Праздник серпа без молота
27 октября 2017 Мир

Праздник серпа без молота

+
Наш автор Сергей Кравченко набрался мужества и добрался до Давид-Городка, где поучаствовал в «Дажынках» — празднике, который сердцу каждого белоруса ближе, чем любая годовщина Октябрьской революции. Солнечные часы из батонов, ковер из кукурузы, копченые поросята возле корыта с искусственной травой — Сергей уже никогда не будет прежним.

***

Если не почитать мудрецов, то в народе не будет ссор.  Если не ценить редких предметов, то не будет воров среди народа.  Если не показывать того, что может вызвать зависть, то не будут волноваться сердца народа. Поэтому, управляя [страной], совершенномудрый делает сердца [подданных] пустыми, а желудки — полными. [Его управление] ослабляет их волю и укрепляет кости. Оно постоянно стремится к тому, чтобы у народа не было знаний и страстей, а имеющие знание не смели бы действовать. Осуществление недеяния всегда приносит спокойствие.

Дао дэ цзин

Давид-Городок. "Дажынкі"

Фестивальное лето Беларуси с каждым годом становится все насыщеннее — можно уже даже выбирать: где позадиристее лайн-ап, где поразвлекательнее активности, где понажористее фудкорт. И если с тем, что делают интеллигентные, молодые и восторженные, всё более-менее понятно, то с мифическими Дажынкамi — одним из агрокультурных столпов государственной идеологии — было просто необходимо наконец познакомиться. Ничего, что 370 км и странная репутация мероприятия. Сокровенные знания о своей стране и людях рядом не даются без усилий и риска. К тому же, как говорил один мой приятель, «я все грибы ем».

Брестская область гуляла праздник урожая на Столинщине, в Давид-Городке — симпатичном городе на реке Горынь. Вся эта местность — регион трудолюбивых и предприимчивых, что сколотили не одно состояние на огурцах. Нехитрый быт, медитативный ландшафт в линейку, парники до горизонта, ухоженные и богато декорированные домики, труд, теплое полесское солнце и плодородная почва под колесами икс пятых и прочих трудяжек — в общем, красота.

Улицы Давид-Городка

Дорога на праздник проходила через броский, как блузки местных женщин, рынок в Ольшанах, где за сто рублей можно одеть семью на сезон. Правда, половина вещей будет плюшевыми тапками и цветастыми халатами. Что мне особенно понравилось, так это то, что у клиента есть выбор: купить в одной точке можно и кроссовки с буквой N, и кроссовки с буквой И — и всего-то за 25 рублей. В общем, всё это интересно и про немного другую культуру всего — и культуру потребления в том числе. Кстати, яркость блузок с возрастом их носительниц угасает, а пожилые женщины и старушки на Полесье и вовсе предпочитают темную или черную одежду. Зато растительный орнамент проходит лейтмотивом через всю жизнь.

Рынок в Давид-Городке

Еще про красоту, вернее про ее страшную силу, здесь рассказывают несколько километров одинакового синего забора из металлопрофиля, пронизывающие Туров насквозь. Расположился он вдоль трассы Р-88. Этот забор без стеснения прилепили прямо к фасадам аккуратненьких деревянных полесских домиков с солнцами на фронтонах — на протяжении всего города он абсолютно одинаковый. В смысле влияния на место именно так я и представляю себе дожинковский след: холодный, как магазинные счеты, коллективный разум администрации плюс программируемая, как торговые весы, совесть чиновников, и опа — весь твой городок в синем заборе. Но, наверное, это про безопасность. Тогда и правда — к черту эстетику.

Центральная площадь в в Давид-Городке

В общем, если в традиционных Дажынках жнеи и жнецы просто радовались окончанию работ, договаривались с духами земли насчет плодородия и возвращались со снопом и песнями в деревню гульнуть, то в современной Беларуси Дожинки — это сложный микс из распределения бюджета, срочного благоустройства и ремонта города и, собственно, праздника. За ўсе гада.

 "Дажынкі-2017"

Буквально с первых шагов по фестивальной улице у меня возникло чувство, что я дома. Ярко выкрашенные фасады, прямоходящий кусок сыра, мужчины в бесформенных строгих костюмах, группы людей в традиционных или псевдотрадиционных кто-уже-различит строях, бабуси с пластиковыми пакетами, ковыляющие в сторону ярмарки, белый медведь с вечно раскрытым ртом, шарики, баяны, предвкушение. Все это шумит, шевелится, отбрасывает тени, чего-то ждёт, группируется.

