Хлебнуть Гоа-2, или Как мы поехали на багги
8 июля 2015 Мир

Хлебнуть Гоа-2, или Как мы поехали на багги

+

Проехать от Москвы до Индии на совершенно не приспособленном для этого транспорте, пересекая территорию повышенной опасности — Афганистан, мог бы только один человек из тех, кого мы знаем: наш главный редактор. Однако его уже опередили крутые и авантюрные Александр Панов и Артем Киракозов из «Министерства дурацких поездок». Они поехали, рискнули — и добрались-таки до Гоа! Не без приключений, конечно.

Начало путешествия: Хлебнуть Гоа, или Как мы поехали на багги.

Очередь на границе Казахстана и Узбекистана — место, где не принято спешить. В среднем люди проводят в ней два-три дня, ночуя в машинах. Разумеется, наша спортивная программа (а в легенде звучало, что мы российские звезды автоспорта, стремящиеся победить в ралли-рейде не то в Индии, не то по дороге в нее) не включала в себя трехдневную ночевку, ведь в таком случае «мы проиграем соревнования». Эта легенда, подкрепленная 200 долларами США и селфи с каждым пограничником, позволила пройти казахскую границу без очереди и досмотра.

Едем по Узбекистану

Сразу за границей нас встретила чайхана с роскошным лагманом и тысячи километров каракалпакской степи. Зарядившись энергией лагмана, мы отправились дальше, не имея ни малейшего представления о том, где застигнет нас ночь, ведь в радиусе 500 километров не было ни одной АЗС! Из реальных вариантов рассматривались следующие:
Закончился бензин, и мы замерзли насмерть.
Закончился бензин, и нас загрызли волки.
Бензин не закончился, но сломалась тачка, и мы замерзли насмерть.
Бензин не закончился, но сломалась тачка, и нас загрызли волки.
Мы победили волков в обеих ситуациях (маловероятно).
Другое.

В конечном итоге победило «Другое», и мы наткнулись на постоялый двор, в котором смогли наконец отмыть шлемы и перчатки и расположиться на ночлег. К тому моменту наш внешний вид достиг состояния, когда даже в придорожном постоялом дворе нас попросили раздеться на крыльце и только после этого пустили внутрь.

 

 

Следующий день состоял из набора эмоций: «Солнце. Куда опять делся антифриз? Где взять бензин? Только через 150 километров?! Первый раз тепло! Как, опять закончился бензин? А-а-а-а-а, врубились в микроавтобус. Ты когда-нибудь менял колесо? Я тоже… А какой у нас расход вообще? Должно было еще на 200 километров хватить! Как он мог опять закончиться? Эй, друг, где взять бензин? Ну что, заливаем 80-й вместо 95-го? Тихо, послушай, это клапаны звенят? Нет, это наши стальные яйца! Какой охрененный закат! Смотри — Zara!»

Узбекистан не граничит с Россией, и поэтому ощущение родного совка тут гораздо меньше. Люди приветливые и любопытные, милиционеры дружелюбные и трогательные — выходят здороваться за руку всем постом. Правда, говорят, тут все же тоталитарный режим (ну а где его теперь нет), поэтому наши имена на каждом посту старательно заносились в большую тетрадь учета. Машин на дорогах только четыре модели да ослы, а из уст в уста передают легенду, что где-то есть человек, который ездит на джипе. Деньги измеряются стопками по 100 тысяч сум. Что внутри стопки, обычно не пересчитывают. Сумму больше 100 долларов нужно носить в отдельной сумке. Здесь прекрасная экология, ведь даже в городах все ездят на газу. Бензина крепче 80 градусов достать нереально нигде, кроме Ташкента, а это означало, что в любой момент у нас мог накрыться двигатель.

