Vovan222: «Если вдруг о пранке захотят снять фильм, я хочу чтобы это был шпионский боевик»
29 июня 2017 Интервью

Vovan222: «Если вдруг о пранке захотят снять фильм, я хочу чтобы это был шпионский боевик»

+
Если вы стесняетесь позвонить в диспетчерскую службу ЖКХ и уточнить, почему в назначенное время к вам так и не пришел сантехник, даже не гуглите слово «пранк» — это не для вас. Всем остальным рекомендуем к прочтению интервью Владимира Кузнецова (более известного как пранкер Vovan222), который поделился с «Большим» секретом, как в рекордно короткие сроки можно дозвониться до президента Беларуси и Элтона Джона, а также объяснил, почему не хочет связываться с ИГИЛ.
Vovan222
КТО: самый известный русскоязычный пранкер
ПОЧЕМУ: мы любим слушать «послание к народу» от президента, но хочется обратной связи
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Лукашенко хитрый, я вам скажу… Недаром он столько лет руководит страной и пока ничто не предвещает какую-то альтернативу».

— Почему люди становятся пранкерами? Зачем это вообще надо?

— Я не знаю, кого вы имеете в виду. Достаточно было сделать что-то интересное, чтобы появилось много подражателей. Когда все эти истории стали модными, пранкерами стали называть даже людей, которые хоть как-то связаны с телефоном. Но профессионально этим в России занимаемся, наверное, только мы с Алексеем (Алексей Столяров, более известный под псевдонимом Лексус. — «Большой»). Субкультурой, скорее, можно считать хулиганский пранк: из него мы и выросли.

Самый бум пранка пришелся, наверное, на середину 2000-х, а сейчас слаженного движения не осталось. Культуры пранка уже давно нет, это просто модное слово, пранкерами сейчас называют кого угодно. Того же школьника, который позвонил в милицию и рассказал о заложенной в школе бомбе. Известна история про мошенников, которые звонили судьям и просили вынести решение по конкретному делу; звонивший представлялся председателем вышестоящего областного суда. Таких людей тоже в пранкеры записали. Сейчас вот журналисты звонят, разыгрывают — например, Андрей Караулов в программе на ТВЦ так делал. Кто-то даже сделал это бизнесом: в интернете можно найти людей, которые за 500–700 российских рублей позвонят кому вы скажете и обложат трехэтажным матом.

Мы не работаем ни на администрацию президента, ни на ФСБ, ни даже на гендиректора «Матч-ТВ» Тину Канделаки, в чем нас обвинял телекомментатор Василий Уткин

— Вы говорите, что профессионалы только вы и Лексус. У вас и в дипломе написано — пранкер?

— Нет, так про нас написано в Яндексе и Википедии.

— Какие истории подвигли вас стать пранкером?

— Я случайно нашел в Интернете диск, на котором обнаружил всякие веселые приколы. Среди них были записи со звездами шоу-бизнеса, где присутствовал какой-то безумный дикий мат — от Бори Моисеева, Собчак, Киркорова. Я подумал: ничего себе, как они могут так общаться! По телевидению все такие культурные, рассуждают о морали, а по телефону не стесняются в выражениях, рассказывают про половые извращения. Начал дальше рыться в файловом архиве этого сайта, искать интересные вещи. Так я и узнал о пранке, о людях из России, Беларуси, которые этим занимаются. Ваши ребята в свое время сделали веселую серию с Олегом Пархимчиком — спившимся бывшим милиционером, который постоянно выдавал какие-то перлы. Белорусские пранкеры разыгрывали его по телефону, ездили, снимали видео. Было много веселых историй.

— Одно дело жертвы, которых пранки сами сделали известными, другое — ставить в неудобное положение известных людей. Допустим, вам не боязно было разговаривать с Александром Лукашенко? Он вам понравился?

— В Беларуси только один человек занимается политикой, кого-то второго и не вспомнишь. Поэтому мне было интересно поговорить с ним. Лукашенко хитрый, я вам скажу… Недаром он столько лет руководит страной и пока ничто не предвещает какую-то альтернативу. Меня порадовало, что он был очень вежлив, обращался ко мне на вы, несмотря на разницу в возрасте. Такой вот комфортный разговор для нас двоих. Примерно через год Russia Today спрашивала Лукашенко об этом случае, он сказал, что ни с каким Вованом не разговаривал. Ну понятно, как он признается? Тем более думал, что с сыном Януковича говорит.

