Сергей Михалок: «Мы — антигопота»
26 января 2015 Интервью

Сергей Михалок: «Мы — антигопота»

+

«Большой» долго пытался поговорить с Сергеем Михалком, худруком группы Brutto. Наконец нам это удалось. И многое стало понятно.

КТО: железный Михалок
ПОЧЕМУ: самый обсуждаемый белорусский музыкант
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Мы кидаем творческие бомбы, а толпа снобов сходит с ума от ненависти к в общем-то достаточно милой группе ребят. Наша агрессия — декоративная»

BRUTTO__BAND___promo-2014__03

— Как Brutto будет зарабатывать? Вряд ли проект станет приносить много денег.
— Наша монетизация — в концертной деятельности. Если «Ляпис Трубецкой» был отчасти театрализованным проектом, то Brutto — огромная мануфактура. Когда мы делали фотографии всего массива группы, там не было ни одного случайного человека. Более того, на снимках запечатлены далеко не все.

— Если перечислять, чем будет заниматься эта мануфактура?
— В первую очередь это — концертирующий коллектив. Я бы хотел превратить Brutto в своего рода аналог Cirque du Soleil. Вижу это так: мы приезжаем на своих машинах в условный город, арендуем там какую-нибудь поляну, ставим шатер и звоним в колокола.

— Что будет показывать это шапито?
— Концертно-театрализованную программу. Простая, доступная, громкая музыка. Песни, видеоинсталляции. Сладкая протеиновая вата, леденцы с глюкогеном. На шоу Brutto вполне уместно выступление в антракте лилипутов с голубями. Или великанов с дрессированными пони. Мы не культивируем стандартный архетип человека.

На шоу Brutto уместно выступление в антракте лилипутов с голубями. Мы не культивируем стандартный архетип человека

— Сколько людей в Brutto готовы тратить жизнь на разъезды с бродячим цирком?
— Все готовы. Когда мы — еще с «Ляписами» — ездили весной в тур, я уже звал с собой ребят. И Гурков, и Бразил ездили. Мы тренировались, присмат­ривались друг к другу в дороге. Ведь дорога — это особый вид жизнедеятельности, потому что люди в городе могут быть хорошими друзьями, а в дороге будут ненавидеть друг друга. И примеров тому в истории много! Те же Depeche Mode — в дороге живут все на разных этажах. Или Rolling Stones, у которых даже выходы на сцену отдельные. Так вот, мы вглядывались друг в друга, проводили своего рода аттестацию. Ребята смотрели, по нраву ли им такая жизнь.

— Вам не кажется, что у Brutto слишком узкая ниша? Музыка для качков, которые любят музыку?
— Можно прийти на телеканал «Дождь» в «Красный Октябрь» и увидеть там хипстерский боксерский зал. В парке Горького толпами занимаются коллективной йогой и бегают трусцой самые модные и прогрессивные москвичи. Как говорят сейчас мои знакомые имиджмейкеры, здоровый образ жизни — это тренд. Поэтому то, что мы культивируем сейчас, дойдет до Минска через 2–3 года.
Наши первые два клипа — исключительно о здоровом образе жизни. Но это обманка. На самом деле мы пропагандируем Свободный Образ Жизни. В спортзале ты можешь встретить разных людей: и директора фирмы, и студента, и неформала.
И поэтому то, чем занимается Brutto, предназначено для широкой и разнообразной аудитории.

— В вашу творческую группу может попасть человек с животиком?
— У нас есть и такие люди. Есть люди, которые курят. Есть те, которые иногда выпивают. А есть веганы, стрейтэйджеры или как я — действующие алкоголики, для которых спорт стал единственным способом побороть своих бесов и вернуться к нормальной жизни.
Я понимаю, что все, что мы делаем, как говорит мой знакомый врач-андролог, — сдвиг парадигмы. Мы утверждаем, что известным музыкантом и артистом может стать человек, который до этого 20 лет
занимался спортом. Или, наоборот, поэт, пьянчужка, завсегдатай богемных тусовок может стать атлетом и заядлым спортсменом, не потеряв при этом своего творческого заряда. И почему-то этот древнегреческий постулат в наши дни вызвал такую ярость.
Так вышло, что своим появлением, реализацией своих мечтаний мы разбиваем чужие мечты. Кто-то слушает правильный рок, репетирует целыми днями пассажи на гитарах, хочет создать свою группу, найти продюсера, попасть на телеканалы, давать концерты.

