О евреях начистоту. Юрий Зиссер
23 ноября 2016 Интервью

О евреях начистоту. Юрий Зиссер

+
Еврей я или белорус? Я — человек. Если речь о национально-культурной идентичности, то в зависимости от ситуации я бываю и еврей, и белорус, и украинец, и русский, и европеец. Все зависит от контекста.

zisser-small

В детстве родители практически не знакомили меня с еврейской культурой, потому что абсолютно утратили связь с ней. Песни на идише я впервые услышал в 18 лет у друзей, а дома и в школе была чисто русская компания с советской культурой.

В СССР с антисемитизмом я сталкивался постоянно и регулярно. И дразнили, и занижали оценки, и не смог поступить в тот вуз, который хотел. А вот скрывать, что я еврей, не приходилось никогда, да и бессмысленно это было, потому что звучная, необычная для славянского уха фамилия и пятая графа в паспорте всегда выдавали с головой. Тот факт, что я еврей, играл мне на руку разве что при коммуникации с евреями, и то лишь при СССР. Более того, бывало наоборот: жуликоватые евреи пытались втереться ко мне в доверие.

Я советский атеист. Тем не менее, помогаю пожилым прихожанам из общины и иногда захожу в синагогу на праздники. В Израиле я был несколько раз и убежден, что это потрясающая страна, где должен побывать каждый. Но живу я в Беларуси. Почему я должен жить в чужих странах? Мне хорошо дома.

В СССР с антисемитизмом я сталкивался постоянно и регулярно. И дразнили, и занижали оценки, и не смог поступить в тот вуз, который хотел.

Если брать каждого человека в отдельности, то евреи ничем не отличаются от белорусов. Люди всегда и всюду люди, для меня нет разницы. Если говорить про стереотипные представления о евреях, то с пейсами и в черных шляпах ходят только хасиды — это небольшая по численности часть американского еврейства, застрявшая в XIX веке. А хотел бы я, чтобы все белорусы знали, что на протяжении столетий Беларусь была еврейской страной, городки и местечки которой были заселены преимущественно евреями, и это соотношение изменилось лишь в советское время в результате мировых войн и эмиграции. Практически все, что было в белорусских городах к началу ХХ века, построено евреями. Многие здания, включая принадлежавшие еврейским бизнесменам заводы и фабрики, сохранились до сих пор и действуют под известными советскими брендами: завод Кирова, Октябрьской революции, «Кристалл», обойная фабрика и др. А о вкладе белорусских евреев в мировую культуру и технологии и говорить нечего, все вроде знают.

Практически все, что было в белорусских городах к началу ХХ века, построено евреями.

Какие законы в Беларуси я бы ввел, а какие отменил? Ой, для перечисления места в журнале не хватит! Прежде всего, необходима декриминализация законодательства, чтобы не представляющий общественной опасности нарушитель не мог попасть в тюрьму. Процент сидельцев в тюрьмах у нас один из самых высоких в мире, а толку мало. Наши законодатели не знают мировой статистики по разным странам о том, что строгость наказания на частоту совершения преступлений не влияет. Крупнейшие криминологи мира объясняют это иррациональным поведением преступника: рассуждая рационально, с учетом последствий, он бы никогда не пошел на преступление. Но еще большая проблема у нас — использование законодательства для поиска блох и высасывания преступлений из пальца там, где их нет. Зато есть какие-то чисто формальные нарушения, никому не принесшие ущерба, и назначение публичных показательных экзекуций в виде немыслимых тюремных сроков, больших, чем за убийство, не соотносящихся ни с тяжестью правонарушения, ни с общественной опасностью. Такие случаи подрывают у граждан веру в закон и  в государство и заставляют многих белорусов эмигрировать. Но на вопрос, проще ли было жить раньше, могу ответить — о нет, назад я не хочу!

Меня радует относительное примирение Беларуси с Западом и наметки на появление здравого смысла в правительстве, выразившееся в грядущем смягчении визового режима и возможной либерализации экономики. Растет частный бизнес. Множество стартап-мероприятий ведет к изменению менталитета белорусов от постоянного нытья к оптимистическому конструктивному настроению и, в конечном итоге, улучшению атмосферы в стране. Огорчает слишком медленный прогресс. А в мировом масштабе расстраивает рост терроризма и его последствий, а также государственный антисемитизм многих правительств, замаскированный под правозащитную и гуманитарную деятельность.

Что для меня значит быть евреем? Быть собой.

+