Та история была более интересной, чем просто наш разговор. Беседу прослушивали, потом выложили на новостном украинском сайте. Это была не моя запись, да я и не собирался на тот момент ее публиковать, собирался делать продолжение. В том разговоре я, представившись сыном Януковича, говорил, что посоветуюсь с отцом, мы примем решение и созвонимся снова. Он ответил, что хорошо. Поэтому в мои планы входил еще один звонок: придумал, что позвоню еще раз и спрошу, можно ли с собой в Беларусь взять Пшонку (Виктор Пшонка — бывший генпрокурор Украины. — «Большой»), который немного сошел с ума. Но второго звонка не случилось. Буквально через сутки после нашей беседы украинский журналист Мустафа Найем сообщил о том, что у него есть информация: сын Януковича общался с Лукашенко и просил убежища для отца. На тот момент даже не была выложена запись разговора, просто детально расписали, о чем мы говорили.

Буквально на следующее утро на одном из украинских сайтов появилась и аудиозапись, которая по размеру была больше, чем у меня. Она начиналась с момента, когда меня еще не было на линии: адъютант соединял «сына Януковича» с президентом — получается, запись уже шла со стороны Лукашенко. Я так понимаю, его прослушивал кто-то из других стран. И этот «кто-то» через журналистов подал запись как реальный разговор А. Лукашенко и сына Януковича. Но буквально через полчаса пользователи Сети начали писать, что это никакой не сын, это пранкер Вован. Получается, я разыграл не только Лукашенко, но и того, кто его прослушивал. Через месяц ваш президент просил свои службы обеспечить безопасность телефонных переговоров, но он не говорил, с чем это было связано.

Пранкер Vovan222

 

— А телефон Элтона Джона откуда взяли? Надо понимать, не из справочной книги?

— В России есть журналистский сайт, где указаны контакты различных деятелей. Там был номер телефона агентства, которое ведет дела Элтона Джона. Мы с Лексусом позвонили туда, представившись пресс-секретарем президента России Дмитрием Песковым. В это можно было поверить: Элтон Джон давно хотел поговорить с Путиным и обсудить проблемы ЛГБТ-сообщества в России. Нас перенаправили на менеджера, который через какое-то время дал номер помощника Элтона Джона. Помощник ответил, что певец на студии, но пообещал съездить к нему и уже оттуда связаться с нами. Через час он сказал: «Да, Элтон готов пообщаться». Обозначили время с 15 до 17, дали номер, но тоже не прямой — потом певцу просто передали трубку.

— Какой из ваших с Лексусом пранков вам больше всего понравился?

— Понравилось, как Алексей, загримированный под на тот момент «народного губернатора Донецка» Павла Губарева, по видеосвязи общался с украинским олигархом Игорем Коломойским. Они на протяжении полутора месяцев разговаривали по скайпу, распивали спиртные напитки. Коломойский рассказывал о внутренней политической кухне Украины, о взаимоотношениях украинских властей. В перерывах между разговорами Коломойский ездил к различным политикам, вплоть до президента Петра Порошенко, и рассказывал, что ведет переговоры с Павлом Губаревым. По-моему, это было потрясающе — развести одного из самых богатых людей Украины, да еще и под пьянку, пусть и виртуальную.

— Насколько тщательно вы изучаете досье будущей жертвы розыгрыша — биографию, привычки?

— Мы ориентируемся на инфоповод, от него и пляшем. Придумываем какую-то историю, которую хотим провести через разговор, вопросы. И уже в конце беседы переходим с чего-то серьезного к юмору. Да, мы изучаем основные новостные материалы по этому человеку, если надо — читаем биографию, черпаем другую информацию из открытых источников. Не все можно изучить за один день. Если за политикой следишь, можно быстро что-то прикинуть, а вот другие сферы… Например, недавно мы энергетику изучали, добычу угля — приходилось к знакомым обращаться за помощью: каждый день что-то новое и разное.

— Сколько времени у вас отнимают пранки? Не мешают основной работе?

— Раньше, например, в начале 2010-х, я звонил достаточно много, сейчас поднадоело: теперь пранком занимаемся скорее по необходимости, по просьбе журналистов. В 2016-м году именно пранк приносил нам доход: официально работали на НТВ, делали программу. Сейчас вот в июле выйдет передача. Ну как передача — будем продавать контент федеральному каналу. Уже подписались под обязательствами делать материал с оговоренной периодичностью.

— Насколько правдива информация, что вы с Алексеем — тайные сотрудники Кремля?

— (Смеется). Мы не работаем ни на администрацию президента, ни на ФСБ, ни даже на гендиректора «Матч-ТВ» Тину Канделаки, в чем нас обвинял телекомментатор Василий Уткин. Он болезненно отреагировал на пранк с ним, говорил, что звонок ему был сделан с личного телефона Тины, а она стояла рядом и хихикала. Но это все неправда.

— Выходки украинца Виталия Седюка, в частности показанная им на Евровидении голая задница, говорят о новых веяниях в пранк-движении?

