БелАЭС: хроники пикирующего реактора
12 сентября 2016 Власть

БелАЭС: хроники пикирующего реактора

+

Белорусы издавна привыкли к резкому падению: уровня жизни, национальной валюты, зарплат. В июле отечественные и иностранные СМИ сообщили о новом тренде — в Беларуси упал атомный реактор. «Большой» изучил вопрос пикирования и задумался о необходимости развития атомной энергетики в стране, пережившей Чернобыль.

Хроника событий

25 июля 2016

Белорусские интернет-издания сообщили, что на строительной площадке Островецкой АЭС во время тренировочной установки упал атомный реактор. По информации медиа, 330-тонный агрегат рухнул с высоты 2–4 метров еще 10 июля.

26 июля

Генеральный подрядчик строительства, российская компания «Атомстройэкспорт» заявила, что никакого повреждения атомного реактора не произошло: «Корпус реактора находится за пределами реакторного отделения. Технических препятствий для его установки на штатное место нет». Однако уже через несколько часов в нашем министерстве энергетики сообщили, что инцидент на территории строительства Белорусской АЭС все-таки имел место. Президент Литвы Даля Грибаускайте выступила с недвусмысленным обвинением в адрес белорусских властей: «Повторяющиеся один за одним аварийные случаи показывают, что наши опасения были обоснованы, и поэтому Литва и в дальнейшем будет стараться вместе с международным сообществом повлиять, чтобы требования к безопасности были гарантированно обеспечены».

28 июля

Министр окружающей среды Литвы Кястутис Трячёкас в интервью радиостанции Žinių Radijas заявил, что БелАЭС должны проинспектировать эксперты МАГАТЭ. При этом он предостерег литовских политиков от тесных контактов с белорусской стороной. «Зная партнеров и их политические правила, мы должны быть очень осторожны. У нас есть контакты, но есть и определенный порядок, существует международная практика. Нам этого не трудно добиться (визита на АЭС в Островце. — прим. «Большого»), но результат будет лишь пропагандистский.

4 августа

Спустя 25 дней после инцидента в Островце о событии высказался Александр Лукашенко. Сделал он это во время рабочей поездки в Витебскую область, заявив, что на самом деле никакой атомный реактор нигде не падал, а вместо него упал металлический корпус. «Его подняли на мой рост примерно, может, чуть выше, два — чуть больше метров. И у них стропы не выдержали. Сползла эта «бочка» и одним краем упала на землю, с которой ее подняли. Ну, можете представить, как это произошло. Мне представили кадры эти», — отметил глава страны. Кадры из Островца Александр Лукашенко получил на следующее утро после инцидента. Жителям Беларуси их не показали.

11 августа

Глава Минэнерго Беларуси Владимир Потупчик сообщил о том, что официальный Минск принял решение заменить корпус реактора для строящегося при участии России энергоблока БелАЭС. Стоимость нового корпуса реактора обойдется Росатому более чем в 1 миллиард российских рублей.

Для чего белорусам АЭС?

БелАЭС

Как известно из гимна, все белорусы — мирные люди, поэтому идея мирного атома им близка как ни одному другому народу. Особенно это прочувствовала государственная верхушка, которая еще в махровые 1990-е решила избавиться от российской энергетической иглы и найти собственный источник энергии, который будет течь во благо бюджета.

