Журналист Джон Гиблер: «Kill every last fucking one of them»
9 сентября 2012 Интервью

Журналист Джон Гиблер: «Kill every last fucking one of them»

+

Писатель-документалист Джон Гиблер — один из тех немногих, кто не молчит и не употребляет эвфемизмов по отношению к нарковойне в Мексике, унесшей более 55 тысяч жизней за последние шесть лет. К Джону «Большой» обратился, чтобы из первых уст узнать: а каково это жить в одном из мексиканских «городов грехов», подобных Сьюдад-Хуарес, или Акапулько, или Кульякан, или Наволато — в любом, на улицах которого и поныне идут наркоразборки, — и в чем причины такой жизни.

Элизий Баррон Эрнандес с семь­ей ужинал в своем коттедже в городе Гомес-Паласио. Последние 10 лет Баррон Эрнандес проработал репортером газеты La Opinion в соседнем городе Торреон. Неделю назад вышла серия его публикаций о коррупционном скандале в полиции города Торреон, которая послужила основанием для увольнения около трехсот сотен офицеров, связанных с наркокартелем. Традиционную семейную трапезу прервали одиннадцать вооруженных людей в масках, ворвавшиеся в дом. В тот вечер они избили журналиста на глазах у жены и двух дочерей, а после — увезли.

26 часов спустя его тело с пятью пулями и следами пыток было обнаружено в канаве. В день похорон по городу были развешаны пять баннеров, самолично подписанных Эль Чапо (Гусман Лоэра, мексиканский наркобарон, лидер крупнейшего наркокартеля Синалоа, самый опасный разыскиваемый преступник мира — прим. «Большого»). Один из них гласил: «Мы рядом. Спросите у Баррона Эрнандеса. Эль Чапо и картель не прощают. Будьте осторожны, честные солдаты и журналисты». Спустя неделю были задержаны исполнители, которые признались в убийстве Эрнандеса. Вскоре их отпустили. И таких историй, без преувеличения, тысячи. Герои и обстоятельства меняются, а правительственное и судебное попустительство и неограниченная власть организованной преступности в Мексике неизменно заставляют чернеть лица родственников убитых.

— Джон, ваша книга называется «Умереть в Мексике», а каково это — жить в Мексике, в тех местах, где конфликт на стадии эскалации?
— В таких странах, как США и Япония — странах с развитой экономикой, — целые мультимиллионные индустрии режиссируют для массового потребителя «спектакли» с огромным количеством сцен насилия и убийств. И за небольшую плату любой американец, жуя поп-корн и потягивая содовую, может поглазеть на все это в течение 90-120 минут экранного времени. В Мексике (в 16 штатах из 31) люди могут лицезреть то же самое — достаточно просто пройтись по улице родного города или купить свежую газету. В США цена билета включает привилегию знания, что смерть и кровь на экране ненастоящие. Мексиканская реальность не предоставляет такой роскоши.

Jesus-Alcazar_AFP_Getty-Images

— Джон, какая смертность среди мексиканского населения в результате разборок наркомафии? Тридцать восемь тысяч за пять лет — это реальная цифра?
— Я вас поправлю, с 2006 года в Мексике были убиты более 60.000 человек. Это резкое увеличение преступлений связано с тем, что администрация Кальдерона (ныне непереизбранный президент Мексики, сдающий свой мандат 30 ноября 2012 года — прим. «Большого») запорола стратегию «войны» и добавила еще больше насилия на улицы Мексики. Кальдерон не в силах был отрубить голову змею, он лишь спровоцировал.

Нарковойна в Мексике —
конфликт между наркокартелями, правительственными вой­сками и полицией в Мексике. Началась 11 декабря 2006 года с «Операции Мичоакан», когда Фелипе Кальдерон втянул федеральные войска в разборки за территории между наркокартелями. Борьба продолжается 5 лет, 8 месяцев, 2 недели и 2 дня на момент сдачи «Большого» в набор.

— …и ходит информация, что лишь пять дел из ста доходят до суда. Какова причина этой безнаказанности?
— Безнаказанность — это давняя укоренившаяся проблема, истоки которой в том, что те, кто должен расследовать преступления, сами в них вовлечены. Правительство и силовики уже давно принимают непосредственное участие в организации «drug trafficking», и разговор о мексиканских правительстве, армии и наркокартелях как о невзаимосвязанных вещах исключен. Зачастую тем же убийцей оказывается кто-то из полиции или армии.

— Из-за коррупции вся экономика завязана на наркотиках. Ну, а если как-то вывести наркодоллары, перекрыть доступ, диверсифицируя источники денежных потоков? Станут ли для вашей экономики такие действия актом суицида?
— Денежный оборот от наркобизнеса является крупнейшим, если не первым источником cash для мексиканской экономики. Деньгам в системе позволяет оставаться тот факт, что значительная часть этой наличности тратится на подкуп полиции, военнослужащих и государственных чиновников, о чем я уже говорил. Но суть даже не в том, что наркодоллары — часть экономики, а в том, что они есть часть собственно политики страны. Вывод всех этих денег из оборота ознаменует не финансовый, но политический суицид, так как мы можем с легкостью представить Мексику, в которой правительство развивает сельское хозяйство, туризм, промышленность и, главное, образование. При текущей расстановке сил на игровом поле такая перегруппировка станет политическим самоубийством ряда лиц.

