«К полюсу холода — на Geely». Якутск — Оймякон
18 февраля 2015 Мир

«К полюсу холода — на Geely». Якутск — Оймякон

+

Исходя из количества серий, многие называют этот проект «Рабыней Изаурой». А мы просто наблюдаем, как ребята из совместной экспедиции журнала «Большой» и auto.tut.by продвигаются к полюсу холода. Которого они наконец-то достигли…

3

Все части проекта
Часть первая: техника и сборы
Часть вторая: Минск — адский холод — Красноярск
Часть третья: Веселый Молочник, лучшие люди и лучшая рюмочная Красноярска
Часть четвертая: Байкал, я люблю тебя
Часть пятая: «Дорога в ад», на деле – в рай. Тында – Якутск
Часть шестая: шаманы, тюнинг автомобиля и Якутск
Часть седьмая: Якутск — Оймякон
Часть восьмая: Оймякон
Часть девятая: Трасса «Колыма»
Часть десятая: Магадан — Байкал
Часть одиннадцатая: Байкал
Часть двенадцатая: Байкал — Минск
Часть тринадцатая: Стокгольмский синдром, или Вся правда о Geely Emgrand X7

r-7

Автомобиль как новенький, экипаж отдохнувший, снова едем! Якутск — Оймякон, чуть меньше 900 км по трассе «Колыма». Только сначала заезжаем в банк, чтобы обналичить деньги: дальше работают только наличные, только хрустящие купюры. Якутия — самая большая административно-территориальная единица в мире, по площади больше Казахстана, но живет здесь меньше миллиона человек. Все они разбросаны по мелким улусам, деревням, поэтому наладить современную коммуникацию здесь очень сложно. Телефонная связь, банковские карты — это где-то там, в другой России. Или в Якутске. На трассе такой роскоши нет.

r-12

Поэтому карманы оттопыриваются от наличных, в канистрах в багажном отделении плещется бензин, есть еда, вода — в машине можно автономно просидеть дня четыре с работающим мотором. Если жечь костры, на запасе еды продержимся недели две: всего взяли в избытке. Едем ведь по местности, где река — вполне себе дорога.

r-15

r-14

Трафик по реке Лене такой, что будь здоров. Гоняют все — и легковые, и грузовики. Грузовики снуют, переправляя товары с материка на остров, которым, по сути, является Якутия. Весной растает лед — придется возить на паромах, а это дорого и медленно. И далеко не в каждый уголок Якутии доберешься летом: зимой, зимой, когда все замерзает, здесь начинается настоящий транспортный аврал.

r-24

r-17

Толщина дорожного покрытия, то есть льда, позволяет хоть на бульдозерах ездить. Эти мужчины в окопчике — дорожники, расковыривают лед, потому что у них застрял бур.

 

 

Увлекшись спасением бура, дорожники едва не потеряли товарища в реке: вода оказалась чуть ближе, чем они ожидали.

r-19

Как говорится, устали в офисе — расскажите этому человеку о своей работе. Он только что чуть не ушел под лед большой реки.

r-22

Но ребята в Якутии не тужат, всем белорусам передают привет. Машут руками, всем добра, дальше едем.

r-28

Как уже писали, Якутия — остров, к которому легко добраться только зимой. Моста к Якутску в ближайшем будущем не будет, хорошая дорога от трассы «Амур» пока только в процессе стройки — но хорошая дорога нужна не всем. Вокруг транспортной проблемы кормится очень много людей: владельцы грузовиков, владельцы магазинов и проч. и проч. Как только до Якутии и в Якутии появятся хорошие дороги, цены на продукты и вещи упадут, равно как и ставки на перевозки, упадет маржа продавцов товаров — по слухам, есть даже своеобразное лобби, которое блокирует строительство моста и хороших дорог.

r-31

Любуясь закатами и Якутией, дальше едем. Есть примета: кто увидел танцующих стерхов, тот будет счастлив. Но танец стерхов явно не видели наши следующие собеседники.

r-31

Cкажу честно: мы подъехали из чистого любопытства, никого спасать не собирались. Стоит на обочине старенькая Toyota, темно, мотор не работает, лишь вяло моргает «аварийка». Времени около девяти вечера, машин нет, ничего нет: трасса «Колыма», мороз около -30, мобильная связь не работает. Подъехали, и тут из Toyota выскакивает женщина в слезах:

— Помогите, машина сломалась, сидим с ребенком, замерзаем…

Я и сам испугался: женщина заметно замерзла, мальчику Максиму 4 года, верещит и веселится, но еще буквально час — и непонятно, что было бы с ними.