Идея строительства БелАЭС со временем столкнулась с рядом проблем. Ежегодно Беларусь вырабатывает порядка 30–34 миллиардов киловатт-часов электроэнергии, которая производится в основном на тепловых электростанциях за счет сжигания импортируемого российского газа. Потребление электроэнергии в РБ составляет 37–38 миллиардов киловатт-часов, поэтому 4–7 миллиардов электроэнергии Беларуси приходится импортировать. АЭС будет ежегодно давать стране 18 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. Официальный Минск заявляет, что благодаря этому Беларусь может скорректировать потребление российского газа и пользоваться собственными ресурсами. Но как считают эксперты, импорт электроэнергии связан не только с тем, что Беларуси не хватает собственных ресурсов. Все упирается в банальную логистику. Востоку РБ гораздо выгоднее питаться энергией со Смоленской АЭС, чем получать ее с тех же ТЭЦ с западной части страны. К тому же когда государственные мужи задумывались о строительстве БелАЭС, они были уверены, что Беларусь «зальет» рекой электроэнергии соседей. По факту оказалось, что соседи покупать белорусскую электроэнергию не готовы — как по экономическим, так и политическим причинам. В результате введение в строй БелАЭС приведет к энергетическому профициту. Даже если белорусские ТЭЦ продолжат перерабатывать российский газ в меньших объемах, а Беларусь полностью откажется от импорта электроэнергии, профицит электроэнергии с БелАЭС составит порядка 14 миллиардов киловатт-часов. В 2016 году эту проблему признал и Александр Лукашенко: «Купить у нас эту электроэнергию вряд ли смогут соседи. В России тоже переизбыток, в Украине электроэнергии хватает. В Европе своя электроэнергия. То есть это товар, идет конкуренция. Ее продать будет трудно».

Что делать с лишней электроэнергией?

При полном замещении импорта с запуском АЭС в Беларуси будет ежегодно образовываться излишек электроэнергии в 10–14 миллиардов киловатт-часов. Что с ним делать? Власти ставили на то, что после закрытия в Литве Игналинской АЭС литовцы, как телята, бросятся к вымени священной коровы Белорусской атомной электростанции. Однако исторические соседи по ВКЛ последние годы непрозрачно намекают, что делать этого не собираются. Во-первых, они недовольны тем, что официальный Минск строит АЭС в 50 километрах от Вильнюса и нарушает Конвенцию об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте. Во-вторых, европейских партнеров не очень устраивает тот факт, что из Островца то и дело доносятся неприятные вести. И в-третьих, интеграция в энергосистему ЕС дает право Литве импортировать в перспективе самую дешевую на европейском рынке электроэнергию, которая будет на 10–15% ниже в цене российской. Не получается у литовцев вести диалог с белорусской стороной. Вот и заявила Литва, что не намерена покупать электроэнергию с БелАЭС, и призвала к такому же шагу Латвию, Эстонию, Финляндию и Польшу.

А когда вы увидите, что электричество будет выгоднее, чем газ, вы сами купите электрическую плиту

Что делать с излишками электроэнергии с БелАЭС? Потреблять белорусам самим. Именно поэтому последний год наше руководство яро педалирует идею подсесть всей страной на иглу электроэнергии. В том числе в быту. Например, в 2016 году Александр Лукашенко выдвинул идею устанавливать при вводе в строй новых объектов жилья электроплиты. Во время рабочей поездки в Ельский район он заявил: «Поэтому я говорю, что сегодня надо готовиться к тому, чтобы вместо газа, нефти использовать электричество». Отметив, что в будущем электроэнергия в Беларуси будет дешеветь, он добавил: «А когда вы увидите, что электричество будет выгоднее, чем газ, вы сами купите электрическую плиту».

Чем заменить АЭС?

Могут ли сегодня альтернативные возобновляемые источники энергии заменить традиционную энергетику? Ответ прост: нет. К сожалению, солнечные, ветряные, геотермальные и другие станции не обладают таким КПД, как ТЭЦ, ГЭС, ТЭС и АЭС. К тому же строительство солнечной электростанции отнюдь не дешево. Оно требует больших территорий и не подходит каждой местности. С другой стороны, передовые страны все больше обрастают ветряками и солнечными полями, и делают это совсем не по причине «зеленого» снобизма. Все-таки время идет, и КПД альтернативных источников энергии с каждым годом увеличивается. К примеру, если в 2010 году генерация электроэнергии из альтернативных источников составила порядка 5% от общемировой выработки, то в 2014 году эта цифра увеличилась до 15%. Не стоит на месте и Беларусь. Сегодня в Сморгонском районе запущена вторая очередь строительства солнечной электростанции мощностью в 15 мегаватт. А компания velcom возводит крупнейший в Беларуси «Солнечный парк», мощность которого составляет 18,48 мегаватта. Впрочем, как считают эксперты, в самой идее атомной энергии нет ничего плохого. Проблема лишь в том, кто занимается строительством.

