Святослав Вакарчук: «Я очень не люблю, когда люди из-за границы начинают учить нас жить»
11 февраля 2015 Интервью

Святослав Вакарчук: «Я очень не люблю, когда люди из-за границы начинают учить нас жить»

+

Слава Вакарчук — артист, который своими красивыми песнями «заставил» выучить украинский язык даже тех, кто не понимает на нем ни слова. Не понимает, но поет. Потому что не петь и не любить их сложно. Алина Малахова поговорила с лидером «Океана Ельзи» специально для «Большого».

КТО: талантливый человек
ПОЧЕМУ: мы уважаем гражданскую позицию Святослава
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Самый действенный, но не самый простой вариант — это с утра до вечера честно работать»

9532_2011_2

— Чем занимался сегодня в Минске перед вылетом?
— Погулял по городу, зашел в кафе, что-то съел. У вас очень мало людей на улицах, тихо — несмотря на то, что это центр, — и чисто. В Киеве я почти никогда не гуляю по городу. Недавняя моя прогулка состоялась в Лондоне, я люблю там побродить. Правда, попал под сильный дождь, вымок, но и это не омрачило настроения.

— Твой визит в Лондон был совмещен с прочтением нескольких лекций для местных студентов…
— Да, лекций было три. B London School of Economics, в Кембриджском и Оксфордском университетах.

— О чем ты рассказывал студентам?
— Темой общения стала Украина. Я говорил о главных вещах — о ценностях. Сделал небольшое получасовое вступление, а затем около полутора часов мы общались в формате Q&A («вопрос-ответ». — Прим. «Большого»). Было очень много людей.
В том числе тех, кто не имеет к Украине отношения, но живо интересуется этой темой. Например, присутствовал целый класс студентов, которые специализируются на изучении украинского языка и культуры в Кембридже. Еще пришли профессора экономики, которые преподают в этих школах.

— Во время выступления ты говорил о том, что реформы бессмысленны, если у общества нет ценностей. Какими должны быть эти ценности сегодня?
— Да, я сказал об этом. Но никому указывать не собираюсь. У меня есть мои ценности, с которыми я вырос. А есть ценности, общие для всех: свобода выбора и достоинство человека. Если со свободой все ясно, то под достоинством я подразумеваю уважение человека и уважение человеком других людей. Это ценности базовые. Остальное можно надстроить над ними. Очень важно сказать, что есть разные ценности в жизни, они тоже фундаментальные. Но именно эти близки мне, да и не только мне, но и большей, процветающей части мира.

— Если бы у тебя была возможность предпринять какие-то действия или сделать какой-то шаг, который переменит общество к лучшему или в другую сторону, что бы ты сделал?
— Одним шагом этого не сделаешь. Господь Бог предоставляет шанс, он дает свободу выбора, но не может это сделать насильно. Я не считаю, что вправе кому-то что-то делать, я вправе только предложить варианты. А люди могут выбрать или нет. Самый действенный, но не самый простой вариант — это с утра до вечера честно работать. Работать над собой, над достижением своей цели, помогать другим людям. В общем-то, это все то, что изложено в десяти заповедях. Опять же, Бог предложил нам эти заповеди и дал выбор, выполнять их или нет. Мне кажется, что одно из самых главных достижений человека — это концепция единого Бога, который дает выбор. Он не говорит, что все подвластно Божьей воле, он говорит, что я даю правила, а вы вольны, жить по ним или нет. Ответственность тоже ваша.

Гражданин — это не тот, кто приходит в государственный банк с паспортом за зарплатой

— Судя по ответу, ты верующий человек?
— В смысле того, верю ли я в Бога, то, конечно, да. В плане религиозности — нет. Для меня Бог — это что-то очень глубокое, сокровенное. Я придерживаюсь каких-то правил, которые подтверждают мои ценности — те, что описаны в Библии.

— Я бы хотела немного поговорить о ситуации в Украине.
— Сразу предупреждаю, что для всех изданий, которые извне Украины, я стараюсь не давать политических комментариев. Именно поэтому мои ответы могут быть общими. Просто не считаю нужным и правильным выносить наше внутреннее дело на всеобщее обсуждение. Это наше дело, сами разберемся.

