«Веселый молочник» Джастас Уолкер: «Хочешь жить счастливо – не бери кредит ни за что»
3 февраля 2015 Интервью, Мир

«Веселый молочник» Джастас Уолкер: «Хочешь жить счастливо – не бери кредит ни за что»

+

Северная экспедиция «Большого» встретилась с «сибирским американцем», который живет под Красноярском. Джастас Уолкер переехал в Россию 20 лет назад из Канзаса, взял землю, завел семью и детей – в Америку обратно и не хочет. Делает моцареллу, задорно смеется. Очень, очень задорно.

КТО: американец, сибиряк, мем
ПОЧЕМУ: попробуйте не расхохотаться в голос, когда он говорит
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ: «Кредиторы не приставляли людям пистолет к виску. Хочешь жить счастливо – не бери кредит ни за что»

Однажды Джастас дал интервью для телевидения и проснулся знаменитым – у этого ролика 2 миллиона просмотров!

Дал Джастас интервью и нашему «телеканалу»: похвалил россиян, раскритиковал американцев, пересчитал свои гектары и не промолчал о белорусских девушках.

Текст – адаптированная для чтения версия беседы с Джастасом. Если хотите лучше понять «Веселого молочника» и услышать легендарный заразительнейший смех, советуем посмотреть видео.

— Джастас, вы в России живете уже двадцать лет. Что в стране изменилось?

— Все изменилось! (хохочет). Люди стали менее ксенофобичные.

— Вас боялись, что ли?

— Страх внешних влияний. В 1990—е, когда наши возлюбленные американцы бомбили Югославию, ко мне русские приходили с топорами и криками: «За славян!» А теперь такая возня с Украиной, и хоть бы кто слово сказал. Люди понимают: есть государство, есть народ, и это не одно и то же. Хорошо, что мы, русские люди, научились это понимать.

r-14_resize-1

— Вы уже русский?

— Я – фиг поймешь! Не знаю, уже запутался (хохочет).

— А чем Россия принципиально отличается от Америки?

— Это разговор не на пять минут. Русская культура – это коллективизм, американская – индивидуализм. Русские говорят: «Мой поселок, город, страна». Американцы: «Я, моя семья, мой путь в жизни». Это чувствуется. Но в последнее время Америка больше идет в сторону коллективизма, а Россия – к индивидуализму.

— В связи с последними политическими событиями, не тяжело быть американцем в России?

— Нет. С топорами, как в 96-м, не приходили, и это прекрасно! Было бы тяжело, если бы я был согласен с внешней политикой США. Но я считаю, что они – конченые уроды. Хотите сохранить демократию для мира, сберегите ее сначала в своих берегах, а потом насаждайте. Как говорил отец-основатель Джордж Вашингтон, не нужно искать за рубежом драконов. Вооруженное насаждение демократии, поиски принцесс, которых нужно спасать, приводят к тому, что внутри страны свобода и демократия умирают. Мне печально смотреть на лицемерие США по поводу событий в Украине. Но спасибо русскому народу хотя бы за то, что ко мне лично не было никаких претензий.

Хотите сохранить демократию для мира, сберегите ее сначала в своих берегах, а потом насаждайте

— Ты рассказывал, что районные власти не могут дать тебе землю. Слышал, что Путин предлагал давать по гектару земли на Дальнем Востоке?

— Слышал. Мне «ВКонтакте» пишут: «Езжай на Дальний Восток, там целый гектар могут дать!» Но вы поймите, чтобы жить с молочного или мясного хозяйства нужны другие площади. Дачнику гектар – это много, хозяйственнику – мало. Для чего такое? Сейчас у меня 20 гектаров, и это минимум. Меньше нельзя!

— Джастасу для счастья сколько земли надо?

— В зависимости от качества – от 30 до 50 гектаров (хохочет). Было бы зашибись!

r-15_resize

— Россияне часто жалуются на власть. Ты жалуешься?

— Русский народ привык постоянно получать что-то от власти. Думаю, это еще одно отличие от Америки. Я не хочу, чтобы власть что-то мне давала, пусть только не мешает. Стоит пустое поле. Начну там работать, поставлю забор, соседи не придут со словами: «Джастас, что ты делаешь?». Придет сельсовет с криками: «Самозахват!». Дайте свободу!

— Есть миф: русские не любят работать на земле. Что вы можете об этом сказать?

— Думаю, в России просто выжили, уничтожили малые семейные хозяйства, где всем заправляли один-два человека, где хозяин и рабочий обрабатывали большие площади. Мне сейчас трудно найти хороших работников, но они есть. Но в большинстве своем ваши люди не хотят большие фермерские хозяйства, ограничиваются мелким подворьем.

— Вы не пьете, работаете, а есть ли вокруг вас такие же люди?

— Есть те, кто видит в хозяйстве не бизнес, а подспорье. Спрашивал у друга: «У тебя две коровы, почему бы не взять еще четыре? Ты ведь и так привязан к земле». С шестью коровами можно спокойно жить! Отвечает: «Да ну, куда мне это надо?» Это менталитет. Чем больше успешных примеров – не агрохолдингов, а маленьких хозяйств – мы сможем дать, тем лучше.

Русский народ привык постоянно получать что-то от власти

— Что американец, который живет далеко-далеко за Красноярском, знает о Беларуси?

— У вас красивые девушки! Еще вы вели партизанскую войну против захватчиков.

А если говорить о кризисе, я так скажу. Злые банкиры, которые наживаются за счет ваших кредитов? Так они же не представляли вам пистолет к виску: «Берите кредиты под сорок процентов, иначе мы вас убьем!» (хохочет). Будто бы: «Я шел в магазин и не смог удержаться. Дали мне кредит, теперь виноваты!». Хочешь жить счастливо, не бери кредит ни за что. Мой отец всегда говорил: «Процентная ставка – наказание для тех, кто не умеет копить деньги».

Для меня важна свобода, независимость, возможность диктовать свои условия жизни. Как ни странно, в чем-то в России свободнее, чем в Штатах. Например, в сельском хозяйстве в Штатах все, кроме приобретения земли, намного сложнее. Молоко нельзя продать даже своему соседу без кучи документов. За последние несколько лет около десяти человек посадили за ужаснейшее преступление – продажу парного молока. В России я могу иметь до десяти дойных коров без любого оформления. Для начинающих фермеров это класс! Нужно, чтобы так было во всем: больше свободы для легких людей.

+