18+

Будущее из прошлого
10 февраля 2020 Культура

Будущее из прошлого

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Лазарь Хидекель причастен к новому искусству, которое создавалось в Витебске в 20-х годах 20-го века. Но о Хидекеле знают меньше, чем, например, о Марке Шагале или Казимире Малевиче. «Большой» исправляет историческую несправедливость и дает слово сыну архитектора Марку, его жене Регине их сыну Роману.

Супрематизм в архитектуре

Регина: — Лазарь Хидекель — один из самых юных учеников Витебской школы (его одноклассник Илья Чашник называл революционным супрематистом), который поднял супрематизм на новый уровень, став первым супрематическим архитектором и пионером экологического мышления, чье наследие сейчас более актуально, чем когда-либо прежде.

Марк: — Хидекель первым вывел абсолютно абстрактные композиции супрематизма в реальность архитектуры. Сначала он вместе с Малевичем и Лисицким вышел из плоскости картины в объем. А потом превратил эти объемы в реальную архитектуру, которую можно было построить и которую строили.

Регина: — Хидекель оказал большое влияние на архитектуру ленинградского авангарда. В 1926 году он создал свой первый архитектурный супрематический проект — это была бомба быстрого действия. Другие архитекторы тут же восприняли эту эстетику и начали использовать ее в своих работах. Ленинградский архитектурный авангард того времени называли супрематическим конструктивизмом, и Хидекель был во главе этого направления. Малевич часто говорил: «Вот это — настоящий супрематист, а это — ненастоящий». Хидекель был единственным настоящим архитектором-супрематистом. Свое понимание формы, свое видение будущего архитектуры он передавал ученикам: Хидекель преподавал всю жизнь.

Марк: — Крупнейшие мировые фигуры в архитектуре — Заха Хадид, Даниэль Либескинд, Рем Колхас — говорили о том, что на их творчество повлиял супрематизм. До сих пор это направление злободневно. Филип Джонсон, Фрэнк Гери и другие столпы американской архитектуры считают, что супрематизм — это основа современного мироощущения, архитектуры и искусства.

Хидекель, Шагал, Малевич

Марк: — Почему имя Хидекеля не так известно, как имена Малевича и Шагала? Хидекель был намного моложе их. Вначале он был их студентом. Шагал научил его живописи и полетам над Витебском (взгляд на город сверху потом часто встречался в творчестве Хидекеля). Малевич научил его уходить в бесконечное пространство космоса, Лисицкий научил его практической архитектурной графике.

Регина: — Это связано еще и с довольно долгим процессом открытия имен художников авангарда. Где-то со второй половины 1920-х годов супрематизм практически замалчивался. Я училась в академии художеств в 1960-х, мы вообще не знали этого слова. Только после оттепели началось постепенное возвращение имен советских художников авангарда, и супрематизм был последним. Имя Малевича еще не было известно даже в 90-е годы.

Марк: — Когда я читал лекцию в Америке и упомянул Малевича, старенький американский профессор спросил: «Мале? Маля? How to spell?»

Регина: — Отношения у Хидекеля с Малевичем и Шагалом были замечательные. Шагал принял его в свою школу 14-летним мальчиком. Они дружили, вместе ходили на пленэры. Потом в Витебск приезжает Малевич — и ситуация в школе резко меняется. Когда между Малевичем и Шагалом возник конфликт, Хидекель пытался их примирить. Когда одна из первых исследователей авангарда Лариса Жадова побывала в Париже у Шагала, она спросила у него: «А вы помните Хидекеля?» Тот ответил: «Ну как же, это один из моих любимых учеников. Он всегда защищал меня от этого бандита Малевича». Это фраза уже вошла в историю. Он действительно пытался примирить двух гениев. С Малевичем он сохраняет тесные связи практически до конца жизни Казимира Севериановича.

