Стартапер Кирилл Чикеюк: «Стартап подразумевает, что бизнес-модель меняется каждый день»
24 августа 2015 Интервью

Стартапер Кирилл Чикеюк: «Стартап подразумевает, что бизнес-модель меняется каждый день»

+

«Большой» поговорил с одним из создателей проекта Kino-mo, чтобы узнать, как парни из Бреста сумели покорить один из самых популярных в Британии конкурсов для стартаперов и обаять владельца Virgin Group Ричарда Брэнсона.

КТО: Стартапер из Беларуси, выигравший £150 000 в британском конкурсе Pitch to Rich
ПОЧЕМУ: Мы гордимся белорусами, которые добились мирового признания
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Вся переписка держится на емейлах, потому писать правильные письма — это искусство»

IMG_9336

— В 2008 году вы закончили БГУ и поступили в докторантуру Оксфорда. Это возможно?

— Начать учебу в английском университете проще, чем кажется белорусскому обывателю. Но чтобы поступить в заведения уровня Оксфорда и Кембриджа, нужно быть олимпиадником. Поступить в докторантуру в некоторых случаях даже проще, чем в магистратуру. Если речь идет о докторантуре, лучше, чтобы имелся конкретный проект с конкретным супервайзером. Несколько собеседований и интервью — и если   супервайзеру понравишься, тебя возьмут.

 

— Как у вас возникла идея видео-велосипедов? 

— Нужно начать с того, что мы поехали в Англию вдвоем с моим другом Артёмом (Артем Ставенко, еще один создатель Kino-mo). Мы выросли в Бресте, жили на одной улице, потом я поступил в Оксфорд, а Артем – в Университетский колледж Лондона. Мы общались каждый день и часто виделись. Оба знали, что однажды начнем делать что-то вместе. Помню, как мы стояли на берегу Темзы и обсуждали различные варианты того, что  можно придумать, зная, что в неделю в Лондоне велосипедисты совершают 400 000 поездок на работу и обратно. Как раз был пик популярности различных социальных сетей, и мы подумали: что если связать всех этих велосипедистов в единую сеть и быть платформой для связи? Есть замечательная американская компания Monkey Electric, и у них был продукт, который позволяет проецировать изображения и видео на колеса велосипеда. Мы договорились об эксклюзивном сотрудничестве, получили лицензию на всю территорию Англии. И с этой лицензией, самим устройством и рекламной бизнес-моделью мы пошли на конкурс Dragons’ Den, где стартапы ведут переговоры с инвесторами, которые могут длиться ноль секунд, а могут – час. Наши переговоры длились два часа, и мы получили три инвестиционных предложения. Эта большой успех. В течение года нам приходили сотни емейлов с предложениями сотрудничества из более чем пятидесяти стран мира. Тогда мы поняли: есть рынок и есть интерес. К сожалению, продукт Monkey Electric не совсем подходил именно для рекламы. Нам нужны были другие технические характеристики, потому мы решили сделать свое устройство: к примеру, улучшили разрешение переданного изображения в 7,5 раз, для рекламы это важно. Теперь мы продаём лицензии рекламным агентствам по всему миру. Агентство делает единоразовый платеж, около £20 000, взамен получает некоторое количество устройств и устанавливает их у себя на велосипедах, следом проводя рекламные акции. Мы берем 10% с их продаж. Идея заключается в том, чтобы построить сеть таких лицензиатов по всему миру и предоставлять техподдержку.

 

— На шоу Dragons’ Den  вы в итоге отказались инвестиций в размере 150 000 долларов, которые вам предложили. Потому что взамен попросили слишком большую долю акций?

— Да, «драконы» запросили слишком много в первом раунде – 40%. Если компания серьезная и масштабируемая, ей потребуется несколько раундов инвестиций.  Так что предложение было никому не выгодным, потому что если у основателей на начальных этапах остается маленькая доля, это сильно влияет на мотивацию, а значит, и на успех компании в целом. Но мы остались друзьями, ведь главное, что дает Dragons’ Denэто PR, который открывает двери по всей Англии. Мы отказались от инвестиций и пошли другим путем. Сложно сказать, что это был лучший путь, но мы не жалеем, что так поступили.

Ну какие мы изобретатели? Мы разработчики

— Когда вы приезжали в Минск перед Чемпионатом мира по хоккею, то говорили, что хотели бы продемонстрировать свою технологию в Минске. Но в итоге минчане видели только один велосипед в ТЦ «Замок», с рекламой Velcom. Почему?

— На это повлияло много факторов. Помимо рекламы в «Замке», с Velcom мы договорились о довольно масштабной акции – 25 велосипедов: если бы они проехались по проспекту, реакция была бы достаточно бурной. Но этого не случилось, потому что нужно было получать соответствующее разрешение:  по законодательству нельзя просто так передвигаться по городу на таких велосипедах, ведь это организованная акция. Словом, те самые велосипеды появились только на велодорожке и только днем. Наверное, потому их и не заметили.

 

— Ощущали ли вы поддержку белорусов, когда участвовали в конкурсе Pitch to Rich?

Да. Мы говорили это уже много раз, но повторим снова: огромное спасибо за такой отклик.  

