Уроки французского: интервью с послом Франции Мишелем Ренери
26 июля 2011 Интервью

Уроки французского: интервью с послом Франции Мишелем Ренери

+

Господин Мишель Ренери полтора года живет в Минске и занимает должность Чрезвычайного и Полномочного Посла Франции в Беларуси. Как и все французы, он хорошо разбирается в кухне и знает толк в искусстве. Для «Большого» господин Посол поделился мыслями о разнице между белорусами и французами, о взаимосвязи минских ресторанов и африканских кондиционеров, объяснил, почему не стоит инвестировать в Наполеона, а также постарался помочь разобраться, какой дорогой идти белорусу в эфемерное будущее.

__Moi_minsk__.indd

Минск восточный

Я приехал в Минск в декабре 2009 года. С первого взгляда Минск показался мне очень приятным местом — чистым, ухоженным, доброжелательным, несмотря на то, что была зима. Путешествуя по регионам, я убедился, что это не только столичная особенность. У вас в Беларуси очень большое внимание уделяется чистоте городов, на это уходит много сил и средств. И это очень хорошо. К сожалению, у нас в западных столицах — в Париже, Риме, Мадриде — городские власти такого не могут себе позволить.

Минск очень трудно сравнить с каким-нибудь французским городом. Все-таки это столица, и здесь проживают почти два миллиона человек. А у нас во Франции только в Париже такая плотность населения. Но вопрос не только в городских размерах. Трудно сравнить белорусскую столицу с другим французским городом, потому что Минск очень пострадал во время Второй мировой войны. Почти все здания были построены в послевоенное время. Теперь это современный город с большими широкими проспектами и множеством парков. Париж и другие крупные французские города совсем не такие. Это маленькие улочки, особенно в центре, старые костелы, королевские дворцы, много памятников истории и архитектуры.

Безусловно, Минск — восточноевропейский город. Но ваша столица растет и меняется: появляются витрины известных европейских магазинов, открываются гламурные рестораны, становится все больше городской рекламы. Постепенно это придает Минску новый, более западный вид. Почему для меня он все-таки остается восточным? Потому что здесь сохранился дух советского прошлого. Он ощущается в жилых домах, административных зданиях, в вывесках и растяжках над проспектом — такого во Франции не встретишь.

Если французам что-то не нравится, то они об этом сразу говорят

Если сравнивать белорусов и французов, то они на сто процентов отличаются. Несмотря на общие европейские корни, мы совершенно разные. Для подтверждения этого могу привести несколько простых примеров. Все знают, что если французам что-то не нравится, то они об этом сразу говорят. Каждый день во Франции проходят дебаты, забастовки и демонстрации. И, знаете, это приносит свои результаты. Мнения нашего народа мгновенно доносятся до правительства, которое сразу начинает задумываться над тем, что нужно или не нужно предпринимать в сложившейся ситуации. Для правительства общественное мнение играет роль лакмусовой бумажки. И это очень важно.

Французы также очень открыты для нового и иностранного. Мы умеем интегрировать иностранцев в наше общество, я считаю, что в этом наша сила. Например, Саркози — из венгерской семьи. Вспомните состав французской футбольной сборной 1998 года, которая стала чемпионом мира. Борис Заборов (художник из Минска, с 1980 года живет и работает в Париже — прим. редакции) сегодня носит французский паспорт. А я — посол Франции — ношу итальянскую фамилию. Все мы, несмотря на этнические различия, французы и гордимся этим.

Шагал против Наполеона

Иностранец не ощущает дискомфорта в Минске. Если вы заходите в магазин и говорите с улыбкой: «Извините, я иностранец», вам сразу все начинают помогать. Мне это очень нравится. Я был в разных постсоветских странах, поэтому смело могу сказать, что так не везде. В белорусах я люблю такую черту, как готовность прийти на помощь в любую минуту. Для меня в Минске осталось только две трудности. Во-первых, это названия улиц. На зданиях они написаны по-белорусски, а на картах — транслитерация идет с русского языка. Если все-таки потерялся, спрашиваю у прохожих. И, во-вторых, молитвы на церковно-славянском во время служб в православных храмах. Правда, у бабушек в церквях боюсь спрашивать, если что-то недопонял, они порой не очень терпимы к иностранцам, скорее всего, принимают их за зарубежных недоброжелателей, даже если люди заходят в храм, чтобы помолиться.

