18+

«Корпус» жив!
24 октября 2018 Город, Интервью, Культура

«Корпус» жив!

  • 52
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

При подготовке к вечернему мероприятию в культурном центре «Корпус» не надо гладить брюки или записываться в парикмахерскую. Главное — оставаться самим собой. «Большой» встретился с основным генератором идей и организатором мероприятий в заведении Александром Богдановым (он же Papa Bo) и попытался разобраться, почему «Корпус» для беларусов больше, чем просто культурное пространство.

Александр Богданов

«Корпус». Начало

В проект «Корпус 8», как он тогда назывался, меня позвали Мария Значенок и Вадим Жук — у них была идея создания креативного хаба. Они взяли в аренду все здание, чтобы в какой-то его части поселить студии и фотошколу Studio 67, на нижнем этаже сделать площадку для мероприятий, а остальную площадь сдать в субаренду организациям, прямо или косвенно связанным с культурой. Здание тогда только «раскупорили», о нем еще никто не знал. Я приехал и офигел. Зашел внутрь — и офигел еще больше. Я понял, что здесь нужно год жить, чтобы планы воплотить в жизнь.

Ремонтом занимались сами: строители просили запредельные суммы. Здание было неотапливаемое, без окон, без туалетов — вообще без ничего. Это был ад, но он показал всем нам, что у нас очень мощное комьюнити. Когда мы объявили: «Ребята, у нас нет бабла, и мы пытаемся построить дом, где каждому из нас будет кайфово», откликнулось, помимо наших друзей, большое количество людей из самых разных сфер. Люди из крупного бизнеса, музыканты, какие-то чуваки, которые работали грузчиками, но интересовались альтернативной культурой. Много людей поверило в идею конгломерата.

Мы делали ремонт, отмораживали себе пальцы, там дни и ночи. У меня, Маши и Вадима было определенное видение того, что должно происходить на этой площадке, но позже взгляды начали расходиться, и мы с Марией вынуждены были покинуть проект. Перед самым уходом поняли, что у нас недостаточно опыта, нет четкого плана, хотя мы в это место за полгода вложили труд, свои и взятые в долг деньги, перетащили часть личного имущества, которое в итоге оставили.

Чтобы набраться необходимого опыта, мы совместно начали делать различные мероприятия (ведь у каждого был огромный опыт организации событий конкретного профиля): корпоративы, фестивали, ночные вечеринки на Зыбицкой. Тем самым нарабатывали схемы по основным направлениям деятельности гипотетического «Корпуса». Потом начали искать новое помещение, со стороны наблюдая, как наш прежний дорогой «Корпус» превращался в арендную площадку: так всегда происходит, когда не знаешь, что с местом делать.

Раньше было: «Бл*, ну что такое? Поехали лучше в Питер или Вильнюс!» А сейчас вроде и клево: Минск набирает обороты, появляются места.

Кстати, в качестве одной из потенциальных площадок мы рассматривали помещение, в котором сейчас поселилась Галерея «Ў». Тогда мы от той площадки отказались, посчитав, что в новое место вновь придется вложить много сил и денег. И тут нам звонят из «Горизонта» и предлагают вернуться в наш «Корпус»: «Мы поняли, что такое место пропадет, если не будет опытной команды. Предлагаем вам взять в аренду помещение, из которого выселен предыдущий арендатор!» Так произошло наше возвращение.

Спустя два года после того, как мы сюда вернулись, могу сказать, что нам повезло: это исполнение мечты. Место получилось даже шире и значимей, чем мы себе рисовали. В процессе оказалось, что это только начало и что это нужно не сотням, а десяткам тысяч, что мы способны делать события, нужные всем, как и хотели. И это не предел.