 

— При этом обычно белорусы ругают то, что делают их соотечественники, нежели хвалят…

— Негативные комментарии в интернете, конечно, были. Скорее всего, это связано с тем, что в белорусских медиа нас слишком часто называли «изобретателями». Странное словечко – ну какие мы изобретатели? Мы разработчики. Мы разработали продукт, который отвечает определённым требованиям рынка и имеет определенные технические характеристики, вот и все. Как Apple. Они создали замечательный продукт, iPhone, но телефон они не изобретали.

IMG_9327

— Вы уже можете судить о том, насколько прибылен бизнес видео-велосипедов. Если не хотите называть конкретных цифр, можете хотя бы сказать, во сколько раз вы стали богаче?

— Когда стартап только начинается, речь не идет о прибыли. Многие компании с большим потенциалом, особенно те, что легко масштабируются, много лет могут работать в убыток — и это хорошо. Например, Uber оценивается в 50 млрд. долларов — это в 5 раз больше, чем бюджет Беларуси, — и компания работает в убыток. Но у нее есть огромный рост, а это важнее.

 

— То есть сейчас вы тоже работаете в убыток?

Да, и все заработанное мы инвестируем в проект.

Если я решу открыть сеть кофеен в Минске, это не будет стартапом, потому что уже известно, как себя вести

— И так как нет рекламного агентства, которое купило бы лицензию у вас для Беларуси, увидеть здесь видео-велосипеды мы не можем?

— Получается, так. Но такое рекламное агентство, вполне вероятно, скоро появится. Хоть сервисные услуги мы уже не предоставляем, но с радостью что-нибудь здесь устроили бы сами — вот только физически не можем разорваться.

 

— Можете дать какие-то полезные советы белорусским стартаперам?

— Стартап — это такое дело, когда тебе время от времени будет казаться: «Это не работает, завтра закрываемся». Поэтому необходимо иметь поддержку. Самое важное, что есть у нас с Артемом, — это мы сами. Один я бы никогда в жизни не сделал что-то подобное.

Стартап подразумевает, что бизнес-модель меняется каждый день. Если я решу открыть сеть кофеен в Минске, это не будет стартапом, потому что уже известно, как себя вести. Особенно если речь идет о франшизе. Составил план — исполняй. Стартап — это когда ты не знаешь, как точно монетизировать проект, например, и бизнес-план меняется каждый день. Это стресс. Но если стартап выстреливает — это большое счастье.

Будет стартап успешным или нет, никто не знает. И инвестор не знает, хотя он отвечает своими собственными деньгами. Но если в Беларуси есть стартапы, которые собираются выходить на английский рынок, я бы с радостью с ними встретился: помогу чем могу, абсолютно бесплатно. Заодно послушаю критику в свой адрес. Ведь человеку со свежим взглядом всегда проще увидеть пробелы, дырки. Приходилось ли нам пересматривать свои взгляды? Конечно. Когда мы с Артемом вспоминаем, как смотрели на некоторые вещи всего три месяца назад, то иногда смеемся до слез.

 

— Посоветуйте, как стартаперу найти полезные контакты в мире инвесторов?

— Смотря где их искать. Все рынки разные. В Беларуси, для того чтобы попасть к замминистра, достаточно позвонить к нему в приемную — и, может быть, ты будешь говорить с ним через пять минут. В Англии для того, чтобы поговорить с менеджером среднего звена, необходимо… Да непонятно, что для этого нужно придумать. Может быть, ты вообще с ним никогда не поговоришь!

Вся переписка держится на емейлах, потому писать правильные письма — это искусство. Я уверен, что сегодня в Англии проводится несколько воркшопов, посвященных тому, как писать тему в e-mail. Это очень важно. Кстати, по статистике cold emails чаще всего открывают письмо, в теме которого большими буквами написано слово «ТЕСТ». Правда, никому бы не советовал так делать. Еще один ход — написать в заголовке письма «От кого-то (здесь должно быть имя человека, которого ваш адресат, может быть, знает)». Человеку кажется, что тебя направили к нему, и вероятность того, что он откроет письмо, вырастает.

Стартап — это такое дело, когда тебе время от времени будет казаться: «Это не работает, завтра закрываемся

— Что в Англии знают о бренде «белорусский программист»?

Однозначно, те, кто имеет дело с IT, слышали о белорусских программистах и относятся к ним положительно. Это справедливо не только для Англии, но и для любой точки мира.

 

— Почему в самой Беларуси не появилось каких-то продвинутых стартапов? И могли ли вы начать свой бизнес здесь?

— Нет. Но не сделали бы этого и в Швейцарии. По одной простой причине: рынок и здесь, и в Швейцарии очень маленький. При этом сегодня белорусы находятся в более выигрышной ситуации по сравнению с россиянами. Стартапы в этой стране часто полагались только на российский рынок, случился кризис — и никто не хочет в них инвестировать. А в Беларуси все стартапы изначально рассчитывают на более глобальный рынок, так что с инвестиционной точки зрения они гораздо привлекательнее.

 

IMG_9407

Автор:
  • Наталья Скоринко
Фото :
  • Глеб Малофеев
+