Путешествие по Испании, независимой от Испании
13 августа 2013 Мир

Путешествие по Испании, независимой от Испании

+

Независимость — сладкое слово не только для белорусов, но и для каталонцев и басков. Специально для «Большого», Анна Анакер побывала в Каталонии и Стране Басков, чтобы понять, так ли этим народам нужна независимость, как об этом говорят в новостях. Для наилучшего усвоения материала редакция рекомендует при прочтении слушать Manu Сhao, Jose Luis Perales и гимн испанских добровольцев Ay Carmela.

«Очо». Первое слово на испанском, которое я выучила. «Очо» означает «восемь». С восьмой платформы из Барселоны уходит электричка на Коста Браву. Именно оттуда я решила начать поиски независимой от Мадрида Испании.

Еду, напеваю «очо желтое, очо красное», стараясь попасть в ритм. Везде цвета национального флага Каталонии, который подмигивает с каждого балкона. Эти детские и радостные проявления патриотизма всюду: флаги, флажки и наклейки с символикой Каталонии. В Германии, например, такие чудесные моменты единения нации случаются только во время чемпионата мира по футболу. Каталонцам же не нужен повод, чтобы развешивать национальные флаги, пить только местное вино и уточнять: «я — не испанец, я — каталонец».

Они это подчеркивают всегда. С этой мыслью высаживаюсь из поезда в Бланесе. Полицейский выхватывает чемодан, журчит мне что-то про «красивый чика» и спрашивает номер телефона. Испанцы: горячая южная кровь. И я начинаю верить, что впереди меня ждет только счастье: я — в раю. В моих солнечных очках отражаются пальмы — я в Ллорет-де-Мар. Это рай для начинающего русскоговорящего туриста. Из 39 тысяч жителей 10 тысяч говорят по-русски: Ллорет, по сути, аксеновский «Остров Крым» со сбежавшими от налоговой полиции русскими.

DSC_7077

Огромное количество русских для меня скорее плюс: здесь есть, кого расспросить «за жизнь». Ведь мой испанский пока что ограничивается словом «очо», что, в принципе, тоже неплохо — в городе продают прекрасное вино «Три восьмерки», поэтому со словом «очо» я не пропаду. Сворачиваю за угол, и вижу, как в кафе допивает стаканчик вина водитель городского автобуса. Допил, пригладил усы — и выехал на маршрут. Это Испания. Что в Валенсии, что в Каталонии — во всей Испании люди пьют вино.

BCN-LASKO-NIKON-380

Каталония — автономная область Испании. Административный центр – Барселона, официальные языки — каталанский, испанский и окситанский. Каталония — один из самых развитых районов Испании. Население Каталонии составляет около 16 % всего населения Испании, при этом производит 23 % валового национального продукта. Основное занятие жителей Каталонии — не сельское хозяйство, как в остальной Испании, а промышленность и сфера услуг.

Каталония — автономная область Испании. Административный центр – Барселона, официальные языки — каталанский, испанский и окситанский. Каталония — один из самых развитых районов Испании. Население Каталонии составляет около 16 % всего населения Испании, при этом производит 23 % валового национального продукта. Основное занятие жителей Каталонии — не сельское хозяйство, как в остальной Испании, а промышленность и сфера услуг.

И уже хотя бы поэтому они должны жить в одной стране. Еще из общих черт всего испанского народа — слова «транкила», «маньяна» и «параманьяна». Это означает, что, с какой бы ты проблемой не пришел, тебе предложат расслабиться и перенести решение вопроса на завтра, а лучше — послезавтра.В этой стране бесполезно искать работающего человека после обеда и в пятницу. И, правда, какая к черту работа после обеда, если комплексный обед стоит 9 евро, и в него включена целая бутылка вина! Давай лучше обсудим, в какой бар мы пойдем сегодня вечером, а после обеда нужно где-то украдкой прикорнуть. Поэтому кризис в Испании является скорее кризисом в головах: мне, после Германии, очень странно, что люди вокруг не стремятся и не хотят работать.
И это Каталония — самый «сильный» испанский регион. Остальная Испания посматривает на каталонцев, как на роботов: они, мол только о работе думают.

DSC_7504

Но каталонцы настроены серьезно — они всерьез хотят выйти из состава Испании, как раз потому, что они работают и «кормят» остальную Испанию.
Они ждут, как решат свои вопросы шотландцы, которым разрешили в 2014 году провести референдум о независимости, потом на очереди Ирландия. Следующими будут каталонцы: по данным местного отдела социальных исследований, половина жителей Каталонии хотят независимости. В прошлом сентябре в 40 муниципалитетах региона были изменены названия улиц и площадей с «Испании» на «Независимости». И все очень довольны. Каталонцы хотят отделиться от Испании и остаться в Евросоюзе. А я хочу на пляж.