Что Беларусь готова предложить приезжим? Мне всегда называют два магических имени: Наполеон и Шагал. Давайте разберемся.

На мой взгляд, в Беларуси существуют сложности с привлечением иностранных туристов, однако они не связаны с тем, что в ваших городах мало информационных табло и указателей, а в большинстве ресторанов меню только на русском языке. Это нюанс. Проблема привлечения туристов лежит в другой плоскости. Что Беларусь готова предложить приезжим? Например, когда я беседую с белорусами о развитии туризма, мне всегда называют два магических имени: Наполеон и Шагал. Давайте разберемся.

Во-первых, с Наполеоном. В Беларуси многие считают, что нужно использовать его имя и построить какой-нибудь историко-туристический комплекс на Березине. Но богатейший фонд Наполеона уже есть во Франции. Зачем далеко ехать? А вдруг здесь нас настигнет Березина? (Во французском языке «березина» обозначает «катастрофа» — прим. редакции). К тому же интерес к Наполеону как к военному предводителю не столь высок сейчас среди молодежи. То есть я веду к тому, что, если вы хотите привлечь французов в Беларусь, то идея с Наполеоном не самая удачная.

__Moi_minsk__.indd

Второй пример — Шагал. Знаете, моя семья долгое время жила в маленьком городе на юге Франции — Сере. Там проживает только пять тысяч человек. Но даже там есть два шагаловских полотна. В Беларуси почти 10 миллионов жителей. Этот знаменитый художник родился на белорусской земле. А сколько у вас полотен Шагала? К сожалению, ни одного. Да, многие картины были утеряны во время войны. Я прекрасно понимаю, что сейчас имеет место проблема финансового характера. Но если вы хотите развивать этот бренд и привлечь туристов на основе этого, то нужно вкладывать деньги. Недостаточно просто заявить, что Беларусь — культурная страна и в ней много сокровищ, нужно эти сокровища показать. Туристы не поедут за тысячи километров в Беларусь только с мыслью о том, что здесь родился Шагал или воевал Наполеон. Если вы думаете, что Шагал и Наполеон — это хорошая задумка, развивайте ее. Возможно, вам удастся удивить!

Африканский кондиционер

Я любознательный человек и интересуюсь культурой. В свое время работал директором Французского культурного центра в Кракове. Я считаю, что технический уровень белорусской культуры очень высокий. Это касается балета, оперы, музыки, пластического искусства. Но, на мой взгляд, вам порой не хватает креативности и новаторства. Оркестр минской Филармонии, например, по своему потенциалу может выступать с концертами во Франции, в самых известных залах. То же самое касается и коллектива Театра оперы и балета. Но нужно искушенному французскому зрителю предоставить интересную программу, адаптированную к нашему спросу. А изучать его поможет усиление международных культурных обменов. Сказать по правде, я до сих пор не встретил ни одного белорусского деятеля искусства, который бы находился на международном уровне. Опять же не с точки зрения техники, но с точки зрения креативности, новаторства. В чем загвоздка? Мне кажется, в попытке поставить искусство в какие-то рамки. У творчества не может быть границ и правил. Там, где искусство, должна быть свобода. Да, свобода может порой довести до безумия и даже разрушить, но только она создает величайшие и гениальные произведения. Самые известные художники мира никогда и никому не принадлежали.

Да, свобода может порой довести до безумия и даже разрушить, но только она создает величайшие и гениальные произведения.

