Виктор Малишевский: «Если чиновники перестанут врать — случится коллапс»
11 октября 2016 Интервью

Виктор Малишевский: «Если чиновники перестанут врать — случится коллапс»

+

Виктор Малишевский умно, бесстрашно и время от времени ведет блог «Антижурналист», где под лозунгом «Следите за руками» удивляет читателей неожиданной статистикой — и в свете этих чисел Беларусь выглядит иначе. В мае Виктор стал победителем престижного международного конкурса The Bobs, который проводит медиахолдинг Deutsche Welle. «Большой» — который, как оказалось, невольно причастен к триумфу «Антижурналиста» — поговорил с Малишевским о важном: о том, что чиновники и граждане Беларуси живут в разных государствах и все меньше доверяют белорусским блогерам.

Виктор Малишевский

КТО: победитель конкурса The Bobs в номинации «Лучший блог на русском языке»
ПОЧЕМУ: потому что журналистов интересуют антижурналисты
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ:  «Делать запросы — это право на один выстрел. Вот стоит чиновник. Ты поднимаешь свое оружие, у тебя
один патрон — а у него автомат»

— Виктор, назовите числа (из тех, что вы публиковали в своем блоге), которые вас больше всего поразили.

— Там нет ни одного числа, которое меня не удивило бы. В этом весь смысл. Но меня иногда поражает реакция людей на эти цифры: столько репостов и лайков… Например, последнее: «В Японии урожайность картофеля выше, чем в Беларуси, в 1,5 раза». Я опубликовал это в твиттере — было 18 тысяч прочтений. Ретвитили даже японцы! Я просто в шоке был.

— Почему возможно существование блога с числами под лозунгом «Следите за руками»? Потому что Белстат пытается нас обмануть?

— Никто никого не обманывает. В Белстате есть стандарты подачи информации, они обязаны публиковать определенные данные. Должны отчитаться, сколько было случаев заболеваний гриппом в 2015 году — хотя на пресс-конференции скажут, что эпидемии не было. А что им говорить? Что заболеваемость выросла в 35 раз? Они публикуют все числа — но «для себя».

Как-то у меня был пост о том, что премьер, который разговаривает с Совмином, и премьер, который разговаривает с президентом, настолько разные люди, что друг с другом не знакомы. То есть министрам премьер говорит, сколько у нас проблем, а потом идет к главе государства и докладывает, что все хорошо. И нормально, продолжают работать. Более того, если чиновники перестанут врать — случится коллапс. Они скажут: «Да, мы виноваты и, так как должны ответить за это, уходим в отставку». Все.

Чиновники живут в стране, где бесплатная медицина. Люди живут в стране, где они платят деньги.

Президент проводит все свои совещания так, как будто он только что пришел к власти, а до него был какой-то другой глава государства. Он постоянно критикует того второго президента — и это убийственная критика. У нас вообще в стране уживается несколько стран разных уровней, которые только соприкасаются друг с другом. Чиновники живут в стране, где есть бесплатное образование. Люди живут в стране, где после университета существует отработка: за три миллиона едешь куда-то на два года и пытаешься убежать. Чиновники живут в стране, где бесплатная медицина. Люди живут в стране, где они платят деньги. Чиновники живут в стране, где 1% безработных. А люди живут в стране, где пособие по безработице — 200 000 рублей.

Но, в общем-то, две эти страны довольны друг другом. Я вспоминаю смешную историю, которая порвала все шаблоны: парень из Могилева решил жить на 3 миллиона рублей в месяц. Это был вообще скандал, все СМИ о нем написали. В видеоблоге он рассказывал, как живет, чем питается. Ужас просто. Он так поджимался. Худел. Белорусы откликнулись: пытались сводить его в кафе, помочь продуктами, одеждой. Эти ролики собирали десятки тысяч просмотров каждый день. При этом никто, вообще никто не написал, что 2,9 миллиона рублей — это средняя пенсия в стране. В Беларуси так живут 2,5 миллиона пенсионеров как минимум. Могилевчанин открыл для себя третью страну. И у этих людей, которые предлагали ему помощь, наверняка есть бабушки и дедушки, которые живут на три миллиона. Они об этом не знают, что ли?..

