Разработчики приложения MSQRD Евгений Невгень и Сергей Гончар
21 апреля 2016 Интервью

Разработчики приложения MSQRD Евгений Невгень и Сергей Гончар

+

Маски в сторону! «Большой» знакомит вас с героями не только нашей обложки, но и белорусской действительности — создателями приложения MSQRD Евгением Невгенем и Сергеем Гончаром. «А где третий, Евгений Затепякин?» — спросят самые бдительные из вас. Пакует чемоданы в Лондон!

КТО: создатели первого белорусского приложения, которое купил Facebook
ПОЧЕМУ: мы полны гордости
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Вы же знаете, у нас есть пользователи, которые с помощью MSQRD кормят детей?»

— Когда мы договаривались о встрече, вы пожаловались, что в последнее время у вас мало времени для работы: слишком часто приходится давать интервью…
Евгений: Да, если честно, мы уже злимся. Только по выходным успеваем работать, и то — с вами встретились в воскресенье.

— Во всех интервью вы поправляете тех, кто описывает успех MSQRD как историю Золушки: мол, собрались ребята и за 48 часов все сделали. В стартапах в принципе такая история возможна?
Евгений: Да, но если человек к этому не готов, поддержать и развить проект он не сможет.
Сергей: На самом деле у MSQRD все действительно шло гладко. Но потому, что каждый человек в команде знал, что делать.
Евгений: Да, у Сереги, например, большой опыт работы с графическими движками. Мобильные приложения ты тоже уже писал. Наш партнер Евгений Затепякин — мировая звезда в области компьютерного зрения и машинного обучения. Ментор Юрий Гурский отлично разбирается в маркетинге мобильных приложений. Николай Давыдов и Михаил Тавер из фонда Gagarin Capital помогали нам вести переговоры. Это был большой механизм, все части которого сработали на отлично — отсюда результат.

MSQRD Евгений Невгень и Сергей Гончар

— Когда намечен ваш переезд в Лондон?
Евгений: Думаю, в течение двух месяцев.

— Уезжать из Беларуси вы не хотели и даже предлагали Facebook открыть офис здесь. Почему? Можно было бы думать только о своей карьере…
Сергей: Ну, во-первых, Женя в Беларуси довольно известный молодой бизнесмен. И он горит развитием IT в Беларуси. Привести к нам Facebook — это было бы просто вау!
Евгений: Дело в том, что в IT карьера — это не карьера одного человека. Нашу команду мы собирали из тех людей, которых знали лично. И дальше будем работать с ними. Так что развитие IT-комьюнити приносит пользу всем.
Сергей: В Минске каждый друг другу помогает: общаться, обмениваться контактами — это обычная ситуация.

— Одним из ваших главных требований при разговоре с Facebook было следующее: ваше приложение должно продолжить существование. Почему? Вы же сделали программу, продали ее. Можно остановиться.
Евгений: Мы делали не программу на продажу — мы работали над собственным продуктом. MSQRD — наше детище, и объединение усилий с Facebook — следующий шаг в развитии проекта, чтобы двигаться быстрее и донести наши идеи до большей аудитории.

Объединение с Facebook принесло нам много ограничений. Мы должны быть политкорректными, соблюдать все эти расовые штуки

— Но если в Facebook появятся те же фильтры и маски, необходимость в MSQRD как отдельном приложении отпадет. Правильно?
Сергей: Маски у MSQRD, скорее всего, будут уникальными, чтобы не было «масочной тавтологии». Приложение станет платформой для экспериментов. И вы же знаете, у нас есть пользователи, которые с помощью MSQRD кормят детей? Ребенок залипает, например, в маску тигра — а мама в это время ложку с кашей ему в рот. Разве мы можем просто так закрыть этот проект? У нас 35 миллионов пользователей.
Евгений: Больше!
Сергей: Да? Я вчера смотрел, тридцать пять было.
Евгений: Добавлю, что приложение MSQRD изначально задумывалось не только для того, чтобы делать рожицы и отправлять друзьям. Как в принципе появилась идея? Мы размышляли о том, что в будущем люди станут больше общаться с помощью видео. В нем очень не хватает смайлов и стикеров, то есть возможности подчеркнуть эмоции. Наш следующий шаг: приложение станет больше серьезным, чем прикольным.

Кто еще покупал белорусские IT-компании?
Компанию Viaden Media, офис которой находится в Минске, купил израильский миллиардер Тедди Саги, основатель Playtech. Предполагаемая сумма сделки — 95 млн евро.
Компанию Viber Media, один из центров разработки которой располагался в Беларуси, купил японский интернет-гигант Rakuten. Сумма сделки составила 900 млн долларов.
Картографический сервис Maps.me, центр разработки которого находился в Минске, приобрела Mail.Ru Group. По оценкам, покупка обошлась в 10–20 млн долларов.

— Какая ваша любимая маска в «Маскараде»?
Евгений: Бьющие из глаз лазеры!
Сергей: Для меня каждая маска дорога. Я в них отлично выгляжу.

— А какая самая популярная маска в Беларуси? Только не говорите, что Сталин, как в СНГ.
Евгений: Нет, маска Сталина уже давно непопулярна. Людям все время нужны новые маски.