BRUTTO__BAND___promo-2014__Sergio

Кто-то — занимается спортом.
И простых «троечников» — миллионы, а скоро будут миллиарды. Настоящих победителей — единицы. Мы показали, что можно победить, только сделав такой большой сплав, коллектив.
Я старый и опытный. Выживший из ума, но выживший в физическом плане, в отличие от некоторых моих коллег. Плюс: я с молодыми ребятами, жадными до почета, успеха, радостей жизни. Мы собираемся в своего рода группировку и создаем альбомы, музыку, снимаем клипы, даем концерты… И только такой коллективный взаимодополняющий труд может вызвать огромный общественный резонанс и принести настоящий успех.

— А это станет популярно?
— Ты думаешь, если мы завтра развесим по городу афиши, то не соберем Минск-Арену? Ты в этом сомневаешься? Да тупо на лажающих по нотам «поющих гантелей» придет посмотреть толпа минских снобов и циников. Но и влюбленных в нас тоже хватает.

— Был такой потрясающий человек Сергей Курехин, но широкие массы о нем узнали только после того, как он выдвинул тезис, что Ленин — это гриб. Пока что Brutto в массовом сознании нет. Все так же бухают, курят и слушают шансон.
— Повторюсь, мы не ЗОЖ, мы — СОЖ. Мы пропагандируем свободный образ жизни.
Но если ты касаешься таких серьезных вещей, то смотри. Я нас вижу как неофутуристов. Плакаты Маяковского конца 20-х годов. Простые, четкие фразы. Моя формула такая: глаза видят, мозг не верит, губы повторяют. Когда Brutto станет модным, то многие неосознанно, тупо следуя моде, полезут на брусья, чтобы не отставать от корешей.

BRUTTO-1

Brutto — это, конечно же, пафос эпатажа, бунтарская идея, вызов. Громаднейший вы*бон. Мы яркие своей плакатностью.
И да, мы работаем на потребу толпы. Это не камерное и не элитарное искусство. Это Мейерхольд и Рифеншталь.
Я не Мисима, я не собираюсь в 45 лет делать харакири. Я хочу жить долго и счастливо, и Brutto — это рецепт продления жизни, хотя бы для меня одного. А это уже маленькая победа.

— Я в проекте Brutto вижу условную борьбу с самим собой, с привычками. Что нужно стать спартанцем, чтобы быть чистым. Раньше у «Ляписа» была какая-то политическая повестка — иначе некоторые песни не стали бы гимном тех, кто воевал против системы. В проекте Brutto такого нет.
— Хочу сказать тебе одну вещь. Я знаю, как бороться с системой. Тактика партизанской борьбы есть в фильме «Матрица», есть в сказке про Чиполлино, она описана даже в «Википедии». Но я знаю и то, как системе бороться со своими противниками. Один из основных методов борьбы системы с противниками — их идентификация. Поэтому, ответив на твой вопрос, я себя идентифицирую. Поэтому мне, как человеку тщеславному, понтовому, больному гордыней, очень хочется тебе все рассказать. Только немного ссыкотно. Но ладно, скажу, почему моя задумка круче «Ляписа Трубецкого» в тысячу раз.
Давай метафорой, чтобы долбо*бы не поняли. Когда большой партизанский отряд обрастает свои повозками, свиньями, курами, когда горят тысячи костров и все машут флагами, то твое партизанское со­единение легко вычислить, выкурить из леса бомбардировкой в чистое поле, достать пару танков — и е*нуть по вам прямой наводкой. И вам пи*дец.

Все это превращалось в народную белорусскую забаву: троллить «Ляписа Трубецкого» и ехать на него же

«Ляпис Трубецкой» как партизанское отделение так разрослось, что оказалось небоеспособно. Это стало неуправляемой организацией. Я превратился в заложника людей, для которых праздник — раз в год съездить на концерт в Вильнюс. То есть я должен 30 лет делать этот концерт, чтобы tut.by его рекламировал, чтобы там все об*ирали эти заторы на дорогах. Все это превращалось в народную белорусскую забаву: троллить «Ляписа Трубецкого» и ехать на него же. Мы стали декоративным народным шутовским революционным отрядом. И со стороны настоящих змагаров к нам претензий было не меньше, чем от системных троллей. С коммерческой точки зрения это был, конечно, perpetuum mobile, и я бы мог еще десять лет, как по накатанной, как по лекалу, разыгрывать этот сценарий. Но я уже говорил, что «Ляпис» как идея, как театр мне надоел лет пять назад. А вот Brutto, старик, это пи*дец как захватывает.

