18+

Через серо-зеленый диаметр
31 января 2018 Город

Через серо-зеленый диаметр

Сергей Кравченко вышел из дома и отправился искать красоту. Пешком, на целый день и не в ту сторону. Сломан зонт, выключены ожидания, а впереди — Степянка, Дражня, Автозавод. Только терпение, только осень, только бетон.

В пятницу, 13-го, я сделал правильный выбор. Вышел из дому в Уручье и пошел пешком через районы, через которые ходить не хочется — и не хотелось с детства. Дождь, серое небо без надежды на просвет, зонт, что сломался в первые полчаса — все это способствовало полному погружению в тот другой Минск, который бессознательное всегда объезжаешь по кольцевой.

Через серо-зеленый диаметр

Особой цели у моего бесславного похода не было: искать правду или проводить урбанистическое исследование я не собирался. Скорее, мне было интересно пройти через юго-восточные спальники Минска и услышать дыхание, низкий гул окраин и буферных зон мегаполиса, посмотреть на визуальную эстетику старых микрорайонов: на разноцветные железяки детских площадок, на самосад благоустройства дворов, на намоленные капища у универсамов, на инкрустированные окнами и балконами жилые шкафы из бетонных панелей, на нестройное буйство частного сектора. Можно даже сказать, что я шел с намерением выдавить красоту, выбить ее силой из этих заведомо неприветливых мест, если они откажутся показывать ее сами. Такой вот романтичной представлял я себе свою прогулку со смешной миссией — полюбить нелюбимое. Ведь я уже перерос предрассудки. Но ничего подобного.

Через серо-зеленый диаметр. Спальные районы Минска

В первые полчаса, когда я еще даже не покинул свой микрорайон, мне захотелось сдаться и отказаться от своей затеи. Воткнув в какую-то из мусорок зонтик и осмотрев бесполезно просторный двор, я поймал себя на том, что ничего, кроме раздражения, не чувствую: меня раздражали жилые дома, нехитрая инфраструктура их дворов, припаркованные абы как тачки, полные подозрения взгляды прохожих, которые не верят, что можно взять и пойти туристом по спальникам. Обычно мне легко объяснить себе причину того, что я вижу, и затем найти в этом красоту — будь то трущобы или разухабистая промзона, ведь во всем есть дух. Но тут все, что встречалось на пути, казалось каким-то уж слишком уродливым, лишенным жизни и лишающим надежд. Я списал все на дождь и выключил ожидания — просто пошел. К тому же сдаваться — скучнее преодоления.

Я шел с намерением выдавить красоту, выбить ее силой из этих заведомо неприветливых мест, если они откажутся показывать ее сами.

Закономерно, что центр большого города постоянно развивается, меняется, притягивает деньги, вкус, интеллект — даже неповоротливый Минск в этом отношении значительно продвинулся за последние лет пять. К кайфу водно-зеленого диаметра и прочих приятных особенностей города прибавились важные вещи: бережно охраняемые от затяжного дождя равнодушия очаги культуры и искусства и более-менее демократичные заведения. Честно говоря, если сравнивать с тем, что было десять лет назад, в Минске практически случилась революция — правда, больше потребительская, чем культурная или политическая, но чем черт не шутит. Мы ж сперва должны подкрепиться, чтобы не упасть в борьбе за вечные ценности или перед полотнами Ротко.

Спальные районы Минска

Окраины тоже не отстают. В них потребление — это вообще то немногое, что все еще оживляет улицы, потому что в остальном — ну по крайней мере в дождливый осенний день — эти районы больше похожи на зону отчуждения, на эстетических беспризорников-переростков, которые ничего, кроме насилия и тесноты, в жизни не видели, ничего, кроме насилия и зажатости, и передать дальше не могут.

Микрорайоны города Минска. Фото Сергея Кравченко

Да и потребление от такого, видимо, не спасает: минчане так мрачно несут домой всю эту жратву — всех этих полуживых карпов, свежее мясо и прочие творожки, что лучше б швырнули свои авоськи о стену ближайшей панельки, размазали бы по ней все эти акционные товары и сезонные овощи, чтобы хоть как-то обозначить свое присутствие в этом общем месте без права собираться.