Половина жителей Каталонии хотят независимости. В 40 муниципалитетах региона были изменены названия улиц и площадей с «Испании» на «Независимости».

В Ллорете есть волшебное место, называемое Сабодейя. Красивейший пляж — наверху колышутся сосны, внизу шумит море. Мелкий песок заставляет забыть все политические дебаты на свете. Это лучший пилинг на планете. На полном серьезе начинаю закапывать в него лицо, чтобы омолодиться лет на десять. Но, оказывается, для испанцев я и так хороша. Из женских дум меня выдергивает голос:
— А какой у тебя рост, гуапа? — кучерявый красавец выгодно смотрится на фоне волн.

BCN-LASKO-NIKON-065

— Хочешь, я никогда не надену каблуки, и ты всегда будешь выше?
Расстановка приоритетов новому другу нравится. Знакомимся. Карлос, работает с туристами в соседней Санта-Cусанне, параллельно дублирует голливудские фильмы на испанский. На вопрос о семейном положении отвечает уклончиво, ну, есть парочка. О! Вот он — долгожданный мачо! Каталонец — самый настоящий, живой, первый на моей памяти.
— Карлос, чем Каталония отличается от Испании? — спрашиваю.
— У нас самый крутой футбольный клуб.
— Независимости, говорят, хотите…
— Давай, не про то, чего хочет Каталония, а про то, чего хотим мы. Вот я бы с тобой вина на пляже выпил.

Извини, амиго, меня все-таки ждет независимость Каталонии. Хотя не удивлюсь, если каталонцам скажут: можно получить независимость, но только явиться за ней надо будет в семь утра, — многие решат, что и в составе Испании не так уж плохо. Да и вообще — «транкила». Давайте этот вопрос решим «маньяна», а еще лучше «параманьяна», послезавтра.
Совет правительству Испании. Хотите оставить богатенькую Каталонию в составе страны, назначайте референдум на разгар знойного дня — глядишь, половина жителей не сможет проснуться, а вторая — так и останется в баре за бокальчиком холодного белого.

Назначайте референдум на разгар знойного дня — глядишь, половина жителей не сможет проснуться, а вторая — останется в баре за бокальчиком белого.

Но все-таки предпосылки к сепаратизму видны невооруженным глазом. Проедьтесь по Каталонии ночью на машине, когда лазури моря, полуразрушенных замков, кактусов и прочего средиземноморского антуража уже не видно. Вы словно попадете в Германию — огни заводов, заборы электростанций, четкие развязки на дорогах. В Каталонии производят 23 % валового национального продукта. Получается, что ВВП на душу населения почти такой же, как у немцев. И это с учетом того, что в регионе практически нет полезных ископаемых, то есть, все нажито трудом и креативом.
И это странно, потому что все испанцы — мечтатели.

Например, Марко. Родом из Валенсии, последние девять лет работает кондитером. Тут за такую постоянную работу держатся — в стране почти шесть миллионов безработных. Но он собирается все бросить, взять кредит и открыть… журнал.

BCN-LASKO-NIKON-101

— О рецептах и баскетболе!
— Почему об этом?
— Мне это нравится. Я почти каждый день играю в баскетбол.
— А почему не кафе? Ты же — кондитер.
— Ну, можно и кафе, но тогда придется переехать в Бенидорм. Там небоскребы на пляже. Приедешь ко мне, будем стоять у окна и смотреть на море…

IMG_3755

А в Каталонию и независимых басков Марко не верит, он вообще считает, что Валенсия — лучшее место на земле. А каталонцы — не такие душевные, как люди Валенсии. И вообще, каталонцы почти немцы, а что может быть хуже?

Но вообще, убежденность в том, что их регион самый лучший — очень характерная черта для любого региона Испании.

И в этом нужно убедиться лично. Беру подругу, и мы отправляемся в Страну Басков. Аэропорт в Бильбао умиляет до слез. Ну, прям, родной «Минск-2», судя по обшарпанности и запустению. Такое чувство, что бомбу тут взрывали совсем недавно, хотя я точно помню, что последний теракт от ЭТА (Euskadi Ta Askatasuna — «Страна Басков и свобода») был три года назад. ЭТА вообще в 2011 году объявили, что сдаются и складывают оружие, но за время своего существования они уже не раз делали похожие заявления, поэтому им не все верят. И поэтому по Стране Басков ходят красивые вооруженные парни, говорят в пуговицу и выборочно проверяют документы у прохожих.

