Лана Дель Рей: «Мы снова потеряли ту свободу, которую исследовали в 60-х»
18 августа 2014 Интервью

Лана Дель Рей: «Мы снова потеряли ту свободу, которую исследовали в 60-х»

+

На концерте Ланы Дель Рей прошлым летом «Большой» провел около шести песен и убежал по делам. И только потом понял, что был неправ. Распробовав тягучий Ланин голос, проникшись ее эстетикой, теперь, кажется, готов идти за ней как змея за дудкой. Правда, срывая по дороге венки с голов послушниц.

КТО: королева современного декаданса
ПОЧЕМУ: все чувственное нам не чуждо
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Счастье — это не состояние покоя, это действие»

«Посвятить свою жизнь людям — вот дорога к счастью»

 

— Лана, ты выступала на свадьбе Ким и Канье. Каково это — чувствовать себя частью такой масштабной свадебной церемонии?

— Это было здорово. Я большая фанатка Канье, он очень талантливый человек. И искренне рада тому, что они считают свой союз чем-то удивительным. Когда Канье захотел, чтобы я приехала и спела, чтобы удивить Ким, я сразу согласилась. Мы полетели из Канн в Версаль, и это полностью соответствовало моим ожиданиям. Это же Версаль! (Смеется.)

— В твоих песнях чувствуется столько ностальгии, грусти и усталости от мира. Почему счастье — такая сложная цель, учитывая, что как человек ты кажешься довольно счастливой?

— Я еще не нашла легкий путь к счастью. Последний раз я чувствовала себя спокойно много лет назад… Это мой подход к жизни: поиск дороги к счастью. Конечно, есть моменты искренней радости, но они обычно не длятся долго. Счастье — это не статичное состояние, это момент. Таково древнегреческое определение. Это не состояние покоя, это действие.

— Как ты пытаешься достичь этого счастья?

— Я стараюсь быть терпеливой, окружать себя любимыми людьми, быть щедрой и искать спокойствия. На самом деле я поняла, что решение посвятить свою жизнь другим людям — настоящая дорога к счастью.

 

02_b

 

— Раньше ты много говорила о вере в альтернативные способы жизни. Что ты имеешь в виду?

— Моя жизнь прошла через много стадий, в основном переходных. Но я не считаю себя радикальным человеком, провокатором — я люблю многие традиционные вещи. Тем не менее верю в альтернативный образ жизни и альтернативный подход к отношениям. Мне кажется, мы снова потеряли ту культурную и личную свободу, которую исследовали в 60-х, когда люди говорили о новом понимании свободы. Это гораздо интереснее, чем та свобода, о которой мы рассуждаем сегодня.

— Ты все еще интересуешься философией?

— Да. Еще я изучала теологию, потому что ходила в школу, где философию преподавали иезуиты. Я была потрясена вопросом: «Почему мы существуем?» И получала удовольствие, думая об этом и обсуждая с другими людьми главные вопросы мироздания — почему мы есть и какое значение можем найти в жизни.

— А какие у тебя отношения с религией?

— Я ходила в католическую школу Святой Агнес, и мне нравилось посещать церковь. Меня очень интересовала идея божественного замысла и того, что в мире есть что-то большее, чем человек. Мой взгляд на религию отличается от обычного католического мировоззрения, но мне уютно чувствовать, что в духовном плане за мной кто-то присматривает.

 

kinopoisk.ru

 

— Давай поговорим о твоем новом альбоме. Откуда взялось название «Ultraviolence»?

— Я придумала название еще до того, как начала писать песни для альбома. Мне нравится идея использовать всего одно слово, в этом есть простота и элегантность. Я размышляла о цветах, и, поскольку люблю синие и фиолетовые оттенки, сразу подумала об ультрафиолете. Это была основа, в итоге все получилось немного по-другому (улыбается). Ультра — приятный звук, который полностью противоречит идее насилия. Это в определенном смысле отражает те противоречия, которые я нахожу в себе. Суть в том, что я хороший человек, но на протяжении последних четырех лет в моей жизни было и насилие.

— Что вдохновило тебя на музыку в альбоме?

