«К полюсу холода — на Geely». Часть восьмая. Оймякон
20 февраля 2015 Мир

«К полюсу холода — на Geely». Часть восьмая. Оймякон

+

Полюс холода путешественников совместного проекта журнала «Большой» и auto.tut.by разочаровал: деревня и деревня, только дорогая очень. Бесплатный в Оймяконе лишь холод…

3

Все части проекта
Часть первая: техника и сборы
Часть вторая: Минск — адский холод — Красноярск
Часть третья: Веселый Молочник, лучшие люди и лучшая рюмочная Красноярска
Часть четвертая: Байкал, я люблю тебя
Часть пятая: «Дорога в ад», на деле – в рай. Тында – Якутск
Часть шестая: шаманы, тюнинг автомобиля и Якутск
Часть седьмая: Якутск — Оймякон
Часть восьмая: Оймякон
Часть девятая: Трасса «Колыма»
Часть десятая: Магадан — Байкал
Часть одиннадцатая: Байкал
Часть двенадцатая: Байкал — Минск
Часть тринадцатая: Стокгольмский синдром, или Вся правда о Geely Emgrand X7

Ура, мы ехали-ехали и наконец доехали. Geely Emgrand X7 и экипаж машины боевой в Оймяконе, на официальном полюсе холода Земли. Полюс холода — это не самое холодное место на планете, но самое холодное, где постоянно проживают люди. Cейчас это около 400 человек, для которых Оймякон является родиной.

«Прогулку» к полюсу холода я не могу назвать легкой: если вы погуглите, увидите, что обычно в это место доезжают только суровые мужчины на суровых автомобилях.

 

 

Причина в дорогах и климате: заниматься такой акробатикой в -10 — одно, в -40 — совсем другое: и сайлент-блок может рассыпаться в труху, и бампер расколоться. Поэтому официально заявляю: ожидал, что потерь будет больше.

r-52

r-50

p-7

И поэтому полюс холода нам сладок и приятен: мы — единственные белорусы, которые добрались сюда на Geely, и, думаю, нескоро здесь еще появятся люди на таком нежном автомобиле, как у нас. Полного привода нет, рамы-раздатки нет, специальной подготовки нет — только утеплили в Якутске, поменяли порванные пыльники рулевых тяг, усилили заднюю подвеску. Все!

 

Говорим несколько слов для прессы. Если кто-то жаждет услышать о минусах и недостатках Geely: такой материал будет. Дайте ближе к Москве подобраться, чтобы не сглазить автомобиль.

 

 

Вот сферическая панорама Оймякона, полюса холода. Вращайте картинку с помощью мышки, разглядывайте цель нашего визита.

r-49

p-3

Вскоре на огонек фотовспышек подтянулся, нет, не местный алкоголик, а Чысхаан, повелитель холода.

r-54

Отличный мужик оказался Чысхаан — сразу поинтересовался, есть ли у нас в Беларуси Дед Мороз. Есть, говорим, заседает в Беловежской пуще.

— А почему ко мне не приезжает? Вы ему передайте: очень жду его на полюсе холода в Оймяконе.

Мы передаем: уважаемый Дедушка Мороз из Беловежской пущи, вас ждут в Якутии. Чысхаан без вас скучает, говорит, что ж за Мороз такой, если настоящего холода не видел.

 


Чысхаан передает всем белорусам привет и желает счастья и добра.

r-73

Чысхаан вообще оказался хорошим парнем. Слово за слово, выкатил из-за угла свой новенький «Буран» — поехали, говорит, прокатимся по околицам. Покажу, чем занимается местное население.

r-62

p-4

Местное население занималось рыбалкой. Здесь это обыденный ход вещей: река и лес в Якутии кормят, на земледелии не проживешь. Туристам на заметку: такой рыбалки, как в Якутии, больше нет нигде. Хотя бы потому, что везде — теплее.

r-67

r-68

Типы и виды рыбы я не запоминал — хариус, понятно, щука и так далее и тому подобное: рыбы здесь полно, строганина из нее замороженной прекрасна.

r-68

r-68

Второй вариант жизненной необходимости для местных и развлечения для туристов — охота. Так выглядит палатка охотника, рядом — петля на куропатку, капкан на соболя. При желании можно пойти медведя из берлоги поковырять, есть олени, лоси. Все ходят по лесам.