Похоже, именно здесь так называемый эпицентр независимости.

За каждым лицом я пытаюсь разглядеть партизанское прошлое, в каждом взгляде прочесть уверенность в себе и своей маленькой, но гордой стране. И, ребята, они реально ходят в беретах!
В первый же день попадаем в маленький частный бар. Он уже закрыт. Нас это не смущает, мы пролазим в щель опущенных жалюзи. Веселая компания с собаками попивает вино и пиво, хозяин пытается убрать заведение, гремит музыка. Нас встречают, как родных, и даже дарят коллекционное шампанское. Пока моя подруга падает со стула и целуется с собаками, знакомлюсь со Штефаном. Он из Бремена, но уже пять лет живет в Сан Себастьяне. Потому что рядом есть крупнейший атлантический порт — а на работу в порту стараются брать немцев, они четкие. Там очень нужны те, кто четко, по-немецки, отправит грузы дальше.

ЭТА (Euskadi Ta Askatasuna — «Страна Басков и свобода») — баскская леворадикальная организация, выступающая за независимость Страны Басков.
Самые громкие теракты ЭТА: 20 декабря 1973 года — убийство премьер-министра Испании Луиса Карреро Бланко, преемника Франко.
Август 1995 года — покушение на короля Испании Хуана Карлоса. 11 марта 2004 года — взрыв четырех пригородных поездов за три дня до парламентских выборов. Погиб 191 человек, ранения получило более 2000. Всего от терактов ЭТА погибло более 850 человек.

— Тут жизнь. Океан. И тут очень гостеприимные люди.
— А как же эускара — баскский язык? Выучил?
— Ну, на нем все равно только процентов 30% жителей разговаривают и испанский тут пока никто не отменял.
Эускара — это отдельная тема. Единственный реликтовый язык в Европе, сохранившийся еще с доримских времен. Даже вместо простого испанского «грасиас» (спасибо), в барах вам говорят «есскерик аско». Остаток дня я гадаю, как на этом чудесном языке будут звучать интернациональные «мама» и «папа»… У басков вообще многое по-другому. Например, вся Испания мяч в футболе гоняет, а тут национальный вид спорта «айсколари» — рубка бревен на скорость. Очень практично, я считаю, и очень по-белорусски.

BCN-LASKO-NIKON-132

Но испанский и испанские законы гостеприимства тут никто не отменял. Ключевая фраза «Дос бинос бланкос». Заходим в ресторан: «Бутылку вина и два бокала». Приносят бутылку вина и два полных стакана с ним же. За счет заведения. Эта страна доведет меня своим гостеприимством…

Баски любят общение и любят выпить, в этом они от всей остальной Испании не отличаются. Утром возле главного рынка в барчиках не протолкнуться. Красивые старички пропускают по стаканчику, закусывают бокадийо и норовят выпытать твои секреты. Стареть надо уезжать в Испанию. Там вас не сдадут пусть даже в расчудесный, но дом престарелых, как в Германии, и вам не придется пересчитывать миллионы дрожащей рукой, чтобы купить батон и кефир, как в Беларуси. В Испании вы станете милой бабулей, будете цокать на каблучках и держать наманикюренными пальчиками свой утренний аперитив. Или дедулей в берете, — можете любоваться на бабулю и, будьте уверены, утреннего аперитива вас тоже не лишат. А по вечерам танцы на площади перед муниципалитетом. Вечная молодость. Бесконечная радость.

Испания — Каталония и Страна Басков — да так ли это важно — все равно Испания!

Городской муниципалитет Бильбао чудесно отражает последние десятилетия противостояния басков всему миру. Он похож на железный сейф. Враг не пройдет. И друг тоже. Интересно, что за всю историю у басков лишь однажды было собственное государство (не считая, конечно, средневековых Наварры и Васконии): во время Испанской гражданской войны баски в октябре 1936-го провозгласили республику Эускади, которая уже в июне 1937-го перестала существовать. Этот народ не просто притесняли — их даже разделили: одна часть Страны Басков на территории Испании, другая во Франции. А люди до сих пор не забыли, что они именно «эускалдунак». И радость из-за всех этих исторических несправедливостей не растеряли.

И лично для меня не так уж принципиально, будут баски и каталонцы независимыми, или останутся в составе Испании. Я не вижу проблемы перепечатать карту, если это понадобится. Потому что в любом случае вместе с заказанной бутылкой вина тебе в подарок принесут два полных бокала, — это же Испания. Или Каталония. Или Страна Басков.

+