— Я проводила много времени, разъезжая по побережью в одиночестве и размышляя. На самом деле я ничего не писала до прошлой зимы, пока была в Нью-Йорке. Я ездила на старом кабриолете Mercedes по городу, мерзла и много думала о своей музыке.

Сейчас я живу в Лос-Анджелесе. Я часто сижу на пляже в машине (чтобы ко мне не подходили люди). Но все равно не выходит, потому что в машине нет крыши (смеется). После 11.30 утра в Лос-Анджелесе очень здорово ездить по бульвару Сансет в направлении океана — на улицах почти никого нет, и я чувствую себя словно в своем маленьком мире.

— Что ты думаешь о том, каким получился твой альбом?

— Во-первых, я по-настоящему влюблена в него. Я начала работать над этой пластинкой в студии Electric Lady в Нью-Йорке. Однажды в клубе случайно встретила Дэна Ауэрбаха. Он послушал запись, и она ему понравилась, но Дэн посчитал, что это звучит слишком в духе классического рока. Однако когда я сказала ему, что у меня была идея объединить дух западного побережья и культуру андеграундного джаза, Дэн предложил помочь.

 

Та культурная и личная свобода, которую исследовали в 60-х, интереснее, чем та свобода, о которой мы рассуждаем сегодня

 

— Как бы ты описала звучание песни «West Coast»?

— Когда я познакомилась с Дэном, ему очень понравилось, как в «West Coast» в припевах звучат эти половинные музыкальные фразы. Он называл это «наркотический свинг», и это хорошее описание. В этой песне чувствуется не только влияние поздних 70-х, но и кивок в сторону синтезаторного звука западного побережья 90-х.

— Чем жизнь в Нью-Йорке отличается от жизни в Лос-Анджелесе?

— Для меня поездка в Лос-Анджелес была чем-то вроде побега, и меня поразило, насколько там все повседневно. Мне нравится плавать, нравится ходить на пляж каждый день. Я провожу много времени, просто катаясь вдоль побережья и слушая музыку. Я люблю слушать саундтреки из таких фильмов, как «Красота по-американски», «Крестный отец», «Лицо со шрамом». Но в то же время мне нравится гранж — Марк Ланеган, «Нирвана». Джаз: Чет Бейкер, Нина Симон, Билли Холидей. Еще Боб Дилан и все музыканты того времени.

Я довольно ночное создание и пишу только ночью, часто на улице и с разными шумами на фоне. Это может быть радио или телевизор. Когда пишу, я прикуриваю одну сигарету от другой и пью кофе… Очень много кофе!

 

kinopoisk.ru

 

— Что ты можешь рассказать о ранних музыкальных воспоминаниях?

— Я помню, в 15 или 16 лет меня отправили в школу Кент, частное учебное заведение в Коннектикуте, чтобы я могла бороться с алкоголизмом. Там был очень молодой учитель, Джин Кэмпбелл, который познакомил меня с хип-хопом… На протяжении следующих нескольких лет, особенно после того, как я переехала в Нью-Йорк, было сложное время, но очень полезное для творчества. Многое из того, что я написала за последние годы, отсылает к тем ощущениям, связанным с алкоголем, — тогда я какое-то время чувствовала себя хорошо, после чего алкоголь перестал приносить радость и стал чем-то очень разрушительным.

— Курение помогает тебе расслабиться?

— Курение помогает успокоиться. Когда я хочу успокоиться, я курю сигарету за сигаретой. Это особенно помогает до, после и во время выступления.

— В твоей жизни и работе были взлеты и падения, и недавно тебе удалось добиться огромного успеха. Какое из недавних воспоминаний ты можешь назвать самым необычным?

— Это случилось в Лондоне. Я даже вызвала 911, но потом вспомнила, что в Лондоне этот номер не работает! (Смеется.) В то время я не знала, что в Лондоне нельзя звонить 911 (лондонский номер — 999). Я думала, что увидела что-то странное, похожее на призрак, когда была в гостях у друга. Я могла поклясться перед Богом, что видела трех привидений над Кингсленд-роуд. Потом я узнала, что это свет, поднимающийся от китайских фонариков, которые люди зажигают летом. Это было очень глупо.

 

Автор:
  • Вероника Паркер
Перевод:
  • Станислав Долинский
+