18+

Не откладывая на завтра
6 марта 2020 Деньги

Не откладывая на завтра

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В кинематографе все время хотят кого-то убить — то пересмешника, то Билла, то дракона. Вряд ли минский дизайнер Милана Хасиневич придумала название своего бренда, выбирая вечером фильм для просмотра. Но в любом случае ее killtoday — свежо, провокационно, творчески. А если хотите знать, откуда название, читайте текст внимательно.

Рождение бренда

С детства я хотела стать художником. Быстро поняла, что мой единственный шанс существовать в этом мире нормально —заниматься самовыражением, то есть тем, чем художники обычно и занимаются. Но с изобразительным искусством не сложилось, меня бросало из сферы в сферу: работала декоратором, шила костюмы для вечеринок, занималась бодиар-том, была виджеем. В то же время продолжала работать в офисе, но трудиться под началом директора — это дико бесило…

В какой-то момент пришлось сделать выбор. Мне кажется, в жизни периодически случаются вещи, которые выбивают тебя из привычной колеи и словно обнуляют. Со мной такое случилось в 25: умер близкий человек, и переживания натолкнули на мысль, что нужно сделать что-то существенное, чтобы не исчезнуть из жизни просто так.

У меня эти мысли с детства были: по поводу смерти и того, что нужно успеть что-то сделать. В 25 лет меня переклинило, и я придумала бренд кilltoday, еще не зная, что это будут сумки. «Убить сегодня» означает каждый день прожить не зря, быть в моменте.

Почему начала делать именно сумки, не знаю. Я и раньше их делала: разбирала старые, смотрела, как они сшиты, что-то перешивала. У меня уже было понимание. Но все равно, отвечая на вопрос, почему именно сумки, я теряюсь. Наверное, потому, что одежду шить сложнее. Мне хотелось работать с кожей, но для того чтобы делать одежду из кожи, нужно обладать большими знаниями. Если в сумке ты допустишь погрешность в 5 миллиметров, это не будет заметно, а в одежде все существенно, все завязано на параметрах тела.

Когда я начинала, ничего подобного в городе вообще не было, были только я и Вита Гордиевская — у нее тоже узнаваемый бренд. Помню, дома было много старых кожаных вещей, я на них тренировалась. Сначала перешивала старые куртки, потом по секондам перекупала вещи из разных видов кожи, смотрела, как ведет себя материал. Например, есть кожа, которая сжимается под воздействием пара, меня от этого тащило, из нее я делала сумасшедшие украшения, своеобразные мини-скульптуры.

О чувстве вкуса по-беларуски

Чувство вкуса не может быть врожденным, это приобретенное качество. И оно точно не зависит от материальных причин. Помню, по молодости не было денег — одевались в секондах. Даже круче, чем сейчас, потому что когда денег мало, голова работает.

Но в нашем городе чувство вкуса в дефиците, конечно. Например, свитеры с блестками — это боль. Не могу свою маму отучить от этого. У нас эти свитеры с блестками уже засели в сознании как эталон: без блесток — просто свитер, с блестками — уже интересная молодежная вещица. Люди не одеваются интересно не потому, что зарплаты маленькие, а потому, что они несвободные. Да у нас на вокзале можно курить только внутри очерченного квадратика! А мы еще удивляемся, что люди одеваются безвкусно. Их всю жизнь загоняли в рамки. Они боятся отразить свой внутренний мир через одежду, боятся показаться глупыми или выскочками. Где-нибудь на Октябрьской еще можно встретить интересных ребят, но их пока немного.

Я и сама ловлю себя на мысли, что, когда приезжаю в какой-нибудь европейский город, покупаю себе вещи, которые в Минске потом носить не могу. Здесь это неуместно. Даже несмотря на то, что я очень свободный человек, все равно ощущаю, что в голове сидит много блоков. Иногда захочется что-то выразить в образе, а потом думаешь: «Наверное, лучше не надо, лучше что-нибудь поспокойнее надену». Ногти сделаешь яркие — и уже радуешься! Хотя в школе я ходила в рваных колготках и кожаной мини-юбке, волосы красила зеленкой. Имели место проблемы с директором, но я была олимпиадницей, поэтому прощали подобные выходки.

Не люблю говорить, что у нас все плохо, а у других все хорошо. Даже в рамках Минска, хоть и не в такой концентрации, как во Флоренции, можно отыскать прекрасное.

Кажется, этому городу, как не очень симпатичной девушке, просто нужно полюбить себя, найти свои сильные стороны и делать на них упор.

