Глава ЦИК Лидия Ермошина: «Ждешь принца на белом коне, а оказывается, что ждешь уже пенсию»
1 декабря 2015 Власть

Глава ЦИК Лидия Ермошина: «Ждешь принца на белом коне, а оказывается, что ждешь уже пенсию»

+

Лидия Михайловна — один из краеугольных камней белорусской политической стабильности. Холодными осенними вечерами «Большой» перечитал интервью женщины, которая знает итоги выборов раньше всех.

КТО: самая популярная женщина в белорусской политике
ПОЧЕМУ: ну почему?
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Вчера я получила жалобу на себя же»

О том, за кого Лидия Михайловна голосовала
Догадайтесь с трех раз. И в ответе подсказка.

О том, что может позволить себе человек в возрасте
Я человек в возрасте, я могу позволить себе роскошь быть альтруистом и думать прежде всего о судьбе родины.

О жалобах
Это курьезный случай. Вчера я получила жалобу на себя же.

О жизни в абсолютном натурале
Единственная возможность в молодости не испытывать комплекс неполноценности — отказаться от моды и считать, что тебя должны любить за прекрасную душу. В мое время было тяжело достать модные вещи. А я ленивая (это еще один мой недостаток) и, чтобы не напрягаться, посчитала, что лучше всего брать головой. Стала развивать себя и теперь полностью равнодушна к внешней оболочке. До сих пор не умею краситься. Так всю жизнь прожила в абсолютном натурале.

О бывших
Когда росла, поклялась, что обязательно поступлю в институт и уеду подальше. И со мной никогда не будет рядом мужчины, который умеет орать. Поэтому, наверное, и заключила два неудачных брака. Мужья не умели орать, но были полными тряпками.

О бытии во власти
Я тот человек, который страшно не любит быть во власти. Быть в ней мне выпало, но это не соответствует моим нуждам, устремлениям души.

О моде на вечеринки по поводу разводов
Сейчас модно устраивать вечеринки по поводу разводов. Я была первая. Я устроила первую вечеринку в 1996 году в Калининграде. И даже муж был. В квартиру пришли мои сокурсники проводить. Ну куда же мужа деть? Был накрыт стол, я встала и сказала: торжественный повод — развод семьи Ермошиных. Одна из подруг сказала: «Ну ты и сволочь».

Лидия Михайловна сознается в грехе
К женским романам в мягких обложках я отношусь крайне отрицательно. Я за дамскую литературу, мне, например, нравится Даниэла Стил, сознаюсь в грехе. Но это пошлость. Эти книги низкопробны, написаны бездарно. Их невозможно читать, потому что там отвратительный стиль. Они просто скучны.

«Большая» справка:
Лидия Михайловна Ермошина родилась 29 января 1953 года в Слуцке. Окончила юрфак Калининградского госуниверситета. Работала юрисконсультом торговых и промышленных предприятий, помощником прокурора, председателем юридической службы Бобруйского горисполкома. С декабря 1996 года — председатель ЦИК.

О должности главы ЦИК
Я считаю, мой пост относится к категории тех, на которые немного желающих. Это место сложное и неденежное. Никаких финансовых потоков, никакой особой власти. К тому же очевидно, что я справляюсь со своими обязанностями так, как это удо­влетворяет моего нанимателя, Президента Республики Беларусь.

О семье
У меня, скажем так, дистанционная семья. Нас трое — я, мама и сын, и все мы проживаем раздельно. При этом обслуживание этих двух граждан осуществляю я: я не готовлю им абсолютно все, но привожу большое основное блюдо, которое они могут разогревать в течение двух-трех дней.

О выборах в США
В США президентские выборы предсказуемы настолько, насколько и у нас. Разница между кандидатом в президенты от демократов и республиканцев такая же, как между кока-колой и пепси-колой.

О совете от Лукашенко
Глава государства однажды дал мне совет, который оказался бесценным. Он сказал: «Никогда не оправдывайтесь». Если я буду говорить о своих ошибках, это уже будет элемент оправдания. Я не буду об этом говорить, это всегда будет использовано против меня.

О борще
Борщ — это ведь не блюдо, а символ домашнего уюта. Там, где варится борщ, живет хорошая хозяйка, мать и жена, которая заботится о своих ближних. Самое главное предназначение женщины — быть, прежде всего, женой и матерью, быть женщиной, а потом уже всем остальным.

Почему нельзя выбросить из кабинета угловой диван
Диван исторический — на нем даже сиживал Александр Григорьевич Лукашенко в 2001 году. Да и столько еще уважаемых людей… и Вишняков, и Чуров, и Бородин. А сколько коньяка было выпито, сидя на этом диване. Всегда, конечно, угощала я. Потому что нормальный мужчина постесняется приносить коньяк — это будет неуместно и грубо.