 "Дажынкі-2017" в Давид-Городке

Как выяснилось, все эти чудные формы жизни выстраивались по районам Брестской области, чтобы парадом пройти по трилинке главной улицы Давид-Городка к центральной площади. Очевидно, символизируя древний ритуал возвращения жней и жнецов с полей. Возвращающиеся пели — вот и все шестнадцать районов брестчины двинулись и запели одновременно, каждый своё. Кто украинскую песню, кто — беларускую, а кто и вовсе что-то из репертуара Золотого кольца.

Гулянья на "Дажынках-2017" в Давид-Городке

Как бы там ни было, ничего, кроме восторга, все эти двинувшиеся колбасы, медведи и Ганцавiцкiя раёны не вызывали. Валили духовые оркестры, плыли собранные из подручных средств аисты и караваи, тукали в барабаны сосредоточенные парни в соломенных шляпах, пели раскрасневшиеся дедуси и веселые, сильно накрашенные тётеньки. Всё это я смешивал, не пытаясь сепарировать и понять, делил на свои 35 опыта, 37,8 температуры и лихорадку, и ощущал неимоверный вайб.

Гулянья на "Дажынках-2017"

Мой внутренний инопланетянин ликовал. С некоторых пор я не пользуюсь такими категориями как трэш или агрогламур в описании происходящего со мной в Беларуси. Потому что то, что чувствует я, изучавшее историю искусств и историю архитектуры, глядя на убогий разваливающийся каравай с пластиковыми цветами, кардинально отличается от того, что чувствует я, стремящееся к пустому и неисчерпаемому дао.

Думаю, что тут как с хорошими произведениями искусства: у способного к рефлексиям человека со вспаханным полем бэкграунда контакт скорее всего произойдет сам собой, без костылей культурологических аннотаций или оценки. Контакт индивидуальный и, возможно, меняющий. Так и с Дажынками: можно смотреть на это как на провал и мечтать об эмиграции, а можно слушать как бросившего героин Колтрейна и вдохновляться, потому что всё это — неприкрытая реальность, готовая к взаимодействию с тобой, к игре. Понятное дело, можно проиграть.

Гулянья на "Дажынках в Давид- Городке

Парад угремел через какие-то натяжные ворота к главной сцене, и пришло время изучить фотозоны и фудкорт.

Сказать, что было на что посмотреть и было что поесть — ничего не сказать. Чистое язычество. Неумеренность и оголтелость. Помятое море с селедками и кораблем служили фоном деревянным лавкам с тыквами, гигантская банка тушенки с улыбчивой девушкой рядом собирали азартных мужчин во что-то играть на фоне гигантского муляжа свиной ноги, солнечные часы из батонов наверняка показывали, что времени не существует, и это всё — фигня по сравнению с ковром из кукурузы. Ковёр из кукурузы разбил мне сердце: кислотный тест, муаровый драйв, агония дизайна.

Улицы Давид-Городка. "Дажынкі-2017"

И это только часть представленного — запомнить все мутации, что были там воплощены, нереально. Идешь слушать, как поздравляют комбайнеров, и вдруг видишь гигантский трехэтажный огурец, прислонившийся к чему-то похожему на трехэтажного кашалота. Подходишь: реально десятиметровый поролоновый огурец с десятиметровым поролоновым сомом создают арку над пасторалью: подгулявший баннер с видами реки Припять, перед ним надувной бассейн с четырьмя живыми сомами, на краю бассейна сидит полуживая утка, привязанная за лапу к грузу, чтобы не улетела, рядом сидит пугало, похожее на рыбака, а с другой стороны бассейна стоит чучело дикого кабана. Это всё — Столинщина, если что! И фотозона, репрезентирующая край.

Массовые гуляния в Давид-Городке. "Дажынкі-2017"

Короче, фотозоны такие, что Арчимбольдо бы сломал кисти и ушел в маляры, а Дали бы подумал, что спит. Государственный герб из овощей, копченые поросята, приставленные к корыту с искусственной травой, чуть дальше — павильон с меховыми шубами, чуть ближе — дегустация солений. Абсурд? Да ну — не абсурднее, чем интерьер любого оупенспейса столичной корпорации.

Посреди одной из фестивальных улиц были заботливо расставлены много десятков столов с белыми скатертями. Уже в начале двенадцати дня часть из них была занята семьями рома — тогда столы с водкой и колбасками были окружены колясками и стариками. Другая часть была занята мужиками-полешуками, и тогда, кроме жестикулирующих друг другу мужиков и водки, там ничего не было. Ну, или женщинами-полешучками, и тогда кроме водки там могло быть шампанское и закуска.

Фуд-корт на "Дажынках-2017"

Водка была везде. У всех на столах была водка. До полудня она текла скромно — даже лениво. А к вечеру — плотно, как на свадьбах в 90-е. К вечеру я даже играл в игру по поиску стола без водки, и всё время проигрывал. При этом ни одной драки, ни одного проявления агрессии я не заметил, хотя предполагал. Но все просто растворяли себя алкоголем в этом празднике закончившегося лета, закончившейся работы, наступающих холодов.