Бизнес-процессы

Для меня было важно все сделать по правилам, легально и без рисков. Я оформила ИП и сначала все отшивала сама в мастерской, а позже обзавелась мини-производством. Производство находится на «Горизонте», шоурум — в культурном центре «Корпус». На меня работают швеи, но что-то я до сих пор делаю сама, потому что есть вещи, которые никто, кроме меня, сделать не может.

Закупками тоже занимаюсь сама, это сейчас практически моя основная деятельность: езжу по фабрикам, выбираю материалы, веду переговоры. Кожу покупаю в Беларуси, на фабрике в Гатово, или у частных лиц, которые возят кожу из Италии. Фурнитуру закупаю у Минского экспериментально-фурнитурного завода или на складе, куда завозят фурнитуру из России, Турции, Китая.

Кстати, в Гатово у меня поначалу были серьезные проблемы. Сотрудники фабрики долго не хотели пускать меня в свой мир. Они ведь государственное предприятие, у них «Галантея» материалы покупает, а я просто девочка с улицы, которая пришла за кожей. Мне потребовалось много времени, чтобы завоевать их доверие, заставить отложить свои сметанники и кофе и обратить на меня внимание. Только когда они увидели, что я плачу исправно и много и не создаю им проблем, они прониклись ко мне уважением и начали воспринимать серьезно.

В этом особенность беларуского бизнеса — нельзя просто прийти и купить, нужно время, чтобы наладить контакт. Нет товарно-денежных отношений в нормальном понимании, бережливого отношения к каждому клиенту. Для меня нет разницы, купит ли покупатель чокер за 60 рублей или сумку за 400, — это клиент, который несет мне свои деньги.

Для рекламы последние 3–4 года мне хватало «Инстаграма». Он очень хорошо зарекомендовал себя как площадка для продвижения. Правда, «Инстаграм» потихоньку затухает. Но сейчас я почти не нуждаюсь в рекламе: у меня нет складов, которые срочно надо разгрузить, бизнес маленький, и для нормального существования бренда вполне хватает обычной человеческой рекламы, сарафанного радио.

Если честно, у меня в бизнесе до сих пор все очень стихийно. Я все еще не знаю, сколько трачу и сколько зарабатываю. Бухгалтерия есть, но я не слишком в это вникаю. Кстати, ребята, с которыми мы в начале 2000-х тусовались на вечеринках, теперь ведут мою бухгалтерию (у них свое консалтинговое агентство). Но с деньгами у меня довольно странные отношения. Я их трачу и не думаю, не считаю каждую копейку. Для меня не проблема сделать скидку или подарить свою работу кому-то. Может, это и неправильно с точки зрения бизнеса, но я знаю, что если с деньгами расставаться легко, они вернутся в том или ином виде.

Fashion-маркет, BFW и модная индустрия Беларуси

Я сознательно не интересуюсь глобальной fashion-повесткой, не смотрю журналы и показы. Потому что, когда я их смотрю, появляется тревога. Там все слишком круто. Там каждая деталь не случайна, ты видишь, сколько в это вложено труда и мысли, а потом смотришь на себя и на состояние беларуской моды — и становится страшно. Да и мои сумки идут вне тенденций, я сама это признаю: они слишком странные. Большой модный маркет (fashion-маркет) — прекрасная идея, которая не развилась во что-то большее, как планировалось. Все начиналось очень весело, на таком душевном подъеме, людям это было интересно. А сейчас им неинтересно: они уже знают этих дизайнеров, подписаны на них в «Инстаграме» и могут зайти к ним в шоурум. И эта прекрасная идея — выставлять местных дизайнеров и творческих людей на отдельной площадке — скатилась до уровня выставок «мед, шубы, индийские товары». Я считаю, это должно стать событием, а не просто выставкой-продажей во Дворце искусства. Хорошо было бы сделать выборку дизайнеров. Иногда на маркете рядом стоят люди с одинаковыми hand-made-товарами, но только из-за ручной работы товары не стали дизайнерскими. Например, сделать в Corеl фигурки животных, отнести их на лазерную резку из зеркального пластика и приклеить булавочку, чтобы получилась брошь, — это любой может. Но зачем это представлять как дизайнерское решение? В то же время на подобных мероприятиях в Варшаве выставляются украшения, сделанные из переработанного пластика — они могут не всем нравиться, но в этом хоть какая-то идея заложена.

