Самый ми-ми-ми-маршрут
17 мая 2016 Мир

Самый ми-ми-ми-маршрут

+

Самый большой путешественник среди всех белорусов Руслан Марголин, в отличие от тебя, побывал на ледниках Антарктиды уже дважды. Первый раз — в 2011 году, когда он провел пять дней в окружении больших и маленьких императорских пингвинов. И если человек, посетивший двести десять стран, говорит: «Кажется, это было самое невероятное событие в моей жизни», — хочется его послушать.

Как добраться до Антарктиды

В Антарктиду я мечтал съездить всегда. Последней каплей стал полуторачасовой фильм в кинотеатре вроде тех, что обычно показывают по National Geographic. Назывался он «March of the Penguins» — и рассказывал о жизни императорских пингвинов. Они только с виду неуклюжие, а на деле — смелые ребята: пока другие «греются» на островах, эти каждый год нелепо и самоотверженно ковыляют в самую глубь Антарктики, где кроме них нет ни одного живого существа, — чтобы воспитывать серых пушистых птенцов. Я решил, что должен увидеть это собственными глазами! Взял на работе отпуск и отправился в путешествие. Кое-кто из коллег решил, что это безумство: провести выходные на льду, в холоде и в компании какающих пингвинов, — но ведь каждый сходит с ума по-своему.

Попасть в Антарктиду очень, очень дорого (за эти деньги я мог бы путешествовать не меньше полугода) — но сравнительно просто. В том смысле, что за тебя уже все придумали. С редким направлением работает всего несколько туристических компаний, а экскурсии к императорским пингвинам и вовсе организует одна или две из них. С такими масштабами хорошо, если за год пингвиньи колонии видит десяток туристов. Турфирма контролирует каждую деталь: например, высылает тебе список вещей — от шапки до рукавиц, — которые нужно купить перед поездкой, и проверяет наличие каждой перед самым вылетом в Антарктиду. Специальные очки от ветра, огромные сапоги, штаны с пухом, пуховая куртка — честно говоря, в таком наряде чувствуешь себя если не пингвином, то толстым снеговиком.

Чем Арктика отличается от Антарктики и Антарктиды?
Арктика — это северная полярная область Земли, примыкающая к Северному полюсу. В ее состав входят окраины материков Евразии и Северной Америки, почти весь Северный Ледовитый океан с островами (кроме прибрежных островов Норвегии), а также прилегающие части Атлантического и Тихого океанов. Антарктика — ровно наоборот, южная полярная область Земли, включающая в себя Антарктиду и прилегающие к ней части Тихого, Атлантического и Индийского океанов. Ну а Антарктида, как вы уже догадались, — это континент на самом юге земного шара.

Дорога была долгой. Сначала двенадцать часов летел в Аргентину, оттуда пять часов — на юг Чили. В чилийском городке Пунта-Аренас своего рейса в Антарктиду можно ждать… неделю, а то и больше. А даже если дождался, есть шанс вернуться на полпути: небо над континентом может затянуть облаками. Все потому, что на краю света нет аэропортов и настоящих взлетно-посадочных полос. Самолет выпускает шасси прямо на скользкий лед. Как говорят пилоты — визуальная посадка.

Самый ми-ми-ми маршрут

Мне тогда повезло: промаялся в Чили всего сутки, коротая время за блюдами традиционной чилийской кухни из баранины и крабов. А на следующий день меня и еще шестерых безумцев со всего мира: Таиланд, Китай, США, Великобритания — «погрузили» на борт военно-транспортного самолета Ил-76. Созданный для того, чтобы перевозить танки, этот был забит мирными снегоходами и прочим антарктическим транспортом для той сотни людей, которая «в сезон» проводит время на Южном полюсе. Пузатый Ил-76 и Boeing — как небо и земля: в салоне всего несколько рядов сидений, а вход в кабину пилотов свободный (я, кстати, с ними отлично поболтал: все пятеро — русские, свои люди, раньше летали в Афган). Такое путешествие — просто фантастика. Есть в этом доля экстрима. Ты в пяти часах лету от ближайшего аэропорта. Если что-то пойдет не так во время приземления, пилот не сможет зайти на второй круг или связаться с другим аэропортом. Ты видишь горы и лед через иллюминатор, но не видишь огней аэропорта — и мурашки по спине не просто бегают, а пляшут. Сели. Антарктида!