— То, что делает Седюк, пранком назвать сложно, есть более понятное слово — хулиганство. Я вообще не понимаю, в чем смысл, когда человек бегает и целует попу Ким Кардашьян и вообще кого угодно. Я не вижу в этом смысла, пользы. Если говорить о каких-то жанрах, несколько лет назад в США появилось то, что назвали видеопранком: например, выбегает девочка-привидение и пугает похожих или человек на пляже постоянно доливает на голову шампунь моющимся в душе.

— А вас называли хулиганом — так же, как вы окрестили Седюка?

— Было дело, но то, что мы делаем — не хулиганство, а скорее «пощечина общественному вкусу». Никакие законы мы не нарушаем, никого не оскорбляем.

— Про ваши достижения знают все, а расскажите о неудачах?

— Конечно, бывает такое, что позвонишь, но во время беседы не все идет по плану. Или не всегда соглашаются на разговор, предлагают личную встречу. Но я не расстраиваюсь: через какое-то время можно попробовать еще раз.

— Сколько денег в месяц вы тратите на телефон?

— Порядка 10–12 тысяч рублей в месяц — в зависимости от объема работы. Иногда только за скайп, с которого звоним на мобильные и городские номера, 25 евро выходит. У меня штук шесть мобильных аппаратов, много сим-карт, есть и украинские симки, которые в роуминге много денег кушают.

— Можно ли устроить пранк с ИГИЛ? Позвонить их главному и предложить мир?

— Я не знаю, куда звонить. (Смеется.) Исламские фундаменталисты — это совершенно другой мир. Вряд ли там есть какой-то офис, куда можно позвонить: «Здравствуйте, это ИГИЛ?» Не знаю, пока у меня нет никаких контактов. Найти террористов, особенно если ты не спецслужба, сложно.

То, что делает Седюк, пранком назвать сложно, есть более понятное слово — хулиганство. Не понимаю, в чем смысл, когда человек бегает и целует попу Ким Кардашьян.

— А есть у вас на примете необычные проекты?

— Мы собираемся приобщать других людей к пранку, а пока пишем книгу — в прошлом году заключили договор. Расскажем, с чего все начиналось, вспомним самые громкие пранки, поделимся некоторыми секретами деятельности. Возможно, этим летом уже допишем. Если вдруг о нас когда-нибудь захотят снять фильм, я хочу, чтобы это был шпионский боевик. Но главную роль сыграть бы не хотел: меня вполне устроило бы написание сценария и роль второго плана.

— Многим людям пранкеры усложнили жизнь. Вас совесть не мучает?

— Мы звоним преимущественно политикам, которые ответственны за жизнь народа. Это их должна мучить совесть, им следует быть готовыми к любому звонку. Если говорить о звездах шоу-бизнеса, то, к примеру, Волочкова шестой раз уже попадается. Что делать, если ты сама даешь повод. Веди себя более пристойно, и никто тебя не потревожит.

Лайфхак: как дозвониться до президента РБ

Владимир Кузнецов
Конечно, у меня не было прямого номера Александра Лукашенко. Все происходило достаточно нагло. Я посчитал, что если позвонить в администрацию, сообщить любую важную информацию, касающуюся лично президента, чиновники непременно ему доложат. Загвоздкой было не то, узнает ли он о том, что сын Януковича захочет с ним пообщаться, а в том, захочет ли сам президент разговаривать. Почему я выбрал образ сына Януковича? В СМИ уже ходили разговоры о том, почему бы бывшему президенту Украины не переехать в Беларусь. Допустим, Собчак в своем интервью спрашивала, не против ли Лукашенко приютить его у себя в стране. Информация пошла, и я догадывался, что о звонке сына Януковича Лукашенко сообщат.
Я просто открыл сайт администрации, увидел там какой-то рядовой номер, даже не приемной, позвонил по нему и представился помощником сына Януковича. Мне сказали: «Да, сейчас передадим наверх». И так, видимо, пошло по цепочке, стали передавать все выше и выше. Я оставил свой номер — якобы прямой номер сына Януковича, на который мне в результате и перезвонили, сказав, что Александр Григорьевич услышал мою просьбу. Я звонил днем, а мне перезвонили вечером, часов в девять. Сказали, что сегодня уже поздновато будет, у президента только встреча заканчивается. Договорились на завтра, на 11 часов утра: в назначенное время позвонил адъютант и сразу переключил на Лукашенко. Опасался ли я, что для таких разговоров есть особая связь и меня быстро раскусят? Поймите, Янукович-старший на тот момент находился в России, сын его тоже, и использовать правительственную связь было невозможно. Поэтому в моем поступке все было логично.

+

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/