— Brutto можно заказать на корпоратив?
— Сто процентов! Тебе как первому — скидос.

— Сколько стоит?
— Нужно договариваться. Корпоративы позволяют музыкантам зарабатывать деньги на хорошие инструменты, крутые видеоклипы, на поездки на андеграундные фестивали, у которых нет денег даже на то, чтобы оплатить артистам переезд. Кстати, до альбома «Веселые картинки» билетные концерты не окупали затрат «Ляписа Трубецкого». Корпоративы помогли «Ляпису» в том числе реализоваться в своей концепции.
Я отношусь трепетно и бережно к своей профессии. Гаер, площадной артист — необязательно идиот. И если к нему подойдет купец и предложит выступить у себя в хоромах для челяди и родни, он согласится. Чем я предаю свою профессию? Ничем. Например, «ДДТ» говорят: «Мы не будем петь перед жующей публикой». И что?
Я не мониторю тех, кто приходит на мои концерты. Я не Петр с ключами у ворот, я не могу стоять до концерта и следить, кто туда приходит. Мне важно, какими они после концерта выходят. И вообще, музыкант, который брезгует корпоративами, он либо тупица, либо миллионер.

BRUTTO-3

— По поводу вашей публики. У нас есть хорошая девушка, шеф-редактор Женя Сугак. «Ляписы» для нее — максимально нормальная музыка, но потом мы послушали альбом Brutto и поделились мнениями. Она спросила: «Михалок издевается? Он совсем не думает о слушателях?» Что можно посоветовать Жене, чтобы она приняла проект?
— Все мои действия по закрытию группы «Ляпис Трубецкой» были озвучены публично. Я не принадлежу девочке Жене. Это то, почему я закрыл этот проект, и я это уже говорил. Я почувствовал, что принадлежу девочке Жене, мальчику Жене — всем!
Я не их собственность. Я не хочу все время реализовывать чьи-то мечты. У меня своя тактика. И я создаю творческие прецеденты. В «Ляписе Трубецком» я уже занимался самоповторами. Уверен, что девочка Женя говорила про альбом «Культпросвет»: «Где-то я это уже слышала». Про альбом «Рабкор»: «Ну, это уже совсем слабо». Про ту же «Матрешку»: «Ну, тут песни уже веселее».

— Нет, она не говорила, а просто слушала.
— Так пусть и дальше слушает! Что ей мешает?

— Для нее Brutto… не то чтобы слишком примитивен, но прямолинеен. Меньше поэзии.
— У меня и моей банды была такая задача: в первые несколько месяцев отсечь всех слабых. Тех, кто видел в «Ляписе» все искусство мира. Кто видел «Ляписа» как аналогию с «Улиссом» Джойса, в котором объединен весь рок-н-ролл и попс — от «Я верю» до «Розочки». И в этой огромной «ляписовской» жопе я уже растерялся. Спроси у девочки Жени, какой следующий альбом должен был бы быть, чтобы она его слушала?

Мне нужен был разрыв, надо было посмотреть, кто из фанатов пойдет за мной, а кто поверит, что я е*нулся, и поднимет дикий ор

— Она не знает.
— Никакой! Это цугцванг — любой следующий шаг ухудшал бы позицию. Я и так в «Ляписе» шел на ухудшение. Почему я все время говорю о себе? Потому что «Ляпис» — это я. А Brutto — это мы. Я устал, когда все мое. Поэтому и «Ляписы» были такими противоречивыми.
Моя мама меня спросила, что ей найти в новом проекте. Я ей говорю: выключай звук, вспоминай молодость в стройотрядах и смотри на крепких ребят. А песен, мамочка, для тебя здесь нет.
Мне нужен был разрыв, надо было посмотреть, кто из фанатов пойдет за мной, а кто поверит, что я е*нулся, и поднимет дикий ор. Мне надо было сделать выбор. И я выбрал тех, кому ближе Brutto. Даже, может быть, поэтому я расстался со всей командой «Ляписов». С Колмыковым, с Бергером, с Пашей, с Ирой — короче, со всем штабом Lyapis Crew. Мне важно было ощутить себя одиноким и незащищенным опытными и проверенными шоу-бизнес-партнерами. Если я поставил на молодых и дерзких, то и надо доверять дзен-буддистским алогичным рывкам. Хотя многие, даже ты, подозревают нас в корпоративном сговоре. Нет, это не так. Мы даже не общаемся.
Есть песни «Ляписов», которые мы будем исполнять на концертах Brutto. Например, в моем представлении «Железный» звучит как кавер «Ляписов» на группу Brutto, а теперь она будет звучать так, как и должна. Четкая, емкая и без дудок, конечно. Без этого налета ска.