Korpus cult

«Корпус» и друзья

Для многих живущих в Беларуси прикоснуться к арт-движению было чем-то недосягаемым. Это же не Берлин, где ты можешь взять рюкзак и пойти в сквот тусоваться. До сих пор среди посетителей я вижу людей, которых мы называем потерявшимися инопланетянами. Они приходят с открытыми ртами, выпученными глазами, а когда спрашиваешь: «Вам что-нибудь подсказать?», молчат, смотрят и уходят, испугавшись. Для них это или чудо чудное, или дичь дикая.

Мы были искренни в своем посыле: многие знают меня и Машу как необычных игроков на этом рынке и в благодарность за то, что мы боремся за чистоту жанра, нам постоянно помогают. Сейчас в нашей базе волонтеров порядка 80 человек, которые выполняют самые разные обязанности. Кто-то выступает в роли переводчика у приехавшего артиста, кто-то на своем личном автомобиле помогает решать логистические и другие вопросы. У нас есть Галина Константиновна, которая очень любит мыть полы. В молодости она — сотрудник Сахаровского института, между прочим.

Понятно, что мы тоже хотим зарабатывать, но это не основной движущий фактор — могу сказать за всю команду и сопричастных. Я идеалист, причем идеалист достаточно е*анутый: могу прямо тут на лавках жить и кушать «Роллтон». Главное, чтобы эта штука работала. Мы — положительные люди, таких сейчас мало, и к нам тянутся. Конечно, находятся злопыхатели, которые не знают нас и пишут: «Ага, используют черную рабочую силу!» Это смешно. Нет ни одного недовольного человека, помогавшего нам, мы же в меру возможностей стараемся людей благодарить. Например, у всех волонтеров первого созыва, которые в холоде помогали поднимать «Корпус» из руин, есть деревянные брелоки, дающие пожизненный пропуск на все наши мероприятия. Помогавшие и помогающие нам люди чувствуют историчность события: «Корпус» становится определенной эпохальной точкой в развитии культуры и беларуского общества. Мы независимы, мы делаем что хотим, продвигая доброе, светлое, вечное. И люди хотят быть к этому причастными.

Корпус

«Корпус» и планы

За два года мы вышли в ноль: ничего не зарабатываем, но и не влезаем в долги. А по возможности стараемся вкладывать средства в развитие. К следующему лету мы уже договорились расширить свою территорию: нам предлагают офигенный задний дворик на внутренней территории «Горизонта». Там есть лужайка, другие индустриальные корпуса. Кстати, я не хочу этим владеть, но хочу, чтобы вокруг меня, как грибница, ширилась индустрия. И «Горизонт» (завод «Горизонт» — владелец помещений. — Прим. «Большого») понимает, что нас отсюда нельзя выгонять, потому что снова будет непонятно что. Мы им полезны, тем более им периодически приходят письма из ведомственных структур, мол, спасибо, что способствуете культурному центру «Корпус» и его команде в продвижении человеческих принципов. А еще каждый день сталкиваешься с желающими снять помещение — выстраивается очередь, грубо говоря, по 15 организаций на квадрат. Все хотят поселиться рядом с такой движухой.

С нетерпением ждем, когда заработает кухня: для нас здесь аксиомой стало то, что можно достучаться до сердца через желудок. Я очень рад, что, увидев в проекте перспективы, к нам примкнула команда собаку съевших в сфере общепита людей, оставивших высокооплачиваемые, но бездушные должности, чтобы работать у нас в кафе «Две Жабы».

Я сам не люблю смотреть на «объект искусства», ничего не понимать и при этом стараться ответить на вопрос, что хотел сказать художник, расположив на столе восемь гаек и болт.

«Корпус» и деньги

Пока мы работаем в следующем составе: я, Маша и администраторы Ася и Виталик. А на площадке, на которой ежедневно проходят разные мероприятия, должны работать единовременно восемь человек — мы посчитали. Чтобы улучшить ситуацию по всем направлениям, мы находимся в постоянном поиске инвестора, но не хотим продаваться.