Из блога Виктора Малишевского
99,85%. Такой процент обвинительных приговоров из 21 515 уголовных дел, рассмотренных в белорусских судах в 2015 году.
17,6%. Столько жителей Брагинского района, которые сегодня живут в зоне радиоактивного загрязнения, считают, что находятся «в чистой зоне». Еще 23,5% «не знают, затрудняются ответить», в каких условиях они проживают.
95,6%. Столько белорусских женщин в возрасте 25–59 лет употребляют алкоголь. Самые пьющие в стране — жители Гомельской области: 96%.
99,8%. Такова результативность плановых проверок министерства по налогам и сборам в 2015 году.
95,4%. Столько подъездов в жилых домах Минска в 2015 году отремонтировано за счет жильцов.
43. Через столько лет дойдет очередь на жилье до последнего белоруса, который в августе 2015 года стоял на очереди нуждающихся как «проживающий в общежитии больше 10 лет».
С президентских выборов в декабре 2010 года до июля 2015 года средняя зарплата белоруса выросла с 1 595 900 до 6 536 100 рублей — или с 531 до 450 долларов.

— Виктор, давайте поговорим о конкурсе The Bobs, победителем которого вы стали. Что, кроме почета и славы, получили?

— В общем-то ничего. Даже статуэтку какую-то такую мне вручать не собираются. Денежных премий тоже не будет. Я скажу так: чем больше они ничего не вручают, тем престижнее конкурс. Я не думаю, что Ди Каприо вместе со статуэткой получил какую-то денежную премию.

— То есть вы сравниваете себя с Ди Каприо?

— (Смеется.) Нет, я стал сравнивать себя с Ди Каприо, когда мне начали задавать вот этот очень умный вопрос: важна для вас победа или нет? Я говорил: спросите у Ди Каприо, важно ли ему было выиграть свой «Оскар». Я себе напоминаю скорее «Лестер» — футбольный клуб, который неожиданно выиграл английскую премьер-лигу. На меня тоже никто не ставил. Я в принципе не подавался на The Bobs. Но могу сказать, что, скорее всего, был номинирован из-за «Большого» (в сентябре 2015 года мы публиковали обзор самых популярных белорусских блогов. — Прим. «Большого»). А победить мне, кстати, очень помог Калинин со своими «современными трафиками». Когда я разместил его цитату, то привлек голосов четыреста. Спасибо ему. Знаешь, когда на «Оскаре» выходят и говорят: «Спасибо родителям, без них бы ничего не было!» А я бы сказал: «Спасибо правительству, без него бы ничего не было».

Виктор Малишевский

— Вы вспомнили Анатолия Калинина — но есть еще одна громкая цитата главреда «СБ» Павла Якубовича, который назвал блогеров «огромной проблемой, потому что эти люди нивелируют информационное поле».

— Он отметил еще, что доверие к традиционным СМИ падает. Это крутое признание — правда, его никто не заметил. Но если блогеры подрывают доверие к СМИ, какое же это вообще доверие? Блогеры, информацию за которыми приходится верифицировать СМИ.

Теоретически можно рассматривать блогера как дополнительный источник информации. Вот он что-то снял: например, милиционера, который пнул бомжа и его собаку в переходе. Эта история стала известной только потому, что мимо шла девочка и сделала видео. Пожалуйста, вот блогер! Какое доверие к СМИ она подорвала, я не знаю. Наоборот, видео дало им повод раскрутить эту историю. Другое дело, что СМИ опубликовали материал и забыли. Взяли трафик, использовали бомжа, милиционера — и ушли. А теоретически можно было поднять множество историй. Собрать претензии бездомных к милиционерам — и наоборот: найти вежливого стража порядка, который подкормил собаку бомжа. Павел Изотович говорит о том, что блогеры — это проблема. А наше министерство образования утверждает, что репетиторы — это проблема. Серьезно? Репетиторы — проблема для Минобра? У министерства образования и белорусских СМИ — проблема с собой.