Cамые-самые
Самые приятные люди — пакистанцы.
Самые странные люди — индусы.
Самое дорогое жилье — Кабул — 200$.
Самое дешевое жилье — Каракалпакия (Узбекистан) — 25$.
Самая опасная страна — Афганистан.
Самая вкусная еда — шашлык в Джелалабаде.
Самая невкусная еда — завтраки в дешевых отелях.
Самые ужасные водители — индусы.
Самые жуткие геморройщики — индусы.
Самые красивые девушки — не обнаружены.
Самая красивая природа — Индия (местами).
Самая грязная страна — Индия (спорит с Афганистаном).
Самая пустынная страна — Казахстан (вообще ничего не увидели).
Самая неприятная картина — труп на рынке в Индии, не интересующий никого.
Самая приятная картина — закат в Гоа.
Самое полезное качество в поездке — оптимизм.

Афганистан: скрестить пальцы и проскочить

То, что Афганистан суров, становится понятно, как только за твоей спиной закрываются ворота узбекской границы и открываются ворота афганские. Улыбчивые срочники машут вслед, и тебя встречают суровые бородатые мужики, замотанные в платки и пулеметные ленты. Официальной формы, похоже, у них нет, поэтому все представители власти одеты в гражданское. Без преувеличения скажу, что лично для меня момент проезда по мосту между Узбекистаном и Афганистаном и дальше, в распахнувшиеся ворота талибских цветов, стал одним из самых неприятных ощущений за всю поездку. Все твое естество противится этому шагу, а ладошки предательски потеют, когда ты понимаешь, что въезжаешь на территорию войны. В этом тире длиной 1 000 километров ты — мишень. За твоей головой охотится добрая половина самых отъявленных террористов планеты, жизнь местного стоит не дороже арбуза, а похищенный иностранец может принести неплохой выкуп. Редкие отели, обмотанные три раза по кругу колючей проволокой и мешками с песком, — единственное место, где у тебя есть иллюзия безопасности.

 

2

 

Заселившись в отель-крепость, мы решили прогуляться по улочкам ближайшего к границе афганского города Мазари-Шариф. Выдвигаться в Кабул планировали на следующее утро, ведь предстояло проделать более 400 километров по горам, а ехать после заката здесь категорически не рекомендуется даже местным.

Путь из Мазари-Шарифа в Кабул лежал через высокогорный перевал и мрачный тоннель Саланг (тоннель длиной 2,8 километра, в котором насмерть задохнулись 180 советских солдат во время афганской войны). Добраться до Кабула засветло нам помешал некстати отвалившийся амортизатор. Как только стемнело, нас остановили на блокпосту вооруженные пулеметами люди. Намерения их были нам неясны до последнего момента, так как они не говорили ни на каком языке, кроме фарси. Нас отвели в штаб для беседы с генералом местной провинции. После обстоятельного допроса на тему «какого хрена мы тут делаем» было принято решение либо оставить нас спать в штабе, либо как можно быстрее экспортировать из провинции Парван с двумя конвойными джипами, полными тех же суровых парней, чтобы мы не испортили статистику провинции по убийствам и похищениям.

В легенде звучало, что мы российские звезды автоспорта, стремящиеся победить в ралли-рейде не то в Индии, не то по дороге в нее.

«Парни, ночью тут полный пи**ец. Садитесь в свой крайне броский автомобиль и уваливайте отсюда так быстро, как только можете, и не останавливайтесь ни при каких обстоятельствах. Вы поняли меня? Ни при каких обстоятельствах. Даже если вас будут останавливать менты — не останавливайтесь до самого Кабула! Удачи вам, придурки!» — вот что мы поняли из эмоционального курса выживания в этом районе, который озвучил нам афганский офицер.

Мы последовали советам вояки и, выжав максимум из своего литрового движка, донеслись до дорогого кабульского отеля, проделав полпути в сопровождении вооруженного конвоя. Как же приятно было после многих дней в холоде и грязи оказаться в пятизвездочном номере, пусть и не в самом курортном городе мира.

Пакистан. Здравствуй, цивилизация!