1

О ручке, которую президент подарил на 60-летие
Это страшно дорогая ручка — корпус серебряный, с яшмой, стоит три тысячи евро. С номерным знаком. У меня чуть ли не первый номер. Дорогая ручка, но не пишет. Полстраницы напишешь — и все. В общем, брак, который купили за сума­сшедшие деньги.

О самом главном «да» в своей жизни
Решающим поворотом в жизни я назову свое «да», произнесенное семнадцать лет назад в ответ на предложение возглавить ЦИК.

О приворотном зелье
Любая женщина знает, что настоящее приворотное зелье для мужчины — это тарелка наваристого борща с зеленью и сметаной.

О социальных сетях
Я страшно осуждаю все эти социальные сети, не понимаю, как можно завести тысячу френдов и писать им всякую мурню.

О стихах
Каждый человек должен обладать общими познаниями в поэзии, которые делают его культурным. Думаю, по крайней мере, нужно знать строки из стихотворений, которые являются крылатыми. Например, «Я помню чудное мгновенье», «Я вас любил, любовь еще, быть может», возможно, что-то из поэзии Шекспира.

О том, что батька — это не женщина
Женщина, конечно, может и будет очень влиятельным человеком, но она все-таки будет работать в некоей традиционной сфере, руководить образованием или культурой. Но «батькой» должен быть мужчина, этакий отец нации.

Об уходе с памятного эфира передачи «Выбор»
Я поступила как женщина, как мать. Сотрудники ЦИК — те же дети, люди, которые тебе доверились. Разве может мать, зная, что ее дети находятся в беде, спокойно где-то находиться? Так что это абсолютно женский, материнский поступок. Нет, ведущий (Сергей Дорофеев. — Прим. «Большого») не вывел меня из себя. Но то, что он меня достал за эту передачу, могу сказать однозначно.

О комментариях в интернете
Слава богу, что я не пользуюсь интернетом и никаких отзывов о себе не читаю. Именно благодаря этому я сохранила душевное здоровье. Хотя кое-что веселит. Я очень развеселилась, когда увидела себя в облике плейбоевского зайчика. Картинка, где я с ушками, с таким бюстом… Они думали, что сделают мне плохо, но я это восприняла как комплимент.

О самом ярком любовном приключении
Что вы, я — девушка скромная.

О судьбе белорусской женщины
Быть белорусской женщиной — тяжелая судьба. Беларусь всегда жила материально гораздо тяжелее, чем наши соседки.

Об ожидании
Ждешь принца на белом коне, а потом оказалось, что ждешь уже пенсию… Так и в моей ситуации…

О Меркель
Женщина она обычная, средняя, без особых красот. Аккуратно причесанная. Она никого не раздражает и никого не отторгает.

О бабах-стервах
Все мечтают быть стервами. Ненавижу эту категорию баб, я их вообще женщинами не считаю. Бабы.

О вожделении
Если женщина не уважает мужчину, не считает его объектом вожделения, нарушится сначала их интимная жизнь, а потом всякая.

О том, что нужно выбирать: или дети, или митинги
Не надо было рожать детей — тогда ходи на митинги. Когда мой ребенок был маленьким и я заболевала, я плакала ночами в подушку только из-за страха: а вдруг я умру, что будет с моим ребенком? Женщины, имеющие ребенка, который не стоит на ногах, должны жить именно с таким чувством. Она не имеет права умереть, заболеть, вляпаться в неприятности.

О гражданской позиции женщины
Считаю, что не место женщине в толпе разъяренных мужиков с сомнительными намерениями. Гражданская позиция? Глупости! Гражданская позиция — это быть хорошей матерью.

О том, как Ермошина подставила себя
Я могла сказать, что место женщины в детской, но подвернулся борщ. Я подставила себя намеренно, чтобы подчерк­нуть свои взгляды и выступить в защиту традиционных семейных ценностей.

О долге каждого
Не сказала бы, что уж так люблю кулинарничать. Для меня это такая же часть долга, как пыль вытирать, как в чистом белье ходить.

О том, чем Минск напоминает Людмилу Гурченко
Не могу Минск до конца считать своим городом: он молодой, весь после пластической операции. Как Людмила Гурченко.

О том, что у Ермошиной выросла нога или рука
К мысли о том, что я в списке невъездных, я привыкла: когда с несчастьем переночуешь, оно становится частью твоей жизни. Некое неудобство, как отсутствие руки, ноги: но люди же живут!

Зачем проводить выборы, если мы знаем, чем они закончатся?
Мы знаем, чем закончится жизнь, но все равно живем.

О том, что мы сделали
Хочу поздравить белорусов, как говорят в зарубежных фильмах, — мы это сделали.

Текст:
Фото:
  • Вадим Замировский, Tut.by
+