Мы не хотим, чтобы здесь висели растяжки какого-то бренда, мы хотим, чтобы все в «Корпусе» было имиджево. Постепенно к этому приходим: мы уже закрываем тему разовых мероприятий при помощи партнеров, не требующих огромного баннера на сцене. Рассказываем и показываем на деле потенциальному партнеру, что проект престижный, ведь к нам приходит достаточное количество взрослой, платежеспособной, осознанной аудитории. И даже если приходит молодежь, это не грязная панкота, а люди, которые к чему-то стремятся, мыслят в созидательном ключе. Ищем партнеров, которые уже понимают, что культура движет миром, которые готовы помочь за плюс в личную карму, а не за размещение логотипа.

Например, почему руководителя беларуского подразделения компании Bosch устраивает партнерство с нами? Он ведь тоже не хочет вокруг себя чернь видеть. И чувствует, что здесь собирается нормальная публика. Он приходит на все мероприятия, приводит своих сотрудников, которые такого вообще никогда не видели, говорит: «Вот, смотрите, нормальные ребята тут рулят». Он видит, что все работает так, как мы ему рассказывали вначале, когда просили у него инструменты для ремонта. Он нам тогда давал профессиональный инструмент Bosch по первому зову, не надо было покупать за тысячи долларов строительный пылесос или углошлифовальную машинку с лазерной наводкой. И таких контор, которые разделяют европейские ценности, все больше.

Все работает так, как хотелось. Правда, думалось, что получится быстрее. Я и Маша Значенок три года живем, инвестируя весь доход в развитие. Зарплат у нас нет. Только у «младших научных сотрудников».

Как-то нужно было оперативно собрать 600 баксов Диего (бразильскому художнику, который разрисовывал здание) на обратный билет. Пошли дожди, он не успел дорисовать, все размылось, его уже выселили из гостиницы, мы его поселили у друзей, готовили каждый день еду, одели в теплое. А народ, отзывчивый и сострадательный, начал деньги собирать для Диего на краудфандинговой платформе.

Корпус Бо Саша

Раньше я в качестве продюсера, 10 лет катаясь с «Серебряной свадьбой» и другими коллективами, получал по паре тысяч долларов в месяц минимум. Я был с другой стороны, менеджер, решающий финансовые вопросы с организаторами. А тут, опа, я и организатор, я и площадка! Это мой суперпауэр! Я, наверное, единственный в Беларуси человек, который побывал со всех сторон индустрии. Поэтому я совершенно честен и не могу на*бать музыканта. Я же был на стороне музыкантов. Когда кидали «Серебряную свадьбу», говорили: «Было мало людей, 60 человек только». А ты стоял и считал, и знаешь, что было 200 человек, знаешь, что и сколько стоит, и понимаешь, что чувак положил себе в карман примерно $1 000, а нам по $50 дает и улыбается. И что теперь, бить его? И что вообще делать? Так что мы чистим сферу, в которой до сих пор хватает грязи. Про нас никто не может сказать: «Ах, они, суки, пятый год не отдают нам должок».

«Корпус» и культура

Есть беларусы, которые никогда не были в Музее современного искусства в Берлине и вообще никогда не были за границей. Так уж сложилось в этом месте благодаря нашим «дорогим» Советам! И мы стараемся, чтобы простые люди, которые нигде не были и у которых нет особой возможности куда-то выехать, получали знания о современном искусстве, не отворачивались от него. Искусство должно быть не богемным, а общедоступным.

Как-то случайно зашла к нам женщина в возрасте, спрашивает: «А что у вас тут?» — «Культурный центр». — «Для молодежи дискотеки?» — «Нет, не для молодежи. У нас лекции в понедельник на разные темы, по средам кинопоказы и т.д.». И эта женщина уже полгода ходит на все киносеансы, знает нас всех, дарит нам открытки на праздники. Или приходит дядька: «Вы вернули мне веру в жизнь, я уже отчаялся. Вокруг какое-то… Я работаю в архитектурном бюро, которое дачи высокопоставленным чиновникам строит, а мне стыдно». Дядька этот ходит на все наши мероприятия, постоянно оставляет небольшую сумму в качестве пожертвований.