На следующее утро мы направились к границе Афганистана и Пакистана, где произошла странная встреча двух миров, встречаться которым приходится нечасто. Большинство местных никогда не были даже в соседнем городе, а русский для них и вовсе сродни инопланетянину. В итоге мы пожали несколько сотен рук и столько же раз вежливо назвали имя, откуда мы приехали, куда едем и какая максимальная скорость нашей машины. Пограничные чиновники не очень понимали, что с нами делать, так как мы явно выходили за рамки их инструкций и предписаний. В итоге к внимательному рассмотрению пограничниками были приняты все документы, найденные в нашей папке, включая такие важные, как русское ОСАГО, талон техосмотра (на русском) и старая квитанция из химчистки. Сделано это было с уважительным трепетом. При этом мой паспорт с моим лицом никто не сличил, и я пересек границу, не снимая шлема и не выходя из машины.

«А как же Carnet de Passages?» — спросит внимательный к подготовительному этапу поездки читатель. А очень просто: за карнет был принят и вполне сгодился обычный техпаспорт, и его номер был торжественно внесен в большую книгу регистрации карнетов.

В качестве гарантии безопасности странных гостей нам выделили машины охраны с автоматчиками, которые сопровождали от поста до поста после границы. Эти суровые, но приветливые мужчины проводили нас до большой трассы на Исламабад и отпустили в самостоятельное плавание. Первый раз за последние три дня мы облегченно выдохнули. Километры колючей проволоки, джипы с пулеметами, тройные ряды бетонных заборов, бородачи с пулеметами и отели, как осажденные крепости, остались в истерзанном войнами и терактами Афганистане. Не могу сказать, что нам их будет не хватать.

В качестве гарантии безопасности странных гостей нам выделили машины охраны с автоматчиками, которые сопровождали нас от поста до поста после границы.

На следующий день мы добрались до Лахора — города гораздо крупнее столицы Исламабада. Пакистан напоминает цивилизованную страну, где ходить с автоматом по улице не норма, где есть платные дороги и нормальные заправки (правда, непременно с молильными комнатами). Люди Пакистана демонстрировали потрясающую отзывчивость и постоянную готовность помочь, объясняя нам дорогу, раздавая Wi-Fi и наливая подпольного алкоголя в ресторане.

Пакистано-индийская граница с первого захода не далась. Ни дождь, ни холод, ни грязь, ни «Талибан» с «Аль-Каидой» не остановили нас — остановил нас бюрократ. Препятствием стал злополучный карнет, а вернее — его отсутствие. Целый день мы просидели в пограничном пункте, ожидая решения консилиума пакистанских таможенников относительно стратегии поведения с нами. В итоге победила стратегия — «приходите завтра».

Будучи разозлены потерянным на границе днем, мы решили, что на следующий день будем рыть подкоп, маскировать тачку под телегу с сеном, угрожать, льстить, подкупать, включать дурака, взывать к небесам, рвать на себе волосы — в общем, все то, что мы так здорово умели и не умели. Двухчасовая беседа с начальником таможни привела к желаемым отметкам в паспортах. Большая цель была выполнена — мы въехали на багги в Индию! Мы радовались как дети. На вызов, брошенный самим себе, дан достойный ответ.

Индия: сладкий и гадкий

Справедливости ради отмечу, что на багги по индийской земле нам удалось проехать не больше километра. Машина была арестована за отсутствие карнета (еще раз спасибо бюрократу из РАФ за то, что отказал нам в нем без объяснения причин). Индусы сказали, что это первая тачка с российскими номерами на индийской штрафстоянке. В отличие от пакистанских таможенников, которых длинная история о том, как мы несем в мир открытость и единение, убедила в необходимости дать нам разрешение, индусы проявили себя как твердолобые упрямые чинуши. Единственное, что нам оставалось, — злорадствовать, что мы протащили с собой несколько банок говяжьей тушенки. Нас дотошно обыскали, выдали на руки самое необходимое и отправили в пеший тур по Индии.