MSQRD Евгений Невгень и Сергей Гончар

— Почему из приложения убрали маску Обамы?
Евгений: Дело в том, что объединение с Facebook принесло нам много ограничений. Мы должны быть политкорректными, соблюдать все эти расовые штуки. Например, нам посоветовали убрать маску индейца с перьями на голове. Come on! Неужели это был расизм? Из Беларуси нам казалось, что просто забавная маска. Но американцы к таким вещам относятся очень трепетно. Маска Snoop Dogg тоже оказалась неподходящей, ведь кто-то мог написать: «Белые прикалываются, надевая маску черного».
Сергей: Но ведь мы всегда использовали только образ и никакой своей маской не хотели никого оскорбить.
Евгений: И никогда не видели, чтобы это делали наши пользователи.

Очень много просьб от русских пользователей: например, хотели маску Стаса Михайлова

— Вы говорили, что обрабатываете много пожеланий от пользователей насчет масок. Какое было самым странным?
Евгений: Обычно просят сделать маски героев фильмов, мультиков, комиксов. Очень много просьб от русских пользователей: например, хотели маску Стаса Михайлова.
Сергей: Поначалу мы даже вели рейтинг! (Показывает на телефоне таблицу — Прим. «Большого».)

— На первом месте — персонажи «Звездных войн», а дальше… Тимати, Высоцкий, Безруков. Как вам кажется, какую маску из этих трех стоило бы сделать?
Сергей: Ну… Никакую.

— В одном из интервью вы говорили, что не платили за маркетинг, а звезды, которым писали, не захотели прорекламировать MSQRD. Кто это был?
Евгений: Сейчас мы понимаем тех звезд, которым отправляли запросы. После сделки с Facebook нам пришло столько писем, что ответить всем оказалось невозможно чисто физически. Было наивно думать, что звезды прочитают наше письмо. Те, с кем нам действительно удалось связаться, — Милла Йовович и Роберт Дауни-младший.
Сергей: Но потом мы перестали писать звездам. Заметили, что видео и фото с MSQRD и так постят те, кому мы не пишем.

— А кто из звезд вас больше всего удивил?
Сергей: Недавно ребята из «Сверхъестественного» запостили.
Евгений: Интересная история была с Тимати. Как-то перед сном переписывались с командой в чате: «Кажется, MSQRD запостили все, кто только мог! Остался один Тимати». Просыпаемся утром — Тимати опубликовал.
Но круче всего было, когда видео MSQRD запостила Кара Делевинь. До того дня я даже не знал, кто это. Но когда посмотрел, сколько у нее подписчиков и какой прирост у нас в App Store, — пффф!

MSQRD Евгений Невгень и Сергей Гончар

— Значит, вы одни из немногих людей, которые узнали о Каре Делевинь позже, чем она о вас.
Евгений: Тоже хороший заголовок.
Сергей: На самом деле Кара нас просто в космос отправила. Представляете, она проснулась, почистила зубы, между прочего сняла пару видосов и поехала в магазин — а у нас тут такое творится!

MSQRD Евгений Невгень и Сергей Гончар

— Как вы относитесь к тому, что на всех фриланс-сайтах мира сотни объявлений типа «Собираем команду, чтобы сделать клон MSQRD»?
Евгений: Да, их мы видим с тех пор, как вышли в топ в России. Это нормально.

— Клонировать MSQRD возможно?
Евгений: Программисты все могут. Вопрос только в том, сколько на это понадобится времени.
Сергей: По нашим оценкам, у средней команды ушло бы больше года. Впрочем, если бы за дело взялся доктор наук…
Евгений: Дело не в докторе наук, а в подводных камнях, которые будут появляться постоянно. Двигаешься методом проб и ошибок. Нам очень повезло, что у нашего партнера Евгения Затепякина такой большой опыт.

— Если говорить об этой уникальной технологии, которая у вас есть благодаря Евгению, принципиально ли вам, для чего она будет использоваться? Распознавание лиц в принципе страшная штука: в крутых боевиках с помощью уличных камер наблюдения ФБР за минуту кого угодно находит.
Евгений: Нет, мы занимаемся не распознаванием лиц, а трекингом. Это максимум распознавание эмоций. Технология может пригодиться ФБР, только если они захотят сделать приложение со смешными рожицами.
Сергей: Точно! Будут шифроваться: собака вызывает утку.

MSQRD Евгений Невгень и Сергей Гончар

— С делегацией Facebook вы недавно были в ПВТ. В пресс-релизе осталось только сухое: «Члены делегации были приятно удивлены достигнутым в Беларуси уровнем развития информационно-коммуникационных технологий». Чем именно они были удивлены?
Евгений: Например, они не знали, что в Беларуси есть офис Fitbit, это же чисто американская компания. А лично меня поразило, насколько Валерий Цепкало (директор ПВТ. — Прим. «Большого») хорошо говорит по-английски.

За какими еще стартапами нужно следить?
Juno — новый стартап основателей Viber. Онлайн-сервис по заказу такси обещает стать конкурентом Uber. Запускается он в Нью-Йорке, а делается в том числе и в Беларуси.

— И последний вопрос: как вам кажется, каким будет цифровое общение через пятнадцать лет?
Евгений: А что пятнадцать лет назад было?
Сергей: Мне исполнилось восемь. Я в футбол гонял у бабушки в деревне. Было клево.
Евгений: А я еще в это время интернета не видел.
Сергей: Ну а в будущем… Мне кажется, цифровое общение будет связано с искусственным интеллектом и виртуальной реальностью.
Евгений: Не исключено, что разговаривать мы будет не друг с другом, а с нашими 3D-моделями. Да, так: два аватара будут разговаривать в виртуальном пространстве.

+