Что касается других культурных проектов, мы с ними не конкурируем, каждый вносит свой вклад в развитие культуры. От Галереи «Ў» мы отличаемся, во-первых, тем, что у них уклон на виз-арт, а у нас многопрофильное пространство. Во-вторых, Галерея продвигает концептуальное искусство и собирает его сторонников, а мы — противников. В частности, я сам не люблю смотреть на «объект искусства», ничего не понимать и при этом стараться ответить на вопрос, что хотел сказать художник, расположив на столе восемь гаек и болт. Но это никак не влияет на наши отношения с Галереей, с которой мы дружим.

От ОК16 мы отличаемся тем, что там нет стимула для роста. Когда тебе нужно каждый месяц только на аренду находить порядка трех тысяч евро, тут несколько вариантов: ищешь инвестора или вынимаешь у папы из заначки — либо херачишь изо всех сил (наш вариант). У ОК16 нет нужды генерировать мероприятия каждый день: у них есть помещение, зарплаты сотрудникам. Площадка арендуется, сторонние организации что-то там делают, и этим «что-то» может быть что угодно. А у нас — нет. Мы не хотим потом вызывать экзорциста или просто стоять с кислыми лицами и думать, как это мы пустили в свое место этот ад. Хотя и подобное случается, но это уроки на будущее — такое больше не повторится.

Прошлым летом мы пустили в «Корпус» «Гастрофест». В те две недели тут по 1 000–1 500 человек в день проходило — жральня была конкретная!

Например, свадеб в «Корпусе» больше не будет ни-ког-да. Мы имели такой опыт и на практике убедились, что любая самая интеллигентная, самая интересная свадьба превращается в свинарник. Также, думаю, на нашей площадке никогда не будет «беларускага рока». Дело не в политике: считаю, что это ретроградство, когда молодые беларуские группы почему-то не следят за тенденциями современной мировой музыки, а опираются на творчество аксакалов, бывшее актуальным 20 лет назад.

Я вообще за то, чтобы искусство было интернациональным, а не национальным. Да, не важно, я тоже ни капли не беларус. В Русе (вокалистка группы Shuma. — Прим. «Большого») тоже намешано всего, кроме беларуского. И при этом Руся продвигает беларускую культуру увереннее и эффективней многих «свядомых». Не хотел бы, чтобы произошло то, чего требует Сергей Будкин (главный редактор Tuzin.fm. — Прим. «Большого»): «Каб усе беларускія гурты спявалі на беларускай мове! Пяеш песні на расейскай мове — не беларускі гурт! Едзь у Масковію, там прадайся!» И он давно об этом говорит на полном серьезе. Я, конечно, уважаю Сергея за твердость намерений, но не пойму, как он еще не сдался со своей не терпящей компромиссов позицией?

Короче, мы люди мира. На нашей земле в связи с отсутствием потребителя современного искусства есть задача его вырастить. А все же идет хорошо, мы же видим. Прорвались! Раньше было: «Бл*, ну что такое? Поехали лучше в Питер или Вильнюс!» А сейчас вроде и клево: Минск набирает обороты, появляются места. И это произошло всего за пять лет! А постепенно, лет через 20, будет уже аудитория как в Украине, потому что у них этот разгон все-таки начался раньше и развивалось все интенсивнее. Но нельзя ни в коем случае национализировать культуру. Наш продукт уже — в силу той же замкнутости — очень самобытный и необычный для мира сего, это совершенно точно.

Корпус любіт тебя

«Корпус» против апокалипсиса

Мы делаем все так, чтобы нам самим было не противно, чтобы было в кайф. И многие нас за это, кстати, не любят, потому что мы не хотим делать как скажут. Но мы никому ничего не должны. Мы здесь положили пару лет своей жизни и «робім што хацім». Постоянно рождаются новые идеи, мозг у меня и Маши уже натренированный на генерирование. Похожие вкусы, а также эстетические и моральные принципы у нашей маленькой команды, поэтому мы жонглируем: один предложил, второй поддержал… Комплексная стратегия.