 

3

 

Мы решили не тратить ночь на отель и отправиться любым ночным транспортом в сторону конечной цели — Гоа. Из доступного оказался только автобус с ящиком для сна размером 1х1х2 метра, в котором нам предстояло ехать вдвоем до Дели. Вооружившись бутылкой «Олд Монка» и воды, мы, скрепя сердце, залезли туда, ощутив то, что чувствуют погребенные заживо. Два раза за ночь автобус останавливался, и суровый индус громко стучал палкой во все ящики, безжалостно будя тех, кто хочет и не хочет писать на «пис-стоп». На него, как в армии, отводится 45 секунд. Люди, стремглав нацепляя на ходу ботинки, несутся в ближайшую канаву, а чтобы не осталось сомнений, что автобус уедет независимо от твоей расторопности, водитель то и дело трогается с места.

В 6 утра нас высадили в морозном Нью-Дели, и наша судьба оказалась во власти тук-тукеров. Оказалось, что купить мотоцикл можно только завтра, так как в понедельник ничего не работает. Москвичу этого никогда не понять, и индийское спокойствие начинало сильно раздражать. Найдя действующий прокат, мы арендовали 350-кубовый Royal Enfield, на котором нам предстояло проехать 2 000 километров до Гоа с заездом в Агру (Тадж-Махал). Мы оба — абсолютно начинающие байкеры, и у каждого не более 15 часов «налета». С такими вводными мы, оставляя за собой след седых волос и потоки брани, выбрались-таки из Дели — города, где правила дорожного движения однозначно вне закона. Укрощали раскатисто ревущий Enfield, громко матерясь, уворачиваясь от священных коров и беззаботных индусов, прогуливающихся по шоссе или несущихся по встречке, ослепляя тебя дальним светом. Дополнительного колорита придавали трупы разных небольших животных, разбросанные на протяжении пути.

Краткие итоги
— Примерно 7 500 км пройдено (5 500 на багги и 2 000 на мотоцикле).
— 21 день в пути.
— 6 стран.
— 10 пограничных досмотров.
— 3 недели в шлемах и снегоходных костюмах.
— 20 отелей / мотелей / постоялых дворов.
— Новый год в Джелалабаде без еды и алкоголя.
— Почти нетронутая аптечка.
— Тонны ужасной еды и несколько килограмм прекрасной.
— Неделя холода, две потеплее и два дня жары.
— Тысячи прекрасных людей и единицы неприятных.

Индия бесила нас абсолютно всем. Мы проехали ее насквозь и первые приятные эмоции испытали только в туристическом Гоа. Вся остальная Индия представляет собой страну на первобытном уровне развития цивилизации. Толпы нищих людей, которые едят с земли, невероятная грязь, отсутствие правил движения и жилища, больше похожие на парники или сараи из мусорных отходов. Понятия «туризм» в центральной Индии (после Тадж-Махала) нет — поэтому мы не встретили ни одного места, где можно было бы вкусно и безопасно поесть. Ты постоянно чувствуешь желание нажиться на тебе со стороны индусов и минимум радушия. Например, камеру GoPro, отвалившуюся от мотоцикла, подхватил водитель грузовика и при нас быстро запрыгнул в машину, попытавшись укатить восвояси.

Нам потребовалось около четырех дней, чтобы, прошив Индию насквозь, оказаться в облюбованном русскими небольшом курортном раю. За последние 20 дней мы впервые увидели белого человека. В Гоа успели концептуально пообедать сыроедческой пищей в ресторане «Шантарам», посетить ночной рынок в Анджуне и отужинать у бывшего шеф-повара Абрамовича в ресторане Matsia. После всех дорожных приключений обыкновенный курортный отдых казался пресным и однообразным, и спустя два дня, когда отпуск подошел к концу, мы с удовольствием отправились в аэропорт.

Как всегда, цель оказалась куда менее интересной, чем путь к ней. Пусть не только на багги, но из Москвы до Гоа мы добрались!

Фото:
  • Александр Панов и Артем Киракозов
+