Фуд-корт на "Дажынках". Давид-Городок

Кстати, в традиционной культуре Беларуси песни самого жнива — грустные, печальные, и только песни Дажынак, песни окончания работы — мажорные, веселые. Всё правильно. Истинные пожелания беларуского труженника высказаны уже давно.

 

***

Наша панi авечая
Дадзяржала нас да вечара…
Наш пане-баране,
Пускай нас дамоу заране…
Мы, жаньцы, маладзенькiя.
У нас серпiкi залаценькiя.
Я не хачу да жыта жацi.
Лепш буду канапель брацi.
Канапелькi да зеляненькiя —
Лепш пайду у халадок спацi.

***

 

 "Дажынкі" в Давид-Городке 2017 год

Фудкорт мог предложить любой белок, любой углевод, любой жир в любом виде, без ограничений. Мясо разве что не накидывалось на тебя само. Вегетарианца или вегана там бы зажарили на мангале, случайно толкнув и не расслышав пожеланий. На каждом шагу радушные предприятия Брестской области давали, продавали, предлагали еду, а эстрадные исполнители чуть ли не при каждом таком споте дополняли потребление пищи вечными ценностями, типа лебедя на пруду.

"Дажынкі" в Давид-Городке

Естественно, в какой-то момент моя эйфория от происходящего начала сдавать. Я, конечно, не собирался подсаживаться к пирующим и рассказывать им про политическую близорукость и дыры в бюджете, которые они сейчас проедают. Я без понятия, кто они и кто из них что вложил в эту хлипкую страну, в ее экономику, культуру и так далее. Я не плачу интеллигентскими слезами, услышав vox populi, но с другой стороны и не верю в тех революционеров, что не покидают благоустроенные столицы и конференц-залы.

 "Дажынкі" в Давид-Городке

В любом случае: судить чужое представление о счастье, празднике и общности, наверное, не стоит. Пусть оно хоть тысячу раз обусловлено образованием, контролем СМИ, пропагандой, запугиванием — любой сарказм, любая ирония по поводу способа проживания момента Другим кажется поражением.

Хотя сдерживаться, когда видишь, как женщина зефирных форм за пятьдесят натянула свое самое короткое платье в цветочек и отплясывает с усатой дылдой в спортивном костюме, конечно, сложно. С другой стороны — вот тут-то и проверочка всяким толерантностям. Ну нравится выпившему человеку пытаться провисеть две минуты на турнике, чтобы выиграть 35 рублей — ну и прекрасно. Лишь бы, проиграв, он не колотил семью.

Развлечения на "Дажынках"

Конечно, многое можно понять. В конце концов, в сельпо по всей Беларуси в течении месяца не продавали алкоголь — только бы был собран урожай.

Правда, передачу некоторых культурных кодов принять сложно. Все эти песни поврежденных представлений про “снова стою одна, снова курю, мама, снова” и “да ты не бойся, я замуж хочу, да ты не бойся, я всё оплачу”, и вся эта мужская лирика, замешанная на маскулинности и тупости патриархальных баранов, частушки про “давала спереди и сзади”, все эти ксенофобские шуточки и антисемитские шепотки — всё это в современной Беларуси дико бесит.

Танцы на Дажынках

Но это вовсе не локальные проблемы, чуждые другим сообществам. Помню, в Штатах на Лэйбор Дэй все работяги провинциального городка тоже нахрюкались как поросята Брестского мясокомбината, и не то чтобы транслировали мои любимые ценности про принятие, сострадание и взаимоуважение. Там и сексизма, и расизма, и агрессии к незащищенным было полно. Так что, как говорит мой коллега: только просвещение и доброта.

В какой-то момент просвещенности и доброты мне уже не хватало, и потребовалась сиеста. Мозг не справлялся с обработкой входящего сигнала. Хотелось прилечь на берегу реки, но берега реки в Давид-Городке не очень чистые, что, конечно, не делает чести местным жителям.

После перерыва воспринимать буйство плоти и урожая было полегче. Вот беременная пони катает детей, вот пьяная женщина седлает пьяного кавалера и просит везти ее домой. За всем этим аккуратно наблюдают сотрудники правопорядка. Работники медпункта участливо выдают анальгин. Квартет из флейтистов исполняет тихие барочные произведение на фоне селедки, дети доят пластиковую корову. На вечернем солнце тает гигантский торт из сала. Нормально.

 Вечерние "Дажынкі" в Давид-Городке

А, и да: на Дажынках нет автозаков. Вообще. При том, что алкоголь льется ручьём. В общем, вот оно, где доверие власти к своему народу. Доверие и любовь.

Фото:
  • Сергей Кравченко
+

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/