— Вы один из самых влиятельных белорусских блогеров…

— Нет, я всегда избегал слова «влиятельность». Что меняет твоя статья? Ничего. А может, что-то и происходит? Но ты же не видишь прямой реакции. Как только ты берешься влиять, перестаешь быть блогером. Теряешь анархизм и превращаешься в политика типа Навального, который пишет, чтобы избираться или получать дивиденды. Так что я против того, чтобы влиять. Это как писать вывод в конце статьи.

— Но неужели вы не хотели бы, чтобы какая-то опубликованная вами информация стала поводом для разбирательства?

— Хотел бы, да. Но вот что меня смущает… Считается, что Булгаков писал своего «Мастера и Маргариту» для одного читателя — для Сталина. Чтобы Иосиф Виссарионович прочитал и не трогал Мастера — он же всех их называл Мастерами. И для своей жены Булгаков еще писал, да. А над всеми остальными можно смеяться — вот же взяточник Варенуха!

У нас большинство СМИ пишут для одного человека — для президента. Он узнает и примет меры! Так ты теряешь своего настоящего читателя. Хотя кто это? Если журналистов спросить, как они пишут, — ответят: «Так, чтобы было понятно даже идиоту». Потом интересуешься: «А аудитория у вас какая?» — «Нас читают умные люди». — «Но пишете вы для идиотов, да?»

А что насчет влиятельности… Несколько лет назад я написал статью «Старикам здесь не место», где анализировал, сколько пенсионеров находится у власти, — и, конечно, их было большинство. Статья вышла в одиннадцать утра. А в два часа подписан указ президента — и больше половины пенсионеров отправлены в отставку. Можно было бы сказать: «Ничего себе!» — но на самом деле я называю это «быть в тонусе». Понимать, что есть проблема и о ней нужно писать.

У нас большинство СМИ пишут для одного человека — для президента. Он узнает и примет меры!

Один сербский блогер рассказал мне интересную историю. По местным законам, в парламенте Сербии можно было зарегистрировать законопроект, если собрать определенное количество подписей. И вот появился лоббист, который научился продвигать такие законопроекты. Он всех заколебал. Парламент рассматривал почти только одни его предложения. Что сделал блогер? Он предложил свой законопроект — о признании этого лоббиста козлом. И собрал нужное количество голосов. После этого местные законы изменили, да и лоббист успокоился.

Я хочу повторить это с нашей милицией. Каждый раз, когда что-то происходит, они публикуют всю подноготную человека — как правило, не очень хорошую. Байкер сбил гаишника — сразу рассказали, что у мотоциклиста 52 административных правонарушения. О бомже, которого пнул милиционер, сообщили: на него было заведено несколько административных и уголовных дел. На самом деле они не имеют права разглашать такое о человеке. Если он совершил аналогичное преступление, можно сообщить: он рецидивист. В остальных случаях это — вмешательство в личную жизнь. Но милиция говорит, все нормально. Так что я хочу сделать запрос в ГУВД: сколько административных правонарушений было за всю жизнь у пресс-секретаря, который сообщал это? Теоретически они ответят: личная информация, не готовы ее предоставить. И можно будет сопоставить два этих факта…

Только делать запросы — это право на один выстрел. Вот стоит чиновник. Ты поднимаешь свое оружие, у тебя один патрон — а у него автомат. Он может ответить, избежать ответа, послать. А у тебя возможность сделать второй выстрел появится через две недели. Это как пресс-конференция у президента. Почему он такой красавчик? Потому что у каждого журналиста есть право на один вопрос, а у него есть право отвечать сколько угодно и как угодно.

Виктор Малишевский

— Виктор, какие недостатки существуют у белорусских блогеров?

— Главное, что мне в них не нравится, — то, что наши блогеры коммерциализируются. Я был на встрече, где американский блогер рассказывал: когда блогеры появились в США, они сразу забрали у СМИ две сферы — ресторанную критику и кинокритику. Оказалось, что люди, которые не берут денег, гораздо честнее пишут о еде и фильмах. Меня смущает, что в последнее время в фейсбуке стали писать: «Я не блогер, я правду скажу». Доверие к блогерам пропадает. И, к слову, я заметил, что некоторые бренды используют блогеров, чтобы нарушать закон о рекламе. Все же понимают, что блогеры в этом не сильны. Но нельзя брать у одной колбасы деньги, а потом сравнивать ее с остальными колбасами. Это прямое нарушение закона о рекламе.