— Но мы здесь, в Беларуси, очень переживаем за Украину и украинский народ! А как в тебе сочетается творческий человек и политический деятель?
— А что значит «политика» или «не политика»? Я же не иду в парламент, не вступаю в госдолжности. Как был музыкантом год назад, так и остаюсь сейчас. Думаю, что и через год им буду. Вопрос в другом. Он в том, гражданин ты своей страны или нет. Гражданин — это не тот, кто приходит в государственный банк с паспортом за зарплатой. Гражданин — это тот, кто делает что-то для страны, создает ее, работает каждый день, помогает людям, с которыми он видит свое общее будущее. Потому я полагаю, что как гражданин поступаю верно, делая то, что считаю правильным для своей страны. Не хочу при этом никак ассоциироваться с политикой. Мне нравится сейчас моя позиция, когда я равноудален от всех партий и сил: когда я могу и критиковать, предлагая что-то, и поддерживать. Никто не посмеет обвинить меня в ангажированности.

— Читая твой твиттер, вспоминая наше с тобой прошлогоднее интервью, убеждаюсь, что ты — правдоруб.
— Я пытаюсь. Есть вещи, которые я в своей жизни не всегда договаривал. Не хочу делать из себя святого, человека, который всю жизнь честен в делах и словах, но я стараюсь идти в эту сторону.

— А тебя, как правдоруба, никогда не преследовали? За то, что ты инакомыслящий, лидер мнений.
— Как это — преследовали? Физически не было. Морально — на это я не обращаю внимания. Ведь есть взаимосвязь: чем больше людей тебя любит и поддерживает, тем больше тебя ненавидит. Это нормально, так было и будет. Нельзя нравиться всем. А все, что не убивает, делает нас сильнее.

9638_2011

— Слава, твои мысли: когда все, происходящее сегодня в Украине, закон­чится?
— Вопрос сложный. Не готов отвечать на него предметно. Все сложно, запутанно, да и не всей информацией я владею. Я бы сказал так: я, как и весь народ Украины, как и все мы, и вы в Беларуси, молюсь и держу кулаки за то, чтобы война поскорее закончилась и воцарился мир…

— Вопросы об Украине больше не задавать?
— (Улыбается.) Смотри, я правда с уважением отношусь к выбору граждан любой страны. И я очень не люблю, когда люди из-за границы начинают учить нас жить.
И точно так же не считаю нужным уж слишком откровенно учить политике кого-то вне моей страны. Каждый должен разбираться со своим внутри и сам, без посторонних. Именно поэтому я не хотел бы вдаваться особо в эту тему. Тем более, что часто ответы на любые подобные вопросы есть и в моем твиттере, и в интервью украинским изданиям.

— Ты активно пишешь в твиттер. Зачем он тебе?
— Это окно в мой личный мир. Слишком много людей, которые обращаются с вопросами и за комментариями. То, чем я хочу поделиться — мысли, идеи, — я выкладываю туда. И я заметил, что и интервью стало меньше, к моему счастью. Ведь я не обязан кому-то что-то все время разжевывать. Журналисты видят, цитируют. Для меня твиттер — это не соцсеть, не сайт для общения. Это мой большой общественный блог, мои персональные массмедиа.

— Недавно ты написал: «В стране, где убивают людей, нельзя быть в политике или вне. Либо ты гражданин, либо…
— Либо ты овощ». Да! Это то, о чем я только что говорил. Я с большим уважением отношусь к людям, которые занимают позицию, противоположную моей. Считаю, что она имеет право на существование.
А нам остается либо быть при своем, либо переубедить друг друга.

— То есть спор для тебя — это нормальная форма общения?
— Да! Мне куда сложнее с людьми, у которых нет вообще никакой позиции.

— Творческие люди все чувствительные, а значит, тебя можно расстроить, обидеть. Ты это покажешь?
— Обнажать душу до конца я не собираюсь! Стараюсь быть сильным. Иногда могу показать, но все зависит от договора с самим собой. Твое внутреннее и внешнее «Я» — это, как правило, всегда два разных «человека».
А они между собой должны договариваться и жить в гармонии. Чем ближе они друг к другу, тем лучше. То есть тот, кто ты внутри, и тот, кто ты снаружи, — не на 100% всегда совпадают. Но если они вообще не совпадают, то это раздвоение личности, шизофрения.

Я надеюсь, что Бог подарит мне все то, что должен пережить и почувствовать каждый мужчина

— Значит, внутри тебя идет вечный диалог?
— Конечно! Диалог с собой, со своей моралью, ангелами, демонами, с Богом.

— А как ты приходишь в равновесие?
— Более всего мне помогает музыка. Я в такие моменты пишу. Творчество вводит меня в состояние покоя. Как и физические какие-то вещи, например спорт или йога. Если долго бегаю, занимаюсь спортом, мне становится легче. Иногда пробую медитировать. Иногда чтение успокаивает. Кино вряд ли — оно меня будоражит.