Усадили их в Geely — сидим, греемся, ждем мужа.

Дело у них было так: ехали из Усть-Неры, сломался ступичный подшипник. Муж оставил жену и сына в машине, сам поехал на попутках в ближайший поселок за деталью. Связи в этом месте нет, трафика почти нет, мотор почему-то заглох, уже час они сидят, замерзают. Жуть, одним словом. Банальная северная жуть.

r-31

Что делать нашей экспедиции? Быстрый финиш откладывается — сидим, греемся, ждем мужа. Мобильной связи нет, если мы увезем его семью, будет тогда смерть не от холода, а от инфаркта. Приедет человек — на месте ни жены, ни сына. Так и сердце станет.

r-37

r-43

Чуть позже приехал муж. Запчасть в поселке он не нашел, зато семья в сборе, над Toyota поколдовали — завели. Решили так: я еду в Якутск, отвожу домой жену и ребенка, муж с нашим фотографом, Антоном, остаются у машины жечь костры. А утром из Якутска родственники привезут деталь. Комбинация сложная, но других вариантов нет: за окном перевалило далеко за -30, на руках ребенок.

r-44

r-46

Фото на память, оставляем мужчин у костра и возвращаемся в Якутск. Это 2,5 часа ходу от места происшествия.

r-49

r-56

Парни в это время экономили бензин, грелись костром. Общались. Игорь, так зовут нашего нового знакомого, рассказал, почему сломалась старая Toyota:

— Понимаешь, рабочая машина! Я на нее недавно сверху нагрузил полторы тонны, сам с рабочими сел, ну и прохватил по нашим дорогам. Отсюда и проблемы с подшипником, не выдержал старичок…

22

Пока они сидели, мимо проходил грузовик. Водитель очень захотел помочь, поэтому они вместе соорудили конструкцию из запаски и шины от грузовика — поехали! К ближайшему кафе: там, мол, гораздо комфортнее и безопаснее сидеть до утра.

В этой ситуации все хорошо, техническое решение по буксировке просто гениальное, но! Никогда! На трассе! Без телефона! Не сдвигайтесь в таких ситуациях с места. Потому что выходит как всегда: я получил только sms «Мы в таком-то таком-то кафе». Ни сколько километров от этого места, ни в какую сторону ехать — вперед, назад. Искал я ребят по трассе почти до утра.

Никогда! В таких ситуациях! Не двигайтесь с места!

r-62

Ладно, утро вечера мудренее, дальше едем, читая якутский придорожный эпос. Шрифт кириллица, язык якутский, больно мудреный.

r-64

Вообще, якуты — развитый народ еще до прихода русских. Они не ездили на оленях, играя на варгане, а к началу «колонизации» уже вели практически оседлый образ жизни. Научились обрабатывать железо, вывели породу якутских лошадей и якутских коров. Среди всех соседей были, пожалуй, одними из самых прогрессивных: строили якутские избы, балаганы, отапливали жилье печками. Однако западной цивилизации в лице русских они противостоять, конечно, не смогли, поэтому были ассимилированы. Но якутские лошади никуда не исчезли: вот они, бьют копытом снег, ищут сьедобное под ним.

r-80

Белорусско-китайский конь идет на смену якутской лошадке, летим по направлению в Оймякон.

r-83

По пути заезжаем в село Черкёх. В Российской империи Якутия всегда была тюрьмой без стен, местом ссылки — куда отсюда убежишь? Зимой замерзнешь вне дорог, летом звери и комары загрызут. Куда отсюда убежишь?

r-118

Ссыльные жили, как и все: по классификации это похоже на якутский дом, его называют «балаган». Но на двери табличка — «юрта». Так и не понял, что это за архитектурное сооружение — юрта или балаган, но жили так.

r-99

Жили и даже умудрялись работать: ссыльные занимались этнографией, составляли словари якутского языка и проч. и проч. Такое рабочее место считалось роскошью для интеллигента. Многие женились на якутках и возвращались с ними в столицу.

r-104

Якутская печка-камелек. По конструкции отличается от привычной нам. Но работает эффективно, греет отлично.

r-104

r-121

Такие условия жизни и такие методы царской России потом покажутся очень гуманными на фоне методов СССР. Якутия для Российской империи была своеобразной Австралией для Англии, местом ссылки — а в СССР начали просто убивать. Или выстрелом, или непосильной работой.

