателем группы народного контроля своего предприятия. Потом ушел в бизнес и здесь кое-чего добился. Однако нельзя отрицать, что антисемитизм в советское время был. Это ни для кого не секрет. Такова оказалась политика партии. Но никогда никому из моей семьи не приходилось скрывать свою национальность.

С еврейской культурой меня знакомили родители отца, с которыми мы жили в одном доме. Заключалось это в праздновании национальных праздников: Пасхи, Нового года по еврейскому календарю и других. Это далекое детство я плохо помню.

Я не религиозен и традиций религиозных не соблюдаю. Не приучен к этому с детства, но очень люблю еврейскую кухню.

Играл ли мне на руку тот факт, что я еврей? Наверное, да. Но здесь, я думаю, дело больше в моем характере. Легко схожусь с людьми. Как говорят, я человек коммуникабельный. У меня много знакомых, друзей, приятелей разных национальностей и вероисповеданий. Я очень дружен с отцом Федором (протоиерей Федор Повный, настоятель храма Всех Святых — прим. ред). Это уникальный человек. Кстати, его бабушка спасла во время войны шесть еврейских семей. У меня хорошие друзья в Германии, немцы по национальности, мы часто общаемся. Один из них — профессор Райнер Линднер, автор двух книг о Беларуси, которые изданы на немецком и белорусском языках.

Я не религиозен и традиций религиозных не соблюдаю. Не приучен к этому с детства, но очень люблю еврейскую кухню. Кстати, моя жена отлично готовит такие блюда и особенно фаршированную рыбу.

Почему я не уехал из Беларуси? Я люблю свою страну, люблю Минск. Когда-то многие мои друзья уехали: кто в Израиль, кто в Америку. У меня же никогда не возникало такого желания. Всегда придерживался мнения: там хорошо, где нас нет.

Играл ли мне на руку тот факт, что я еврей? Наверное, да.

Из происходящего в Беларуси очень огорчает то, что часто принимаются законы, которые затем отменяются, дополняются, корректируются. Хотелось бы, чтобы к этому подходили более продуманно, просчитывая наперед, чем закон может обернуться для общества. А радует меня то, что я живу в мирной стране. Потому что нет ничего страшней войны, я по рассказам родителей много об этом знаю. То, что сейчас происходит в мире (и особенно начавшаяся холодная война против России), не может не отразиться на нашей стране и, конечно же, на нас всех.

+