Сотрудник энергетической программы Центра экологических решений Артем Быстрик

«Я не поддерживаю строительство АЭС из рациональных соображений. На практике эта технология по всему миру демонстрирует свое несовершенство. АЭС являются объектами, которые несут угрозу по многим причинам, включая терроризм. При другой системе я, возможно, более спокойно относился бы к идее АЭС, но просто вижу, как все происходит в государственных институтах — начиная от здравоохранения и образования и заканчивая силовыми ведомствами. Управление очень некачественное. Поэтому я бы не доверил этой системе управление такими сложными высокотехнологичными объектами, как АЭС», — поделился с «Большим» сотрудник энергетической программы Центра экологических решений Артем Быстрик.

Согласен с мнением Артема и физик-ядерщик из Москвы Андрей Ожаровский, которому за критику проекта Островецкой АЭС на 10 лет запретили въезд в Беларусь. В комментарии «Большому» Ожаровский напомнил, что ЧП на атомных объектах Росатома — не единичный случай, и белорусам стоит задуматься о своей безопасности. «Это не единичный случай головотяпства и разгильдяйства на строительстве Росатомом АЭС, — отмечает физик-ядерщик. — Нечто похожее произошло летом прошлого года на строительстве второй Ленинградской АЭС — там при попытке установки в корпус реактора уронили 70-тонный блок защитных труб. Существуют свидетельства фальсификации отчетов по сварке главного циркуляционного контура на той же ЛАЭС-2. Так что низкое качество строительства, нарушение технологии, своих же инструкций — это не нечто исключительное, а скорее «фирменный стиль» Росатома».

Это не единичный случай головотяпства и разгильдяйства на строительстве Росатомом АЭС

Что касается замены атомной энергии возобновляемыми источниками, то теоретически это возможно. Правда, возобновляемые источники энергии во многом зависят от погоды — солнца и ветра. Даже если установить ветряки, наподобие того, который работал в деревне Грабники и ежегодно давал 4 миллиона киловатт-часов электроэнергии, то для замены БелАЭС их придется поставить 4 500.

Стоимость установки ветряка в Грабниках составляла 1,8 миллиона долларов. А установка 4 500 ветряков обойдется дешевле, чем строительство АЭС, — приблизительно в 9 миллиардов долларов. Хотя качество получаемой электроэнергии будет хуже. Но замену АЭС, заявляют эксперты, следует искать не в солнечных панелях и ветряках, а в комплексе источников энергии: станциях, ГЭС, мини-ГЭС, мини-ТЭЦ.

А будет ли БелАЭС?

Построят ли Белорусскую атомную электростанцию вообще? Такой крамольный вопрос должен возникнуть в мозгах современника, который помнит, что происходит с отдельно взятыми АЭС, когда их строит Россия. В 2013 году компания «Росатом» решила законсервировать строительство Балтийской АЭС спустя три года после закладки фундамента. Объяснение этому решению было простым — Россия так и не нашла потребителя электроэнергии, которую планировала производить в 10 километрах от Литвы. Отказались от услуг Балтийской АЭС: Германия, Польша, Литва. Эксперты подсчитали, что в ситуации энергетического профицита Калининградская область будет вынуждена потреблять всю энергетическую мощность Балтийской АЭС, что составляет без малого 2,3 гигаватта. А на 976 439 населения для этого нужно закупать по десять электроплит на человека.

БелАЭС в датах

1992 — Совет Министров принимает программу развития энергетики и энергоснабжения до 2010 года которая предусматривает возможность строительства Белорусской АЭС.

1993 — разработана Концепция проекта программы развития ядерной энергетики в Беларуси. В молодой республике ищут возможное местоположение будущей АЭС.