— Что из недавно прочитанного впечатлило больше всего?
— В последнее время я читаю мало художественной литературы, к сожалению. Всю прошлую зиму читал Льосу. Когда открыл его для себя, прочел несколько работ. Он выдающийся человек. Мне понравились «Праздник Козла», «Похождения скверной девчонки». Понравился Курт Воннегут, Кортасар. Много прочел книг по истории, Яна Морриса. Сейчас читаю Генри Киссинджера «Мировой порядок». Меня интересует вся история, а тем более та, которая имеет отношение к моему народу. Кстати, надо что-то почитать о России: освежить, давно не читал.

9446_2011

— Я где-то слышала, что некоторые артисты, работая над композицией, проходят несколько стадий: когда они не любят песню, когда они к ней привыкают и когда без нее уже жить не могут. У тебя есть нечто подобное?
— Песен, моих, которые я ненавижу, у меня нет, потому что ненависть — это очень глубокое чувство. Чтобы так уж невзлюбить песню, она должна ассоциироваться с чем-то очень плохим. Я вообще не считаю, что написал все выдающиеся песни. Выдающиеся они или нет — это пускай оценивают люди. Есть те, которые меня сильно задевают, а есть те, к которым подход такой: написали и написали. Например, я абсолютно спокоен по отношению к «911». Она для меня — очень красивый творческий эксперимент. Но все же в ней больше продюсерского интереса, нежели творчества и души. А вот песня «Друг» из того же альбома — это другая история. У меня от нее мурашки по коже. Как гончар, который лепит горшки: какие-то лучше, какие-то хуже, но в каждом много души!

— Расскажи, пожалуйста, что за side-проект «Вночi»?
— Он не новый — возможно, что в Беларуси о нем просто не слышали. Создавал я его в 2008 году. Тогда мы сыграли концерт в Москве, в Минск не привозили эту программу. Проект характеризуется как этно-джаз, то есть спокойная музыка. Одна из композиций написана музыкантом «ОЕ» Милошем Еличем, он выступает во «Вночi» в том числе и как сопродюсер. Помимо него и меня в коллективе участвуют и другие музыканты «Океана Ельзи», а также народные исполнители, джазовые музыканты, этно-артисты. Музыкальная составляющая тоже разно­образна: иранские, украинские инструменты, скрипки, саксофоны, пианино. Пожалуй, это одна из любимых «музык», созданных мною когда-либо.

— Альбомы «Океана Ельзи» — это знак качества. В них всегда есть особая лиричность, фирменный саунд, которые трогают любого человека, независимо от пола. Ты никогда не думал о том, чтобы что-то поменять, причем кардинально, в вашем звучании?
— Думал. Именно поэтому «Вночi», «Брюссель» — другие «картинки». Но есть и более кардинальные планы, правда, пока не хватает времени. В общих чертах я знаю, чего хочется, а деталей пока не вижу. Очень было бы интересно поработать с академической симфонической музыкой, с народной, даже танцевальной. Любой стиль мне любопытен. Сейчас я нашел себя как продюсер и автор песен для других исполнителей. Мы уже записали альбом с львовской певицей Кристиной Соловей. Получилось современно. Плюс есть несколько ребят из проекта «Голос», которыми я занимаюсь, буду их продюсировать.


— Видела в шоу на YouTube, что некоторые из исполнителей тебя очень впечатлили.
— Да, один из них даже выиграл конкурс. Но у меня нет фаворитов. Я работаю с двумя-тремя ребятами. Возможно, их будет больше. В этом году тоже достаточно сильная команда.

— Слава, ты уже хочешь детей?
— Я не обсуждаю свою личную жизнь в интервью. Ни под каким соусом (улыбается)! Я, как и любой нормальный мужчина, принимаю от Бога жизнь такой, какая она есть, и надеюсь, что он подарит мне все то, что должен пережить, почувствовать каждый мужчина.

— Хорошо, тогда когда нам ждать новый альбом «Океана Ельзи»?
— Это хороший вопрос, но у меня, к сожалению, нет точного ответа на него. Однако мы с остальными музыкантами договорились, что где-то с мая-июня садимся и начинаем думать об этом. Если все пойдет хорошо, то за лето набросаем первые песни, и через год они уже появятся.
А альбом будет в 2016 году. По крайней мере, запланировали мы так.

Фото:
  • предоставлены менеджментом артиста
+