Трасса, по которой мы едем, называется «Дорога на костях». Это трасса «Колыма», при ее строительстве умерло очень много людей.

«Две тысячи километров тянется, вьется центральная колымская трасса — шоссе среди сопок, ущелий, столбики, рельсы, мосты… Рельсов на колымской трассе нет. Но все повторяли и повторяют здесь некрасовскую «Железную дорогу» — зачем сочинять стихи, когда есть вполне пригодный текст. Дорога построена вся от кайла и лопаты, от тачки и бура» — Варлам Шаламов, «Колымские рассказы», почитайте — поймете ощущение здешних мест.

r-137

Как показывает наше ночное приключение, трасса и сейчас может забрать себе жертву. Дальше едем, разглядывая якутские символы.

r-138

r-29

С каждым километром исчезают «цивилизованные» машины. Трасса «Колыма» — царство «буханок», уазиков всех мастей. Единственная дорога в мире, где они могут кого-то обгонять. Носятся так, что атас.

Вместе с нормальными машинами исчезла и возможность поесть: дальше только собственное приготовление в машине. Благо газовая горелка и запас еды имеются.

r-104

Трасса «Колыма» — это так: пустота, ничего нет и ты в пустоте.

r-104

r-157

Дорога сливается в бесконечную ленту Мебиуса, ритм, как звук варгана, километр не отличишь от километра — вот, по реке поехали, немного освежились.

r-173

А дальше снова бесконечный лес… Чтобы вы понимали, счет в таких ситуациях идет не на километры, на часы.

r-184

r-185

Хорошо, что по пути все еще встречаются заправки. Заправки — это так. Расплатиться карточкой «Альфа-Банка»? Подождите, пожалуйста, до цивилизации, здесь только кэш.

r-104

Край суровый, неприхотливый, и вообще становится все глуше. Одиночество в сети гораздо приятнее одиночества в лесу, поверьте на слово. Что чувствовал, например, Амундсен во время своих полярных экспедиций — представить страшно, но можно почитать.

r-205

В закате на горизонте появляются горы: вот она, настоящая Колыма. Колыма — это река, но пейзаж колымских мест — реки, горы и болота. Гиблые для жизни человека места.

r-214

Кровь… Сколько людей погибло при строительстве трассы «Колыма»? Точного ответа никто не знает. Но вот простой пример: из первой партии заключенных, охранников и собак, которые начали прогрызать дорогу от Магадана, зиму не перенес никто. Все умерли зимой. Да и сейчас на этой дороге нелегко.

r-206

«Тюрьма без окон» — хорошо, что потеплело, в -30 можно хотя бы снимать, ходить, работать. А как чувствуешь себя в тюремной робе здесь в -50? На баланде из гнилых овощей и воды?

Мир. Миру — мир. Ни одна из тряпок и идей не стоит того, чтобы убивать и бросать людей в подобные места.

r-210

r-213

«Колыма» — одна из самых красивых и опасных дорог в мире.

Канал Discovery снял об этой дороге отдельный фильм. Рекомендую взять у жизни час времени и посмотреть кино. Многие моменты там преувеличены, конечно: мы же на Geely по этой трассе проехали! И ничего, нормально все. Хотя, чтобы здесь ездить, нужен опыт. Ледяные серпантины без оградок, пропасть вместо обочины — нужна рука профессионала.

r-213

Прибыв к легендарному кафе «Куба», ложимся спать.

r-238

r-219

Поутру все как обычно: фаллос растет из земли к глушителю. Мороза сильного нет, поэтому к выхлопной трубе он не добрался.

r-231

Кафе «Куба» известно на весь мир. На многие сотни километров это единственная точка, где можно нормально поесть. Нет, не поесть — просто на многие сотни километров вокруг это единственная точка, где можно посидеть, пообщаться с людьми. Несколько вагончиков, спутниковые тарелки и Колыма вокруг.

r-236

r-235

Здесь есть телевизор и спутниковый телефон. 50 рублей минута, меньше доллара, отлично. А главное — здесь тепло.

r-245

Поначалу как-то неудобно, но в итоге хорошо знакомимся с ребятами. Оставляем им минскую прессу — пусть читают, время у них точно есть.

r-251

r-256

Заправляемся у «Кубы». Заправка тоже легендарная: на нее вешают стикеры и наклейки все путешественники мира.

r-254

Это наклейка моего старого друга Витольдаса Милиуса. Мы с ним как-то выбирались из Воркуты, обгоняли поезд. Знаете, очень приятно, находясь ЗДЕСЬ, видеть наклейку друга из Вильнюса. Ну просто как дома с родными посидел.