— А вас приглашают куда-то как блогера? На открытие ресторанов или кинотеатров, например.

— Уже нет, потому что я всегда отказываюсь.

— Денис Блищ в своем блоге продает рекламный пост за 5 миллионов рублей. А вы бы сколько взяли?

— Нет, я никогда не напишу рекламный пост. Я же был редактором, я помню, как это. Бывало, даешь журналисту задание написать рекламную статью, а он по- том месяц все материалы делает как рекламные. Это большая проблема, серьезно. Мне предлагали писать рекламные статьи, но меня даже оскорбляют такие мысли. Хотя я не против рекламы — правда, ее появление возможно только тогда, когда будет трафик. Поэтому Блищ и пишет каждый день. Но в этом плане он начинает походить на других журналистов: надо что- то публиковать — он публикует. Я понимаю, что моя свобода — это иллюзия, но она есть.

— Назовите бюджет вашего блога. Вы писали, что сайт обошелся в 50 долларов, а работаете вы в онлайн-фотошопе.

— И все. Еще хостинг, но для меня он сейчас бесплатный.

— Дайте совет белорусскому блогеру, который хочет пойти по вашим стопам и выиграть The Bobs.

— У меня часто спрашивают, почему вы пишете с юмором. Потому что надо писать так, какой ты в жизни. Если смеешься, пиши весело. Если меланхолик, пиши грустно. А если писать не умеешь, лучше не пиши. Еще советую придумать свою тактику. Браться за те темы, в которых разбираешься. Экспериментировать. Не читать всех этих книжек, а придумать что- то свое. И самое главное — не бросать это дело.

Берут ли деньги блогеры

Доверяй, но проверяй. Мы спросили нескольких белорусских блогеров, правда ли они получают деньги за публикации, как сказал нам Виктор.

 

Елена Стогова

Елена Стогова

Разумеется, я создаю авторские публикации в сотрудничестве с брендами. Стоимость таких услуг зависит от многих факторов. Например, будет это репортаж с мероприятия, обзор продукта или услуги, упоминание, product placement и т.п. На стоимость также влияет мое личное присутствие в кадре, количество фото, где будет фигурировать продукт клиента (например, часы на руке крупным планом), количество задействованных площадок (блог, блог + Instagram, только Instagram, Facebook и т.п.) и другое. Запросов очень много. Поэтому интересы блога Stogova.com представляет агентство. Оно ведет все переговоры с брендами, подбирает оптимальный формат сотрудничества для каждого из них. Также любому потенциальному клиенту агентство присылает всю необходимую статистику блога и обзор аудитории. И, разумеется, эти же специалисты индивидуально согласовывают с клиентами бюджет того или иного выбранного «пакета» услуг.

 

Александр Найденов

Александр Найденов

Нет, я не делал платных публикаций — и здесь, как с беднягой Карандышевым в «Жестоком романсе»: «Я взяток не беру». — «Так вам никто и не дает. Место у вас такое, недоходное. Вот кабы вам давали, а вы не брали…». Один раз делал ресторанный обзор (смешной, в моем понимании этого слова) — но это по дружбе. Вообще, мне хотелось бы посмотреть в глаза человеку, который, ознакомившись с моей страницей в фейсбуке, решит достать бумажник. Кто это? Хорошо ли он спит? Зачем ему все это?

 

Анна Бонд

Анна Бонд

Я не делаю платных публикаций. Могу постить вещи, которые мне нравятся, от души, безвозмездно. Так сказать, от чистого сердца разделить радость покупки с подписчиками. Не скрою, мне дарят подарки, их я тоже с удовольствием публикую — как тут не похвастаться. В этот момент чувствую себя девочкой, которая выбежала во двор и кричит детям: «Смотрите, что у меня есть».

 

Антон Мотолько

Антон Мотолько

В 99,9% случаев — нет, не делаю. А если и делаю, то только то, что и так бесплатно бы опубликовал.

+