— Выходит, что все это в итоге — борьба с ветряными мельницами? Ну, а как же амбициозная американо-мексиканская «Инициатива Мерида», она же «План Мексика»? Борьба же идет?
— Не соглашусь. Мексиканская «drug war» не есть борьба с ветряными мельницами. Дон Кихот хотя бы был искренен в своем преследовании мельниц; твердо верил в то, что они были гигантами, и имел намерение их сокрушить. В свою очередь, все те мексиканские и американские архитекторы войны против наркотиков прекрасно знают, что матч договорной. На все картели, без исключения, работают высокопоставленные лица по обе стороны границы, которые не чинят там препятствий потокам оружия из США в Мексику и наркотиков из Мексики в США (основной потребитель произведенных в стране наркотиков — прим. «Большого»). Кстати, любой специалист подтвердит, что введенные в достаточном качественном и количественном составах американская и мексиканская армии с легкостью расправились бы с частью бандформирований, но, как видите, никто этого не делает — в этом никто не заинтересован.

Вот уже третий год 25 мая, в день убийства Элизия Эрнандеса, его друзья-коллеги по цеху посвящают журналисту свои материалы. Так, в одной из передовиц La Opinion de Torreon автор Хулиан Ибаррас завершает свое обращение к Баррону: «Ничего не меняется, становится только хуже, все молчат. Кругом тишина».

Jesus-Alcazar_AFP__Getty-Images

— Почему это должно волновать нас — людей на других континентах, в других городах, где не убивают по 10 человек на дню в одних только перестрелках?
— Я могу говорить только за себя, а лично мне не плевать на других. Мне не плевать на непрекращающиеся акты насилия, которые происходят не со мной. И я отказываюсь верить в то, что какие-то расстояния и погранпосты могут определять, где сочувствие и забота начинаются, а где они заканчиваются. Я верю в то, что любой человек, вне зависимости от координат его расположения и культурной принадлежности, может вынести для себя хоть что-то сакральное из всей этой информации.

— Что изменилось в вашей жизни за годы работы в теме?
— Да, я видел акты чудовищного насилия, которые я предпочел бы не видеть.

Reuters_Henry-Romero

Джон Гиблер,
«Умереть в Мексике»

«Когда ты живешь в таком криминальном городе, что-то случается и с твоими близкими. Рано или поздно. Насаждается мнение, что убитые, так или иначе, были замешаны в наркобизнесе, но это не так. Предостаточно и невинных жертв, случайных людей» *

«Указывая на 14-летнего сына: посмотрите, такой вот паренек, взрослея и озираясь по сторонам, начинает думать, что все, что ему от этой жизни надо, — купить хорошую тачку, обзавестись серьезной пушкой и колесить по городу с хорошенькой девчушкой. Мечты мексиканской молодежи, которая живет одним днем, одним мгновением, не задумываясь о семье, учебе или бизнесе. Альтернативных примеров перед глазами у подростков нет. А картелям только это и надо, они эксплуатируют подобное мировоззрение, ловят их и используют как одноразовые «triggermen»

Time

«Еще десять лет назад наемному убийце (при обилии заказов) надо было отвалить от 1.500 USD. Иногда, в зависимости от статуса мишени, сумма доходила и до 10. 000 USD. А что сегодня? Сегодня у них еженедельные зарплаты максимум в 300 USD. Этого не хватает даже на заначку на собственные похороны»

«Я нередко задумываюсь о переезде, но понимаю, что уже поздно. Это часть меня. Мой образ жизни: бок о бок с насилием и преступностью. Гляньте, мы проезжаем мимо центра города, и если вот прямо сейчас, прямо здесь кого-то убьют, это вообще никого не удивит и не вызовет никакой реакции. Тело окружит стайка зевак, но и то, так, по привычке»

«Если полиция, журналисты, зеваки и работники похоронного бюро задерживаются у трупа, звучат выстрелы. Нам всем намекают: «Заканчиваем спектакль, у нас еще осталась работа». Суммарное время между «услышали автоматную очередь» и «разошлись/разъехались» — пять минут»

«Торговцы смертью вооружены и натренированы в разы лучше дежурных полицейских»

«Сегодня нет никакой необходимости вас запугивать. Сама ситуация и есть угроза. Это если бы вы находились под прицелом каждую секунду. Наркодилеры контролируют большую часть страны; контролируют правительство; контролируют СМИ. Когда ты делаешь статью, ты не думаешь о своем редакторе. Ты не думаешь о читателе. Ты думаешь только о том, понравится ли она парням с оружием, будут ли у них из-за нее проблемы и будут ли они поджидать тебя из-за нее у входа»