r-55

r-64

Тем временем кататься по полюсу холода на санях нам надоело. Холод! Во время нашего визита грянула оттепель: -30–35 днем, -40–45 ночью. Поэтому днем ходишь как огурчик, тепло. Но на санках с ветром уже отнимается головной мозг, мысли замерзают, обильно в нос стекая.

r-82

Прощальный кадр с Чысхааном, обратите внимание на мои руки: пальцы в перчатках давно собрал в кулак, чтобы не отморозить. А Чысхаан ничего, смеется, очень, говорит, тепло этой зимой. Настоящий повелитель холода, я возражать не буду. И человек хороший.

r-35

r-36

r-40

Далее пошли мы в местную администрацию, где нам вручили сертификаты, что на полюсе холода был, обряд инициации прошел, можешь называть себя мужчиной.

 

 

Местная краевед, писательница и депутат Тамара Егоровна Васильева рассказала нам, как она отвоевала звание полюса холода для Оймякона. Ведь в Якутии есть еще и Верхоянск, который тоже претендовал на это звание. Но Тамара Егоровна, честь ей и хвала, отвоевала Оймякон.

 

А сейчас открою вам страшную тайну.

Больше в Оймяконе делать нечего.

Пообщаться с Чысхааном, рыбалка, охота, замерзшие сопли, сертификат — все. Далее — грусть-тоска заброшенного села. В котором работает только какой-то местный оператор по роумингу Velcom, интернета нет, ничего нет и холод.

r-44

— Интернет? А-а-а, ну, спутниковый. Есть один мальчик, он карточки продает. Но сейчас он в школе, после обеда можете с ним встретиться, может, и продаст вам.

С пушером интернета мы так и не пересеклись: то он в школе, то мы на работе. Не вышло.

r-98

r-98

Я очень прошу прощения за то, что напишу. Но все же: туристы в Оймяконе выглядят парнями с Большой земли, где в теплом климате растут на деревьях деньги.

2000 рублей с человека, на двоих это около 60 долларов в сутки. За эти деньги — комната в одном доме с владельцами «усадьбы», приехал, эх, помыться бы, две ночи ведь в машине спал.

— А-а-а-а… Помыться у нас — баню надо топить. Подождите сутки, с утра начнем топить — к вечеру помоетесь.

Рукомойничек и на улице туалет. Тепло, вечером всего -40, поэтому в таком туалете нужно быть Дарьей Домрачевой, быстрым и метким. А как в -60?

r-99

Поэтому оймяконцам, специализирующимся на туризме, я рекомендую почитать рассказ Клиффорда Саймака «Денежное дерево». Там есть такие строчки: «Если бы им встретился не Меткалф, а кто-то другой, кто думает не только о долларах, теперь по всей земле могли бы расти рядами деревья и кусты, дающие человечеству все, о чем оно мечтает, — средства от всех болезней, настоящие средства от бедности и страха. И может быть, многое другое, о чем мы еще и не догадываемся. Но теперь они улетели в корабле, построенном двумя не поверившими Меткалфу роллами. Он продолжал путь, думая о том, что надежды человечества так и не сбылись, разрушенные жадностью и злобой».

Впрочем, как есть, так есть: низкий поклон за кров, за тепло и за еду. Простите, что мы так. Но Оймякону остро не хватает студента из Якутска и инвестора из Москвы, которые построят аутентичный балаган, к приезду гостей натопят баню и оставят их одних — с карточкой спутникового интернета на столе.

А пока туалет на улице за 60 долларов в сутки, которые до повышения курса, внимание, до повышения это было 110 долларов!

Уважаемые оймяконцы. Ради бога, извините. Но это обдираловка.

r-24

Ладно, чего брюзжать? На полюсе холода теплынь, днем всего-то -30. Поэтому немного пройдемся по деревне. Самый популярный автомобиль — УАЗ. «Буханка» здесь почти в каждом дворе. На некоторых машинах нет колес — снимают на зиму? Чтобы не испортилась резина? В -60–65 она стекленеет, может рассыпаться от одного удара.

r-12

Для ежедневной эксплуатации машины обычно хранят в отапливаемых гаражах. Заправки нет, бензин в Оймяконе — сильный дефицит. Поэтому на ночь машину с заведенным мотором не оставишь.

r-10

r-45

Место церкви в Оймяконе занимают котельные, на них так же молятся. Отапливается в основном углем, который сюда привозят заряженные на бездорожье КамАЗы и «Уралы».

r-98

Особый шик для любого учреждения — построить свою котельную с блек-джеком и кочегаром. Знакомьтесь, оймяконский кочегар. Хороший, приветливый парень, работает, потому что другой работы нет, з/п — 10 000 рублей.

r-98

Отапливает он магазин, в котором эту зарплату можно потратить за пять минут. Цены в Оймяконе атомные: шоколадка — рублей 150–200, коробка конфет — 700–900, все то же самое на материке — в три раза дешевле. Кочегар работает за 11 коробок конфет в месяц.