1. «Слоистая супрематическая структура» 1923 года показывает, как формальные поиски в пластическом искусстве ведут к архитектурным решениям. Хидекель полагал, что современная архитектура родилась из живописи, которая в начале 1920-х была гораздо более продвинутым видом искусства и повлияла на формирование новых форм в архитектуре.

Хидекель — экоактивист

Марк: — Лазарь Хидекель написал признанный первый экологический манифест 20-го века — «АЭРО». Отец, еще будучи подростком, впервые поднял вопросы взаимоотношения природы и цивилизации. Интересно, что Хидекель отмечал: мы не только должны защищать природу от человека, но и человека от природы. Мы должны искать гармонические отношения. В любой человеческой деятельности (в архитектуре, экологии) бывают перекосы, когда главное — это не человек, а какие-то условные понятия — природа, лес, воздух и т. д. А о человеке забывают. Хидекель предлагал баланс: думая о природе, думать о человеке; думая о человеке, думать о природе.

Регина: — Хидекель был визионером — человеком, который предвидел будущее. Он жил не только сию минуту, он жил в будущем. Он прекрасно понимал, к чему может привести обилие самолетов, машин, которые уже тогда вводились в обиход. Техника быстро развивалась, и надо было определить место человека и природы (наших легких) в новом технологичном мире. Этой темой Хидекель занимался всю жизнь. Даже в своей ранней архитектурной практике он ратовал за плоские крыши. После революции страна была разрушена, кругом — нищета. Люди жили в коммуналках — в ужасных условиях перенаселенных квартир. Хидекель считал, что важно создавать дополнительные площади — сады на крышах. Тогда человек сможет выйти из своей небольшой конуры и подышать.

2. Это яркий пример космизма Хидекеля. Он был заражен космосом, как и все супрематисты. В его творчестве был период космизма, когда он создавал художественные космические фантазии. Здесь изображена космическая станция. В книге о Хидекеле профессор Шарлотт Дуглас сравнивала работы Хидекеля и станцию «Мир». Оказалось, что эта станция очень похожа на то, что рисовал Хидекель. Сто лет назад в своих космических работах Лазарь показывал то, к чему мир пришел сейчас.

Идеи — в мир

Регина: — Хидекель создавал свои супрематические объемы независимо от того, что происходило в мире, часто предвосхищая изменения. В то же время его идеи перекликались с тенденциями западной архитектуры. Например, доминирующий на Западе стиль брутализм очень близок работам Хидекеля.

Некоторые идеи Лазаря потом повторялись у европейских архитекторов-футуристов. Например, он пришел к разделению городского пространства на три слоя: подземный, где находились коммуникации; надземный — нетронутая земля либо уже сложившиеся поселения; верхний уровень — город в небе. Известный французский архитектор Йона Фридман в 50-х годах тоже пришел к этой идее. В своем проекте он перекрыл часть Парижа надземной структурой.

Марк: — Многие образы архитектонов* Хидекеля превращались из абстрактных структур в живые сооружения. Находясь по другую сторону океана, Филип Джонсон создавал гигантские небоскребы — оживленные архитектоны. Он был вдохновлен супрематизмом, творчеством Хидекеля и Малевича.

* Архитектоны — супрематические объемы, в которых разрабатываются формообразующие возможности архитектурного супрематизма.

Роман: — У работ Хидекеля богатый простор для полета воображения. Я собираю его идеи, интерпретирую и, используя новейшие программы, создаю анимацию, показываю, как супрематические структуры могут жить и развиваться в пространстве, могут летать. У Хидекеля была идея построить орбитальные станции колоссального размера, космические корабли. Сейчас с помощью новых технологий можно представить, как бы они выглядели.

Феномен Витебска

Регина: — Я знаю, что и Хидекель, и Шагал боялись возвращаться в Витебск — разрушенный город, в котором не осталось их прошлого. А мы рискнули приехать туда два года назад. Мы очень хотели бы, чтобы дальнейшее строительство и планировка Витебска развивались бы в каком-то другом направлении, потому что сейчас город потерял очень много из своей истории. После войны в его дальнейшем строительстве было допущено много ошибок, так как не учитывался исторически сложившийся контекст и связь с уникальным ландшафтом местности.