— Праздника не будет?
— Будет. Но не корпоративный Новый год, а корпоративный день физкультурника.

— Есть представление, какими будут следующие альбомы?
— Ну ты и вопросы задаешь. Я делаю ход и жду ответа. Я играю достаточно сложную партию.

BRUTTO__BAND___promo-2014__Gorkou

— Не страшно, что вокруг Brutto появится своеобразная армия «Алисы»? Что в итоге вокруг Brutto появятся такие же люди?
— Очень хочется. Но главная беда армии «Алисы» — что это армия Кинчева. А Кинчев зависим от православных отцов. Армия «Ляписа» — армия Михалка. А вот армия Brutto — это уже не армия Михалка, здесь есть много ребят, с которых можно брать пример. Меня пацаны самого строят иногда.

— Пять последних идей Михалка, которые были задушены ребятами в проекте?
— Например, я снял передачу «Доброе Brutto», смешную. А мне Топор сказал: «Нет, это снова «Ляписы», это снова «Саша и Сережа», это не Brutto. И я эту передачу закрыл. Или звук проекта — это коллективная работа. Видеоинсталляции, например, я полностью доверяю Давыдовскому, я вообще в это не лезу. Весь мерч в руках Антохи Азизбекяна, нашего продюсера.
А интернет контролирует братва из магазина Second Base. Прикинь, мой проект контролирует мой сын с корешами. И я ручки вверх.
И еще. Чтобы сделать такой понт, как Brutto, я бы один испугался. Я ведь не такой отважный, как из себя корчу. Но сейчас рядом со мной есть реально могучие люди, трушные. И они меня бодрят, учат! Говорят: «Молчи, ты старый» — и объясняют, что к чему.

Первое: борьба с конкурентами. Они у нас — Беларуськалий, «Милавица», Apple, «Реал Мадрид», «20-й век фокс».

— А как стать членом группы?
— Нужно пройти инициацию, обряд. Он состоит из нескольких вещей: выдержать драку с зеленым карликом под мостом, драку с гоблином Оглоблей, перейти огненный ручей и выпить воды соблазна и искушения. После этого остаться верным своему желанию войти в группу. И еще, конечно, сделать татуировку. Кто не сделал себе тату «Brutto» — тот идет на х*й. Кто побоится изменить свое тело — тот побоится изменить и свой мозг. Такие вот правила.

— Давайте тогда еще раз проговорим будущее Brutto.
— Первое: борьба с конкурентами. Они у нас — Беларуськалий, «Милавица», Apple, «Реал Мадрид», «20-й век фокс». Второе: плотный гастрольный график. Тысячи концертов более чем в 50 странах мира. Третье: мерч, спортзалы, персональные тренировки, мастер-классы, храмы и тотальное поклонение.

— Я, например, послушал Brutto раз, два — не пошло. Утром включил, начал отжиматься — хорошо идет, отличная музыка для тренировок. Но на два утра меня хватило, а на третье — все.
— Ну, весной будешь отжиматься снова. Когда мы третий альбом выпустим. Не понимаю, почему к нам столько «предъяв». Мы не душегубы, не каратели, не работорговцы, не содержатели притонов и не пушеры. На нас нету печати сатаны. Мы несколько хороших парней, которые весело и остроумно ху*рят революцию сознания. Мы кидаем творческие бомбы, а толпа снобов сходит с ума от ненависти к в общем-то достаточно милой группе ребят. Наша агрессия — декоративная. Мы не гопота. Мы — антигопота. Улыбнитесь нам, и, возможно, ваши зубы останутся целы. Шучу. Мне кажется, те, кто п*здит на Brutto, просто хотят быть в Brutto.

BRUTTO-2

Фото:
  • Андрей Давыдовский
+