Снимать в магазине нам запретили.

r-31

r-87

Ладно, идем дальше. Чтобы в домах было теплее, многие занавешивают окна коврами.

r-86

Воду оймяконцы берут из реки, по деревне ее развозит водовозка.

— Я слышал, в Беларуси у каждого дома свой колодец есть. И вода там чистая и вкусная, правда?

Я сначала не понял суть вопроса, потом дошло: в вечной мерзлоте колодцев нет.

r-98

А так все то же самое, что и в деревнях Беларуси. Только с поправкой на мороз: -60 здесь — норма жизни, она в такой мороз не замирает. Теперешним -30 все живое радуется как аномальному теплу.

r-34

Вот так выглядит главная улица Оймякона.

r-39

Вот так выглядит доска объявлений в администрации.

r-43

Оймяконцы дружно как один болеют за нашу Дарью Домрачеву: биатлон здесь смотрят все.

r-100

r-98

А так, деревня как деревня, каждые сутки в которой стоят нашему экипажу больше 60 долларов. Поэтому вместо ожидаемого отдыха сворачиваем лагерь и покидаем полюс холода.

r-110

r-96

На память оставляем Михалка здесь замерзать. Мужчина он брутальный, ему здешний холод точно нипочем.

r-113

Пейзажи по дороге обратно классические. Брошенные дома.

r-111

Якутские лошади, которые пасутся в снегу, выковыривая траву копытом.

r-143

r-142

По пути заезжаем на заправку в Томторе, соседнем большом населенном пункте.

r-98

r-98

Там же заскочили и в музей, узнали, что холод и натуральная еда положительно влияют на продолжительность жизни. В Оймяконе много долгожителей.

r-147

Выбираемся из красивой, но дорогой долины — нет, не в Минск, а в Магадан. В машине вовсю играет Василий Обломов «Еду в Магадан».

Почему в Магадан? Потому что мы там еще не были, и знаете… Лучшее, что приключалось со мной в этом путешествии, — дорога в Магадан.

r-261

Я тертый калач, много был, много ездил, много видел. Но трасса «Колыма», дорога Якутск — Магадан — это лучшая дорога на планете. 2000 км в одну сторону — и каких: обледеневшие серпантины с «тещиными языками», адские спуски и подъемы, перекаты, трамплины, стремные мосты, прижимы, перевалы, ледовые переправы. Без права на ошибку: промахнешься — все, до встречи в следующей жизни.

У нас на круг получилось 4000 км драйверского счастья. Об этом — в следующих выпусках нашей передачи «как я до сих пор не попал домой».

p-6 p-8 p-9 p-10 p-12 p-17 p-18 p-20 p-22 p-23

P.S. Автор выражает большую признательность Ирине Исмагуловой, генеральному директору агентства «АГТ-Беларусь», за разработку маршрутов на якутской земле.

Все части проекта

Часть первая: техника и сборы
Часть вторая: Минск — адский холод — Красноярск
Часть третья: Веселый Молочник, лучшие люди и лучшая рюмочная Красноярска
Часть четвертая: Байкал, я люблю тебя
Часть пятая: «Дорога в ад», на деле – в рай. Тында – Якутск
Часть шестая: шаманы, тюнинг автомобиля и Якутск
Часть седьмая: Якутск — Оймякон
Часть восьмая: Оймякон
Часть девятая: Трасса «Колыма»
Часть десятая: Магадан — Байкал
Часть одиннадцатая: Байкал
Часть двенадцатая: Байкал — Минск
Часть тринадцатая: Стокгольмский синдром, или Вся правда о Geely Emgrand X7

Партнеры проекта

Belgee Geely Nokian_Tyres
Alfabank Velcom

Информационный партнер

auto.tut.by

Поддержка проекта

mediacube_no bgv2 Stihiya-1 logo
+