На прошлом fashion-маркете хотела купить себе пальто. Пока ходила по рядам, заметила, что у четырех человек висят совершенно одинаковые пальто. Все, как наши люди любят: что-то попроще, бежевенькое такое, на запах и с ремешком. Конечно, там есть интересные бренды и интересные вещи, но в основном — одно и то же. Некоторые дизайнеры даже ленятся открыть Pinterest и посмотреть там на других: они смотрят и копируют прямо на маркете! Хотя в мире столько интересного! Можно скопировать молодого дизайнера из какой-нибудь Австралии, а можно «Баленсиагу» скопировать, но сделать немножко по-своему — и это уже будет что-то! Но нет, они копируют друг друга, и это выглядит грустно. Пальто я так и не купила, потому что не хочу платить 540 рублей за базовое пальто-халат, которое можно купить в «Элеме».

Все очень просто: цепляет — значит, дизайнерское. Цепляет — значит, искусство. В этом должна быть мысль. Например, я для себя отметила Historia Naturalis — уникальный для Беларуси бренд. Или Zibra: они делают ручные вышивки на простых, базовых вещах, но это несет какую-то информацию, вызывает эмоции. В целом развитие есть. Оно, конечно, не подчиняется мировым модным тенденциям, а существует само в себе, но развитие есть — медленное, спокойное.

Неделя моды в Беларуси (BFW) — отдельная тема. Кажется, никакой идеи развития индустрии в голове организаторов нет. Они просто приглашают любого дизайнера, который заплатит им денег. Участие стоит около двух тысяч долларов, за которые ничего, кроме площадки и скромного освещения этого события на сайте BFW, не предоставляется. А за эти деньги можно сделать свой крутой показ, и для этого не нужны пластиковые павильоны BFW и пафосное отношение свысока от организаторов. Можно и без этого обойтись, и я знаю многих дизайнеров, которые принципиально отказываются от участия в Неделе моды.

Помню, еще в 2012-м это казалось чем-то невероятным: приходишь, садишься в первый ряд, модели ходят прямо перед тобой, думаешь: «Как круто! Это же как по телевизору!» Но сейчас это уже никому не нужно, людям нужно шоу!

Об эротическом налете бренда

Меня периодически обвиняют в объективации женского тела. Иногда пишут: «Опять голая задница! Отписываюсь!» Господи, ну задница. У меня есть задница, у тебя есть задница. Это же классно, когда классная задница! Они думают, я хочу какого-то пиара за счет этой задницы, но я просто такой человек. Ну люблю я секс — и задницы люблю. Люблю девушек красивых, эротические намеки.

Я вообще не считаю, что объективация — это грех. Я ценю себя как человека, а если кто-то считает мое тело сексуальным объектом, меня это не оскорбляет, это даже приятно. Зачем прятать то, что заложено в природе человека? Мужские и женские тела — это красиво и естественно. Секс, близость, любовь к своему телу и своему партнеру — это вообще счастье. И это как раз то, что нужно ставить в жизни на первое место. Ты можешь не любить много вещей, но если не любишь секс — у тебя реально проблемы.

О будущем killtoday

У меня есть некоторые идеи о том, как развивать проект. Например, была идея создать свой парфюм. Но в Беларуси для этого нужно пройти кучу бюрократических лабиринтов, нужно получать всякие гигиенические сертификаты и т. д. Делать кустарно не хочется, а сделать легально и хорошо — очень сложно.

Сейчас я продумываю новые направления для бренда, которые не касались бы сумок, а может, вообще не касались бы материальных вещей. Тем более в мире наметилась тенденция к сокращению производства. Пошить сумку и продать — это схема, которая работала еще в XIX веке. А сейчас другое время, сейчас уже выставки делают в 3D-формате. Кто знает, может, мы сами скоро переселимся в виртуальную реальность и эти сумки вообще никому не будут нужны?

Если задуматься о нематериальном, у меня есть полезный опыт, которым я могла бы поделиться. Но делать курсы личного бренда — нет, лучше уж застрелиться. Меня от одной мысли мутит. Как-то мы с Олей Кардаш попали на курсы коучей. Уже с третьего занятия бежали и смеялись на бегу. Там просто больные люди сидят, начиная от поехавшего преподавателя, который рассказывает сказки, дабы произвести впечатление на каких-то лузеров, заканчивая целевой аудиторией, которая готова потратить на эти курсы 200 рублей в месяц.

В теории можно было бы собрать курсы личного бренда killtoday: посажу девчонок, начну им что-то впаривать,заработаю себе денежек — но как я спать потом буду?

Я не знаю, что будет с брендом. Сложно сказать. Но он не умрет. Killtoday — это не ИП, не шоурум, это — я. Декарт говорил: «Я мыслю — значит, существую». Пока я делаю killtoday, я существую.

Фото:
  • Максим Шумилин
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/