Роман: — Один молодой архитектор из Витебска, Александра Арасланова, выиграла премию Хидекеля**, которую мы впервые вручили в Беларуси. Ее проект предполагает восстановление исторического центра Витебска. Это такая историческая экология.

** Международная Премия имени Лазаря Хидекеля — награда, которой поощряются молодые архитекторы за инновационные и экологические решения. Вручается в разных городах мира, в 2019 году была впервые вручена в Минске.

Регина: — Концептуально правильный проект. Для того чтобы строить новый Витебск, надо сначала возродить старый, вернуть ощущение города и его историко-культурное значение. Несколько лет, когда в Витебске творили Шагал, Малевич и Хидекель, город был Парижем Востока. Там, вдали от метрополии, работали лучшие мастера, там создавалось и изучалось новое направление в искусстве — супрематизм. Если бы Малевич в свое время не приехал в Витебск, то, может быть, и история супрематизма была бы другой. Абсолютно точно история Хидекеля была бы другой. Может быть, он стал бы живописцем, как хотел Шагал, и последовал бы за ним в Париж. Кто знает? Мы не знаем, но мы точно знаем, что все, что происходит, имеет какой-то смысл.

3. «Пересекающиеся линии» — ранняя работа периода «черного супрематизма». Наследие Хидекеля содержит работы всех стадий, которые стали основой педагогической системы Малевича. Эта работа была использована в проекте «Супрематизм для человечества» на Венецианской биеннале 2014 года. Там была сделана анимация, базирующаяся на этой работе, которая в результате интеракций с другими работами Хидекеля превращалась в хештег, выступающий как изобретение Хидекеля.

4. У Хидекеля были идеи включения природы в архитектуру. Этот город будущего полностью им соответствует. Автор оставляет нетронутой красоту природы, вводит в нее супрематические горизонтали, которые являются элементами жилой среды. Город располагается сверху, а внизу остаются нетронутыми река, сады, леса. Нам всем нравятся балконы, а у Хидекеля вся жизнь — на балконах. Главное, люди могут видеть небо, не поднимая головы. Это живописная фантазия о городе будущего.

5. Это первый архитектон Хидекеля, приобретший вид архитектурного сооружения. Работа создана в 1923 году, еще до всех архитектонов Малевича. Уже позже Малевич будет создавать архитектоны, похожие на скульптуры. Хидекель же еще в раннем своем творчестве пытался создавать реальную архитектуру. В центре сооружения находится тоннель для транспорта. Идея заключалась в том, чтобы перенести транспорт под землю и поднять жилье и всю человеческую деятельность выше.

Справка «Большого»

Проект УНОВИС 100 — ряд масштабных мероприятий к 100-летию УНОВИСа, призванных возродить забытые на родине имена гениев. Первым шагом проекта стало вручение впервые в Беларуси Международной премии имени Лазаря Хидекеля за инновационные и экологические подходы в архитектуре.

В феврале 2020 года отмечается столетие художественного объединения УНОВИС («Утвердители нового искусства»), одним из самых заметных участников которого был Лазарь Хидекель. К этому юбилею в Минске откроется первая в Беларуси персональная выставка Лазаря Хидекеля: эскизы космических жилищ, планы футуристических городов, а также уникальные записи времен УНОВИСа из семейного архива Хидекелей. Презентация работ знаменитого новатора в искусстве и архитектуре пройдет при поддержке новатора современности в сфере технологий — компании А1, проделавшей путь от первого мобильного GSM-оператора в Беларуси до первого частного провайдера телекоммуникационных, ИКТ- и контент-услуг.

Редакция благодарит Центр белорусско-еврейского культурного наследия, Музей истории Витебского народного художественного училища и компанию А1 за помощь, оказанную при подготовке материала.

Фото:
  • Анна Кипель
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/