«Людзi, дзе нарадзiлicя, ускормлены, да таго месца вялiкую ласку маюць»

На одном из перекрестков Ангарской на специально установленном унылом и немного наклоненном вперед валуне висит жутко исполненная табличка с цитатой Франциска Скорины: «Людзi, дзе нарадзiлicя, ускормлены, да таго месца вялiкую ласку маюць». В том, где и как стоит камень, в том, как сделана табличка и в целом благоустройство этого места (в этих пошлых завитках дурацкой металлической конструкции с цепными подвесами для горшков, на фоне которой стоит камень), во всем этом в сочетании со смыслом написанного видится мощнейшая ирония, потому что ни любви, ни ласки в пошлости и формализме нет. Ну только если пошлые и формальные. Но я могу ошибаться, к тому же — эта чертова осень…

Степянка, Дражня, Ангарская, Северный, Автозавод, Чижовка — все это было пройдено насквозь, подряд, и это правда было сложно, так что я в какой-то момент перестал снимать. Рука не поднималась фиксировать это разваливающееся пространство стыков между массивами. Может быть, помог бы мягкий вечерний свет солнца, но его не было. Может быть, стоило послушать какую-то лирическую музыку или, наоборот, полную разочарования и отчаяния, чтобы срезонировать с многоэтажками и прохожими. Но попытка что-либо послушать провалилась — невозможно было отделаться от постоянно зудящей мысли: как в этой среде кого-то любить?

Финиш

Малочисленные прохожие в дождь справлялись с тусклым миром разноцветными зонтиками. Ныли дыры благоустройства и нейтральные полосы зелени, смиренно скапливающие мусор и хлам. Я пытался радоваться малым формам детских площадок, но не получалось — хотелось поскорее идти дальше, чтобы поскорее выйти. То есть все вокруг, конечно, было преисполнено жизнью, но не той, которую хочется разделять.

Видел розового гипсового Сталина или Ленина на фасаде в частном секторе на Ангарской. Или это был революционер Артем, в честь которого названа улица. На пацане, на кортах ревущем что-то посреди лесопарка, я прекратил углубление в Ангарскую, потому что в сумме с распаханными в грязь газонами и шаткими темными мужиками это было похоже на тягостное кино про девяностые.

Попытка что-либо послушать провалилась — невозможно было отделаться от постоянно зудящей мысли: как в этой среде кого-то любить?

Превосходный вид на ТЭЦ немного упрощал восприятие пейзажа Северного, похожего на фавелы; мусор, как обязательная часть любого пустыря, быстро примелькался, коты были немногими живыми существами на пути.

Были и просветы, когда вроде бы появлялись сомасштабность, уют и человечность — и в застройке, и в том, что вокруг нее происходит. Например, в старом жилом районе около МАЗа, но и там на заводе закончилась смена, потоки людей хлынули на улицы, и от человечности уже некуда было деться. Мне стали мерещиться белые ходоки, что идут к этой своей стене, затем останавливаются на хмуром Партизанском проспекте, молча ждут своего транспорта, а затем снова едут, идут и бредут дальше — к стене.

Степянка, Дражня, Ангарская, Северный, Автозавод, Чижовка. Фото Сергея Кравченко

Но не все поехали к стене сразу. Мужики в темном распределились по дворам, заняв ниши и места под козырьками и, блестя обручальными кольцами, запрокидывали бутылочки, кряхтя, морщась и бегло болтая с коллегами перед расставанием после смены. Особо успешные околачивались у друга в кладовке, что находилась в отдельно стоящем сооружении во дворе — тогда в темный проем торчала очередь из мужиков в темном.

Черт его знает, насчет «вкус не пропьешь»… Судя по эстетическому аду, что я повидал в транзите по микрорайонам, вполне за сотню лет пропивается. Поэтому, чирс, друзья, чтобы пропить и этот — прогорклый, как испортившаяся еда.

Сергей Кравченко. Микрорайоны Минска

В Чижовку я шел, уже не глядя по сторонам. Хороший я выбрал себе маршрут, только непонятно, к чему это вероломство — я же люблю Минск. Вероятно, тут, как и в общении с людьми, следует помнить, что всегда есть те малоизученные территории, к которым нужен особый подход, на которые нужно ступать с особой осторожностью, а может быть, и вовсе никогда не соваться. Тем более когда погода и настроение так себе.

В телефоне, что достался мне в тот день, была функция то ли «улучшитель» или «украшатель» для селфи, но она не справлялась с переполнившим меня негодованием, как бы я ни щелкался. Конечно же, нужно будет пройтись тем же маршрутом теплым июньским вечером — авось все это дело погоды и настроения. К тому же спальники — чтобы спать.

Фото:
  • Сергей Кравченко

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/