А места вокруг кафе «Куба» — это вот так, как на сферической панораме. Повращайте, посмотрите. Брошенный поселок: таких вдоль трассы «Колыма» десятки. Выбитые окна, разрушенные дома. Закончился Советский Союз — закончилась и жизнь: в таких местах лучше вместе с оленями кочевать или жить в бревенчатом балагане, ведя традиционный якутский образ жизни. Западная схема жизни требует совсем других расходов. Инфраструктура стоит столько, что без поддержки государства жить здесь — невозможно. Слишком дорого и бессмысленно. Что и доказывают брошенные поселки.

r-269

r-275

От «Кубы» сворачиваем на Оймякон — места становятся все более похожи на рассказы Шаламова.

r-285

r-284

Красивые вокруг пейзажи, но единственные обитатели здесь — КамАЗы, груженные углем.

r-293

r-295

Так выглядят мосты. Мы едем пока без проблем: дорожного просвета хватает, за всю дорогу лишь несколько раз чиркнули защитой.

r-298

r-213

Колыма. Смотрите и наслаждайтесь. А я снова спою оду белорусам: понимаете, мы все ноем и все ругаем, а так приятно встретить в глуши родной МАЗ. И пусть склады завода забиты продукцией, пусть везде проблемы — но мы крутой народ! Куда бы в бывшем СССР ни поехал, везде есть МАЗ, МТЗ и мотоцикл «Минск». Жыве Беларусь, в общем. Даже в Якутии — жыве.

r-302

Даже и рассказать нечего: медленным, но верным верблюдом тащимся в сторону Оймякона. Быстро не поедешь: плохо кончится. Поэтому едем не спеша.

p-16

Спасаемся Борисом Гребенщиковым, его радиопередачей «Аэростат». Скачали все выпуски, едем с БГ запанибрата.

r-310

r-309

r-309

К ночи прибываем в Томтор: здесь все атрибуты того, что турист уже приехал. Стела, знак -71,2 градуса по Цельсию. И общий посыл: все, дорогой гость, в Оймякон не едь, оставайся у нас в Томторе. Ложный вызов?

Нет: Оймякон — это название всей местности, всей долины. Поэтому здесь везде очень, очень холодно. И знак «Оймякон» в Томторе — это нормально.

Но деревня Оймякон считается самой холодной, поэтому едем дальше.

r-321

r-318

В темноте скачем по ямам в Оймякон: дорожка так себе, конечно.

r-322

Все!!! Это — полюс холода! Мы прибыли! Мы — в Оймяконе. Позади 11 000 км, мы не сломались, не замерзли, наш конек белорусской сборки сдюжил, дотянул. Ура. Как-то сипло и тихо звучит из наших глоток, потому что устали страшно.

Спать.

p-6 p-7 p-8 p-9 p-18 p-19 p-21 p-22

P.S. Автор выражает большую признательность Ирине Исмагуловой, генеральному директору агентства «АГТ-Беларусь», за разработку маршрутов на якутской земле.

Все части проекта

Часть первая: техника и сборы
Часть вторая: Минск — адский холод — Красноярск
Часть третья: Веселый Молочник, лучшие люди и лучшая рюмочная Красноярска
Часть четвертая: Байкал, я люблю тебя
Часть пятая: «Дорога в ад», на деле – в рай. Тында – Якутск
Часть шестая: шаманы, тюнинг автомобиля и Якутск
Часть седьмая: Якутск — Оймякон
Часть восьмая: Оймякон
Часть девятая: Трасса «Колыма»
Часть десятая: Магадан — Байкал
Часть одиннадцатая: Байкал
Часть двенадцатая: Байкал — Минск
Часть тринадцатая: Стокгольмский синдром, или Вся правда о Geely Emgrand X7

Партнеры проекта

Belgee Geely Nokian_Tyres
Alfabank Velcom

Информационный партнер

auto.tut.by

Поддержка проекта

mediacube_no bgv2 Stihiya-1 logo
+