«Вся эта кутерьма с наркотой окружает нас от рождения. Люди просто научились жить в этой среде. Жить до тех пор, пока не сунешь свой нос туда, куда не надо»

«Все, кто находился в магазине, кроме Цезаря, были мертвы: два профессора, отец и сын; менеджер, четверо соискателей работы; Кристобаль и Хесус.<…> Спустя несколько минут прибыли муниципальная полиция, затем армия и машины скорой помощи Красного Креста. Но на медицинскую помощь раненому Цезарю рассчитывать не приходится, его не подберет карета. Это слишком опасно для остальных, говорят врачи. Выжившие жертвы бандитских перестрелок представляют собой угрозу каждому, кто вступит с ними в контакт, — наемники обычно возвращаются, если дело на 100 % не закончено и завершают его: Kill every last fucking one of them»

Time__

«Из 20.000 казней, которые были проведены наркомафией в промежуток между декабрем 2006 и апрелем 2010 года (к маю 2011 года официальное число смертей составляет 38.000 человек — прим. Джона), генеральная прокуратура Мексики занималась лишь 1.200 случаями. Иными словами, прокуратура Мексики не доводит до суда около 95% случаев смертей, связанных с нарковойной. Более того, 38.000 дел — это лишь официально оформленные, существуют еще около 30.000 дел, следствие по которым даже и не заводили»

«Мексиканская армия и федеральная полиция крышуют наркобизнес. Нарковалюта заполняет мексиканские банковские хранилища, поддерживает все экономические уровни государства в ежегодном количественном выражении от 30 до 60 млрд. USD (замещая тем самым нефть как основной фискальный источник). Не только most wanted наркобароны — к примеру, «Эль Чапо» — приложили руку к созданию слаженной наркоинфраструктуры, но и генералы мексиканской армии, и командующие федеральной полицией, которые вербуют распространителей наркотиков среднего уровня»
«Есть два канала, которые упорно не подвергались нападениям со стороны Кальдерона: бизнес наркомафии и ее политические связи. Это два столпа, на которых она держится. Мы здесь живем и знаем, как игуана переваривает свою пищу. Мы знаем, как тут циркулируют наркоденьги. Мы знаем, какие конкретно бизнесы принадлежат мафии. А также знаем, какие политики замешаны в этом дерьме. И Кальдерон знает. Так почему, если идет война, Кальдерон ничего не предпринял по этим направлениям? Почему эти политики не за решеткой? Почему эти бизнесы до сих пор функционируют?»

«Мексиканское федеральное правительство дает оценку: за 2006-2010 годы наркоторговцы страны заработали более 132 млрд. USD»

«Министр финансов Мексики заявил, что за 2010 год в сорок одном банке страны скопилось более 10 млрд. USD, которых де-юре там не должно быть»

«Антонио Мариа Коста, бывший исполнительный директор управления ООН по наркотикам и преступности, говорит о существовании документов, подтверждающих, что поступления от организованной преступности оказались единственными средствами, которые уберегли определенные банки от банкротства на заре коллапса 2008 года. Большая часть от суммы наркоприбыли в 352 млрд. USD была поглощена мировой экономикой»

Time_

«Огонь будет распространяться. Я пессимистичен в своих прогнозах. Общество больно. Разве это война с наркотиками? Это все лишь ответ насилием на насилие. Настоящий бой наркотикам дали бы поднятые уровни образования и медицины. Это бы лишило наркосреду основного своего ресурса — молодежи. У меня есть дети, и сегодня я им рассказываю об иной жизни… в других странах.»

«Согласно «Plan Mexico» обе администрации Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы ежегодно посылают мексиканской армии и федеральной полиции деньги в размере до 1,5 млрд. USD, плюс вооружение и военную помощь, упорно игнорируя, что зачастую мексиканские силовики становятся топовыми наркодилерами — Рафаэль Гуаярдо, Мигель Гальярдо, Амадо Фуэнтес, Гильермо Кальдерони Хесус Реболло и иные»
«26 мая 2009 года федеральная полиция и солдаты задержали в общей сложности тридцать пять чиновников штата Мичоакан, среди которых были и окружные судьи, и мэры, и помощники губернаторов, полицейские. Телевизионные камеры запечатлели, как опальные мэры и стражи порядка покидали свои офисы в сопровождении вооруженных бойцов в масках. Федеральный прокурор выдвинул им обвинения в пособничестве организованной преступности. Спустя полтора года 34 из 35 государственных мужей Мичоакана были выведены из-под следствия ввиду отсутствия доказательств…»

«Помнится день, когда правительство начало спецоперацию «Кульякан-Наволато». Кульякан сразу же превратился в военную базу. Более полутора тысяч солдат и полицейских заполонили город и важно колесили по нему, но не прошло и часа, как неизвестные демонстративно расстреляли какого-то паренька близ университета. Показали, кто тут хозяин. Стоит ли говорить, что из операции ничего путного не вышло»

Текст:
  • Дарья Царик, Джон Гиблер
Фото:
  • by Satellite Gallery/AP/ASP
+