Некролог: Эдуард Шеварнадзе
15 июля 2014 Власть

Некролог: Эдуард Шеварнадзе

+

Могильщик коммунистического режима, любимец американских дипломатов. Бывший президент Грузии Эдуард Шеварднадзе стал одной из тех исторических фигур, которые больше пришлись по нраву «в гостях, а не дома». На его похороны прилетели бывший госсекретарь США Джеймс Бейкер и бывший министр иностранных дел Германии Ганс-Дитрих Геншер, но большинство простых грузин и не подумали принести дань уважения Эдуарду Амвросиевичу. Все оттого, что одним Белый Лис Шеварднадзе мягко стелил, а другим было жестко спать.

ЭДУАРД ШЕВАРДНАДЗЕ

25/01/1928 — 07/07/2014

Шеварнадзе

Эдуард Шеварднадзе в 1972 г. Владимир Акимов/РИА Новости

Карьерный взлет Эдуарда Шеварднадзе был стремительным, точь-в-точь как у кухарки из ленинского афоризма: родился в учительской семье на селе, собирался стать доктором — но затянула политика. Райком комсомола, второй, потом первый секретарь ЦК ЛКСМ Грузии, министр внутренних дел Грузинской ССР и — наконец-то! — первый секретарь ЦК Компартии Грузии. В сорок четыре года Шеварднадзе стал первым лицом в республике и сразу объявил, что начинает кампанию по борьбе с коррупцией и теневой экономикой. И какими методами! Реальная история больше напоминает застольный анекдот. То на заседании бюро республиканского ЦК предложил присутствующим показать наручные часы. У всех на запястье блестят Seiko, на которые простому советскому труженику придется месяц гнуть спину, и только у новоизбранного первого секретаря скромная отечественная «Слава». То одним утром запретил тбилисским такси выезжать из парков. Но на улицах все равно оказалось полно машин с «шашечками», то есть частных извозчиков с нетрудовым доходом — хоть сачком лови! Недоброжелатели называли кампанию Белого Лиса показухой, рокировкой вороватых чиновников — но на Москву Шеварднадзе произвел самое благоприятное впечатление. Не пренебрегал секретарь и по-восточному витиеватой лестью: чего стоит одно его признание Брежневу в том, что для грузинского народа солнце восходит не на востоке, а на севере, со стороны великой России.

В 1985 году Михаил Горбачев, который знал Шеварднадзе еще со времен комсомола, предложил тому пост министра иностранных дел СССР. «Я сказал: как я смогу работать, я ничего не понимаю в дипломатии, всего три раза был за границей, и то в соцстранах», — вспоминал Эдуард Амвросиевич. К тому же он не знал ни одного иностранного языка! Но Михаил Сергеевич настоял на своем — и не прогадал.

 

Шеварднадзе Э.А., 1992 год
Эдуард Шеварднадзе с внучкой Софико, 1992 год.
Фо­то: ИТАР-ТАСС

 

На смену партийному функционеру Андрею Громыко, которого на Западе прозвали Мистер Нет, пришел обаятельный человек, который мог смеяться и шутить не по протоколу. Когда после переговоров в Вашингтоне с госсекретарем Джорджем Шульцем молодая американская журналистка спросила: «Завтра воскресенье, какие у вас планы на выходной?», министр мгновенно нашелся: «А какие у вас предложения?»

Однажды подарил Шульцу кавказский кинжал и добавил: «Ну вот, я разоружился, теперь ваша очередь!»

Улыбка и обаяние помогли Шеварднадзе растопить лед холодной войны: он лично занимался урегулированием отношений между США и Советским Союзом, участвовал в объединении Восточной и Западной Германии, был одним из инициаторов вывода войск из Афганистана.

b_f7b24e747b6bed4e0ff9f89d7291b587
Фо­то: glo­bal­lo­okp­ress.com

 

Когда в 1990 году Эдуард Амвросиевич уходил с поста министра иностранных дел, газета New York Times писала: «Ушел лучший министр за всю историю СССР». Он сделал это добровольно, «в знак протеста против надвигающейся диктатуры». Шеварднадзе мог бы жить в доме на берегу озера, писать мемуары и раздавать интервью — но вернулся в политическую Грузию. Дважды, в 1995 и 2000 годах, страна выбирала его своим президентом, дважды, в 1995 и 1998 годах, на него совершали покушения. Несмотря на все свои политические заслуги, народным любимцем Шеварднадзе не стал. Его критиковали за экономические трудности, коррупцию госаппарата и особенно за неспособность вернуть Абхазию и Южную Осетию и решить проблему беженцев. Когда в 2003 году вспыхнула «революция роз» и оппозиция потребовала свержения Шеварднадзе — он ушел, послушно и без крови (как тут избежать украинских аналогий!). Архивные кадры видео сохранили диалог экс-президента с толпой журналистов:

— Кто будет руководить страной?

— Это не моя забота.

— Что вы собираетесь делать сейчас?

— Иду домой.

До конца жизни Эдуард Амвросиевич оставался в Тбилиси.

+