Самый ми-ми-ми маршрут

Антарктический быт

До Антарктики мы летели пять часов — и приземлились на ледник возле лагеря в сердце континента. Но это был еще не конец: нас ожидали пять часов лету на маленьком самолетике, чтобы остановиться в километре от места жительства пингвинов. Здесь, в палаточном городке среди снега и льда, мы провели следующие пять дней. И ночей — мог бы сказать я, если бы антарктическая ночь хоть чем-то отличалась от дня: солнце светит так же ярко, разве что опускается низко, градусов двадцать над горизонтом. Жить и особенно спать в условиях круглосуточной освещенности непривычно: несмотря на маску на глазах, встаешь подозрительно рано — а снаружи уже день в разгаре, как будто на работу проспал! Когда так много солнца, обгореть проще простого: мало того, что атмосфера над континентом изрешечена озоновыми дырами, так еще снег и лед отражают лучи. Приходилось обильно смазывать себя средством от загара (и хоть лежать в плавках на снегу я и не собирался, за пять дней щеки у меня загорели будь здоров!). Но зато мы не страдали от холода. В Антарктиде мы оказались в декабре, то есть в самой середине местного лета. Температура за пределами палатки курортная: минус 5–15 °С. Но не обольщайтесь! В непогоду столбик термометра падает до минус 30 °С, подгоняемый сильным ветром и снежной бурей.

Самый ми-ми-ми маршрут

Непогода загоняла нас в палатки. Сделаны они были очень хитро: несколько слоев изоляции, словно бы в мешок за мешком залазишь. Зато внутри так тепло, что хоть голым сиди! Нужно понимать, что до пятизвездочного отеля нашим жилищам было далеко, особенно в плане бытовых удобств. В Антарктиде туристу приходится строить уборную самому: отходишь от лагеря, выкапываешь в снегу дырку, а вокруг себя возводишь снежный заборчик, чтобы без штанов не застукали.

Из снега мы лепили обеденные столики, чтобы в хорошую погоду есть на свежем воздухе. За наш консервно-картофельный рацион, сильно смахивающий на армейскую полевую кухню, отвечал специально привезенный «с материка» повар. Зато алкоголь был у каждого свой. Что делать в Антарктиде, когда насмотришься на пингвинов? Костер не разведешь, а согреться надо! Я тоже захватил с собой бутылку — нет, не водки, а скотча. Это хорошая комбинация — пить двадцатилетний виски с антарктическим снегом и льдом, наблюдая за солнцем, которое никогда не садится за горизонт…

Мои попутчики оказались интереснейшими людьми. Все общались по-английски. У каждого было большое эго. На край света их привела своя история: один старался «зачекиниться» во всех важных точках на географической карте, другой избавлялся от лишних денег, третий бредил самыми высокими горами на материке, четвертый любил лыжи (по огромной ледяной платформе Антарктиды в принципе можно скользить целый день, пока не упрешься в застывший айсберг или морского льва). Пятеро из «антарктических» туристов были настоящими путешественниками — по крайней мере, тогда мне так казалось. На сегодня я видел гораздо больше стран, чем они — может быть, даже вместе взятые.

Пять дней с пингвинами

Самый ми-ми-ми маршрут

Но в Антарктиду мы приехали не для того, чтобы пить виски, а для того, чтобы смотреть на пингвинов. Первый визит решено было нанести в сопровождении гидов. Ничего не готовит тебя к долгожданной встрече: ты просто едешь на лыжах — и вдруг замечаешь темные силуэты на горизонте. Затем слышишь голоса. В нетерпении ты ускоряешься, летишь все быстрее и быстрее… И наконец можешь рассмотреть пушистых пингвинят!