Я люблю свободу! Именно поэтому мое любимое место Минска — это площадь Свободы, где находится Посольство. Я очень люблю здесь работать и хочу продолжать трудиться для развития франко-белорусских отношений (улыбается). Еще люблю набережную Свислочи, я много занимаюсь спортом и мне нравится кататься на велосипеде вдоль речки. А еще бегать в парках возле Дроздов, Минского моря и просто по лесу. Также большое место в моей жизни занимает религия, поэтому места для молитвы очень важны для меня. В Минске это Архикафедральный собор Пресвятой Девы Марии и Свято-Елисаветинский монастырь. Кстати, сегодня утром моя рабочая неделя началась именно в монастыре.

__Moi_minsk__.indd

Помимо пищи духовной, для меня как для настоящего француза также большую роль играет кухня. Я люблю хорошо поесть. Я не совсем уверен, что мое мнение является объективным, но, по-моему, белорусская кухня — неплохая. Даже, можно сказать, вкусная, несмотря на не столь широкий выбор блюд — картошка, картошка и картошка (улыбается). Мне нравятся драники. Но для французов важно не только, что у нас в тарелках, но и сервировка стола, и атмосфера вокруг. В минских ресторанах с этим туго. Музыка порой играет так громко, что просто ужас. А если еще и накурено, то никакого удовольствия не получишь от приема пищи. Пришел в ресторан, чтобы расслабиться и пообщаться с интересными людьми, а ушел злой. Вы знаете, самый высокий показатель достатка в Африке — это когда в квартире или машине замерзаешь из-за мощного кондиционера. Такое ощущение, что у вас в Беларуси высшее проявление шика — когда в ресторане можешь оглохнуть от громкой музыки. Я этого не выношу, поэтому не люблю ходить в минские рестораны. Да и зачем туда ходить, когда лучший шеф-повар в Беларуси работает в моей резиденции?

Мне нравятся драники. Но для французов важно не только, что у нас в тарелках, но и сервировка стола, и атмосфера вокруг.

Что касается французской кухни, то о ней можно говорить часами. Основная характеристика французских блюд — свежесть ингредиентов. Чтобы подчеркнуть это, мы практически не используем соусов. Мне кажется, что приготовить настоящее французское блюдо несложно, главное — достать качественные продукты и следовать рецепту. Однако сегодня, учитывая трудности с валютой, становится все труднее найти импортные продукты. Надеюсь, это временно.

О сложности выбора

Безусловно, история белорусской земли связана с Польшей и Литвой. Однако Беларусь очень близка и к России. Культурой, языком, религиозными традициями, имею в виду православием. Это факт, так сложилось. Мне кажется, что нельзя говорить, что белорусы могут выбирать между Россией и ЕС. По-моему, большая ошибка утверждать, что у вас есть «географический выбор». Нужно грамотно развивать отношения с соседями и на Западе, и на Востоке. Что объединяет Румынию, Испанию, Францию, Англию, Эстонию, Швецию? Общие человеческие ценности и их уважение. Это свобода мнения, независимые СМИ, защита прав человека. Беларусь должна сделать свой «ценностный выбор». Между свободой и страхом, демократией и диктатом. Хотите ли вы жить в стране, где уважаются права человека, как в Германии, во Франции или в других странах? Хотите ли вы жить в стране, где журналисты могут свободно сказать в газетах о том, что думают, и объективно освещать произошедшие события? Хотите ли вы жить в стране, где можно свободно создать политическую партию? Вот настоящий выбор. И он не зависит от того, куда идти — в Москву или Брюссель.

Беларусь сегодня может создать новую модель развития — стать мостом между Западом и Востоком. Как именно это сделать? У меня, к сожалению, нет ответа на этот вопрос. Но мне кажется, что всегда нужно доверять инициативе, которая исходит от народа. В Минске живет миллион восемьсот тысяч жителей, у которых явно есть интересные идеи. И именно им нужно задать этот вопрос и слушать, как они на него ответят.

Фото:
  • Николай Куприч
+