1997–98 — в Беларуси растет задолженность за российские энергоносители. В парламенте проходят слушания о строительстве АЭС. Создана специальная комиссия, состоящая из ученых и общественных деятелей. большинство голосов комиссии выступает за введение 10-летнего моратория на строительство АЭС в республике.

2002 — белорусское руководство рассматривает вариант создания белорусского энергоблока на базе одной из российских АЭС: Курской, Калининской или Смоленской.

2005 — Александр Лукашенко утверждает концепцию энергетической безопасности, предусматривающую строительство в стране собственной атомной станции.

2008 — на заседании Совета Безопасности РБ под председательством Александра Лукашенко принято окончательное политическое решение о строительстве БелАЭС. В этом же году власти отправляют запрос в Россию, США и Францию с предложением принять участие в строительстве атомной электростанции. В июне российская корпорация «Росатом» официально подтверждает участие в строительстве БелАЭС.

декабрь 2008 — местом для строительства БелАЭС выбрана Островецкая площадка в Гродненской области.

15 марта 2011 — во время визита премьер-министра России Владимира Путина в Минск подписано соглашение о сотрудничестве по строительству АЭС. Российская сторона соглашается выделить на БелАЭС 10 миллиардов долларов.

9 августа 2012 — Александр Лукашенко принимает участие в церемонии закладки капсулы с посланием будущим поколениям на площадке строительства Белорусской АЭС.

Ждет Севастополь

Конечно же, одна из главных проблем альтернативных источников энергии — большие площади, необходимые для их функционирования. К примеру, ученые подсчитали, что для того, чтобы отказаться от традиционного электроснабжения одному домохозяйству, необходимо установить солнечные фотоэлементы площадью приблизительно 40–50 метров квадратных. С другой стороны, технологии совершенствуются не по дням, а по часам. Например, американская солнечная станция Topaz Solar Farm работает с мощностью 550 мегаватт, а это в два раза меньше мощности первого блока БелАЭС (1 110 мегаватт), который планируют запустить в 2018 году. Да и что мешает засеять солнечными полями зараженные территории Полесья? Сегодня солнечная электростанция на 100% питает энергией Севастополь. Одна из самых больших в мире солнечных электростанций общей мощностью 105,56 мегаватта была построена в Крыму в 2011 году. Альтернативная энергетика — это уже не предмет изысканий фантастов, а вполне себе реальное явление, которое можно пощупать. В 2015 году каждый третий киловатт-час (32%), потребляемый в Германии, был произведен ветряными, солнечными, гидро- и биоэлектростанциями. А в 2016 году австралийцы создали самую эффективную солнечную панель в мире, которая способна преобразовывать 34,5% солнечной энергии в электричество. Она обогнала предыдущего рекордсмена на 14% и стала в 30 раз меньше экс-чемпиона. Площадь новинки — всего 28 квадратных сантиметров. Впрочем, чему тут удивляться. Еще в 1940-е вес первых компьютеров достигал 27 тонн. Да и вспомните самих себя. Разве каких-нибудь 20 лет назад вы могли себе представить, что перестанете покупать пленку Kodak на 36 кадров и пользоваться карточкой таксофона?

За последние 30 лет о сворачивании ядерных программ заявили: Австрия, Бельгия, Германия, Испания, Италия, Тайвань, Швейцария. Но, без сомнений, БелАЭС быть. Причем, скорее всего, откроют ее раньше срока, а открытие приурочат ко Дню Республики. Можно только гадать, каким окажется будущее и как изменится облик современного мира через каких-нибудь 10 лет. Судя по всему, будущее это предстанет перед нами ярким и «зеленым». С куртками на солнечных батареях, которые уже производит Tommy Hilfiger, смартфонами на солнечной энергии и самолетами, которые будут питаться солнцем. Одно бесспорно: к 2020 году, когда закончится строительство второго блока БелАЭС, в белорусских магазинах начнется покупательский бум на электроплиты. Полезный кейс на заметку отечественным производителям и предпринимателям.

Иллюстрация:
  • Андрей Игнатик
+