Вне «Корпуса» я бываю только дома или там, где сеты играю. Я оторван от жизни извне и когда встречаюсь с действительностью, разочаровываюсь. Например, прошлым летом мы пустили в «Корпус» «Гастрофест». Мы думали, что сейчас за счет бесплатных мероприятий притянем сюда много публики: почему бы не съесть хот-дог и не зайти внутрь посмотреть фильм? В те две недели тут по 1 000–1 500 человек в день проходило — жральня была конкретная! И что бы вы думали? Из этих людей лишь пару человек зашли внутрь с интересом, а не с вопросами: «А можно у вас тут переждать дождь и дожрать свой бублик с супом?» или «Можно мы в туалет через вас пройдем?» А те 100 человек, которые ходят на «Кинокорпус», шли шеренгой к 20 часам через фуд-траки и толпы людей, которым этого не надо. Возможно, мы просто живем в своем мирке, и, выходя за рамки, я прямо чувствую какой-то апокалипсис. Ничего с этим не сделаешь.

Хотя в Минске мы пока побеждаем. Увлеченных людей становится больше, развивается индустрия, конкуренция, экономика и т. д. Чувствуется положительное быстрое движение. А если посмотреть на мир вокруг, то там полный пи*дец. Вот прошла выставка World Press Photo — это просто жесть! Представлена фотография: бежит мужик, повстанец, полностью объятый огнем, и это сфотографировано, как в студии. Получается, вокруг него бежали фотографы… Мир сходит с ума очень стремительно, и если вот такие локальные очаги, как «Корпус», в разных точках в какой-то момент не победят, то хана всему.

Мы — как ночной дозор: хотим помочь людям с затуманенным сознанием, которых видим каждый день. Человек работает или бухает и не задумывается, каково его назначение в мире. А творчество рождается из экзистенциального поиска. И нашей глобальной целью было внедриться в широкие массы и подергать определенные струны. Спустя время начинаем замечать, что какая-то часть людей меняется к лучшему. Осознанность перевешивает — мы побеждаем.

Papa Bo

Papa Bo о…

…молодости

«Я начал в 18 лет делать какие-то квартирники, хипушники, собирал в шапку бабки. Многим в этом возрасте нравится играть в переходах, потом люди вырастают, развиваются. Если не развиваются, то и в 40 лет с гитарой в переходе стоят. У меня все отлично с этим».

…том, почему до сих пор не женился

«Это психологический момент: какие-то проблемы в детстве разрушили мое представление о семье. Я вообще не общаюсь с большим кругом своих родственников — бабушками, дядями, тетями, братьями; с мамой вижусь пару минут раз в месяц. Я отрезанный от корней, от семейных традиций человек. А если есть любовь, то зачем какая-то печать?»

…о курсе без отклонений

«Я вижу в себе, как бы пафосно это ни звучало, человека, реализовывающего глобальную миссию. И если я перестану заниматься этим, отдавать этому всю свою энергию, знания, рвение, заведу семью, буду ездить на дачу, а здесь другие люди рулят, а я такой: «Алло! Ну где бабло?» — это разочарует большое количество людей, да и я разочаруюсь сам в себе. Я очень хотел бы, чтобы жизнь вокруг стала лучше, и делаю для этого все что умею».

… человеке, красящем место

«Не любим мы вот эти кластеры, хабы, честно говоря… «Корпус» — люди, а площади — *уйня. Если мы уйдем в другое место, здесь никто не будет тусоваться. Никто уже не сможет генерировать такую же энергию, такую эстетику. Мы относимся к своему делу очень трепетно. Если человек не нашего поля, он тут не задержится, «Корпус» отторгнет его. А нам бы своих людей побольше. «Корпус» любит тебя, но не всегда и не всех».

Фото:
  • Александр Обухович
  • 52
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/