Самый ми-ми-ми маршрут

Императорские пингвины — просто шикарные. Их было действительно много, несколько сотен: от нежных птенцов сантиметров в двадцать до тяжелых, взрослых особей больше 1,25 метра. Конечно, светло-серые малыши были самыми симпатичными. Представьте, что вы держите в руках маленького крольчонка — так вот, птенцы императорских пингвинов еще пушистее! Летом они уже самостоятельные, не прячутся у мам и пап на лапах. Но все равно заботиться о себе не умеют. Для того чтобы кормить малышей, родители по очереди ходят на охоту к океану: добывать рыбу, кальмаров и криль. Из глубины материка до большой воды далеко — километров двадцать, а то и больше. Так что если на прокорм собрались сразу двое родителей, малыш какое-то время живет в колонии, словно в детском саду. У императорских пингвинов отлично развито чувство коллективизма: могут и накормить, и согреть чужого детеныша. Но когда мама и папа вернутся домой, то среди десятков светло-серых птенцов обязательно узнают своего малыша — по голосу. Знаете, как кричат пингвины? Как дети…

«Большая» справка: императорский пингвин (лат. Aptenodytes forsteri)
Самый крупный и тяжелый из современных видов семейства пингвиновых. В среднем рост составляет около 122 сантиметров, а вес колеблется между 22 и 45 килограммами. Как и все пингвиновые, императорские пингвины не умеют летать. Охотятся исключительно в океане, преодолевая большие расстояния, двигаясь со скоростью 3–6 километров в час и опускаясь на глубину до 535 метров. При необходимости могут провести под водой до 15 минут. Колонии императорских пингвинов находятся за утесами и крупными льдинами с обязательным наличием участков открытой воды. Для того чтобы согреться, императорские пингвины собираются в плотные группы, внутри которых температура может достигать плюс 35 °C при температуре окружающего воздуха минус 20 °C. При этом пингвины постоянно перемещаются от края группы в центр и обратно, чтобы все находились в равных условиях.

Самый ми-ми-ми маршрут

Я смотрел на императорских пингвинов, а они смотрели на меня. Если стоишь, в колонии тебе не доверяют: что это ты самый высокий? Но достаточно сесть (а лучше лечь) на снег, и какой-нибудь бравый птенец сам подойдет к тебе знакомиться: он, бедолага, просто не знает, что людей нужно бояться. В глубине Антарктиды малыши еще не видели никаких других существ, кроме больших и маленьких пингвинов, так что сидящий человек для них — тоже немного пингвин. Помню, как-то над колонией пролетела маленькая птичка — полярная крачка (единственная птица, которая проводит лето в Арктике, а зиму — в Антарктике, увидеть ее удается крайне редко). Так пингвины просто с ума сошли: бегали, кричали, волновались. Что это? Птица, которая летает? Говорят, что в 2023 году в Антарктиде должно случиться полное солнечное затмение — и кромешная тьма опустится даже на то место, где живет колония пингвинов. Интересно, как эти доверчивые птенцы, ни разу не видевшие ночи, отреагируют на внезапную темноту? Не я один такой любопытный: насколько мне известно, билеты на 2023 год в Антарктиду к императорским пингвинам уже раскуплены.

Самый ми-ми-ми маршрут

Я приходил к пингвинам каждый день. Другим путешественникам это быстро надоело. Они полетели на Южный полюс, который мне был до лампочки. Что за удовольствие? Летишь три часа. Вокруг все плоское и белое. Тебя высаживают возле воткнутого в снег знака — и вот он, твой исторический момент! Мне кажется, на Южный полюс летают только для того, чтобы хвастаться: я там был, а ты? Лучше уж провести все ясные дни в компании с пингвинами (а я даже оставался с ними на «ночь»). Много фотографировал. Опытным путем выяснил, что лучшие снимки получаются между десятью вечера и часом ночи, когда солнце низко и тени длинные. Я словно жил в том самом фильме «March of the Penguins» — но картинка была еще лучше: настоящие пингвины прямо рядом с тобой! Смотрят на тебя, бегают вокруг тебя, кричат, требуя еду, — и какают. Я ездил на лыжах к тому месту, где на снегу лежали яйца пингвинов, мертвые — родители почему-то отказались от этих птенцов. Проезжал 20 километров до конца ледника, повторяя путь, которым к воде идут пингвины. Видел толстых увальней-тюленей. И дыры во льду: здесь пингвины ныряют в ледяную воду…

Самый ми-ми-ми маршрут

Я ценю такой опыт. Ради него путешествую. Быть может, другой предпочел бы провести свой отпуск в роскошном отеле во Франции — но для меня это ужасно скучно. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на что-то вроде этого. Ты должен раздвигать границы, исследовать планету — и так увидеть целый мир: животных, пейзажи, народы и их культуру, удивительные страны — богатые и бедные. Однажды ты должен обнаружить — тебе есть что рассказать своим внукам.

Текст и фото:
  • Руслан Марголин
+