18+

Писатель Товарищ У. Душа без штанов
6 октября 2011 Интервью

Писатель Товарищ У.
Душа без штанов

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
Товарищ У — писатель и художник, проживающий вне доктрин и идеологий. Прочно заняв свою нишу в кибернетическом пространстве, автор с белорусским происхождением создает текстовые и графические произведения искусства, которые, окрыленные его подписью, покоряют умы молодых и смелых (разумеется, душой, а не телом). Можно заявить, что работы Товарища У сегодня — это культура грядущего завтра. В интервью «Большому» Товарищ У рассказал о конспирации в виртуальном пространстве и недопонятой фигуре Владимира Ильича Ленина, о своих персональных выставках в женской колонии и метафизическом коммунизме.

— О вас известно, что вы — Товарищ У, и ничего больше. По крайней мере, в сетевом пространстве не найти ваших подлинных ФИО и биографических сведений. К чему вам творческая конспирация?
— В искусстве — а я имею наглость себя причислять к деятелям искусства — важно, не кто делает, а что делает этот кто. Я не так уж и забочусь о конспирации, просто личные данные не добавили бы ничего важного к моему, как говорится, творческому наследию. Может быть, даже помешали бы его чистому, незамутненному восприятию. Ну и, конечно, как учил нас дон Хуан, стирающий личную историю избавляется от необходимости объяснять себя миру, не будучи связан ничьими помыслами и мнениями. Мне-то, конечно, личную историю полностью стереть слабО, но если можно хотя бы немножечко, хотя бы в виртуальном пространстве, то почему бы и нет?

Товарищ У

— Расскажите историю возникновения вашего псевдонима «Товарищ У»?
— Товарищ У — это такой товарищ, который стоит у чего-то грандиозного, вплоть до неназываемости даже. Страж У запредельных врат, или путешественник У последнего пункта. То есть псевдоним по замыслу довольно претенциозный, а по форме он взят из песни Кузи Уо про кнопку в голове. «Заткни ухо, закрой рот, так велел Товарищ У», ага. Сейчас такое имя мне не очень-то нравится, довольно глупо быть всеобщим товарищем, и даже по Интернету искать этого товарища плохо: находятся фразы вроде «посидим с товарищами у костра». Однако по-другому называться уже поздно, какой-никакой, а бренд.

— Графика, в которой вы работаете, довольна специфична и концептуальна и стала известной, прежде всего, в сети. А были ли у вас попытки выставиться в галерее, и с какими трудностями вы столкнулись?
— Были. И даже было несколько выставок, очень давно. Самая оригинальная — в женской колонии в конце девяностых, интересная, благодарная публика, пожилая женщина в ватнике весьма поэтично говорила, как я остро наточил свой «мятежный карандаш». Когда ее стали снимать для новостей, она специально накинула шарфик, чтобы не виден был номер на груди. Висел я и в разных домах культуры, три выставки закрыли преждевременно, на одной сняли крамольную картинку. В последний раз выставлялся в ДК железнодорожников одного областного центра, в проходном коридоре… Я стоял в нем, полутемном, вешая картинки, за мной задумчиво наблюдал вахтер и ковырялся в зубах. По коридору шли две такие бодрые бабки в спортивных костюмах. Прытко шли, быстро, очень громко и бойко беседовали, но, завидев экспозицию, остановились и замолчали. Смотрели, смотрели, а потом одна бабушка и говорит другой: «Да что ж это такое, кому ж об этом сказать, если ж весь этот ужас здесь будет висеть, как мы будем мимо него ходить?»

«Большая справка»

Товарищ У – псевдоним белорусского художника и писателя, автора книг «Попосфера», «Дети Огня», «Алешины сны» и сборника пьес «Маленькие трагедии». Также с Товарищем У неразрывно связана его концептуальная графика, где часто с сарказмом и иронией изображены тоталитарные вожди, имперская эстетика, герои культовых произведений литературы и вообще люди, оставившие свой след на теле человечества.

— Не секрет, что ваши коллажи разлетелись по блогосфере и Интернету в целом и часто без соблюдения авторских прав. Каково ваше отношение к свободной информации и лицензиям?
— Я, конечно, за свободу. От художника зависит только одно: пустить или не пустить свое произведение в массы. Далее оно живет самостоятельной жизнью, нравится это автору или нет. Понятно, впрочем, и то, что художник при всей неотмирности своей должен кушать. Конвертировать востребованность художника в возможность покушать ему же, при наличии свободы информации, с одной стороны, и засилья тусовочных кланов в «культурных кругах», с другой — дело не просто сложное, но архисложное. И все же свобода превыше всего, искусство выше денег. Как там у Саши Черного (тоже, кстати, считал неудачным свой псевдоним)? «Пускай не продают души в рассрочку, пускай душа их без штанов парит».

— Многие критики говорят о том, что белорусское искусство и литература сегодня аморфны. Какие действия должны послужить катализатором для «оживления» этих общественных зеркал?
— Не знаю. Люди, которые создают достойное, в Беларуси есть. Они в любой стране есть. Проблема — в их коммуникации с обществом. Им нужна среда. Связь «художник-общество» должна быть двусторонней. У нас общественный запрос на серьезное искусство приглушенный такой, и ищется оно за пределами страны, в основном. Пророков в своем оте­честве няма. По интересам люди группируются слабо, если интересы эти не шкурные. Боюсь, изжить провинциальность в ближайшие годы и даже столетия никак не удастся в силу ряда причин. Пестовать внутри себя таланты и быть открытым миру, не замыкаясь в своей местечковости, быть способным определить свое, родное убожество как убожество и в то же время дать дорогу новому, дикому и непривычному, если оно талантливо, — до этого страна должна дозреть. Зреть, кажется, будет долго.

— Если бы вам довелось возглавить Союз писателей Беларуси, то какие нововведения и реформы вы бы совершили непременно?
— Извинился бы перед «Раммштайном», а затем распустил контору. Творчество и бюрократия несовместимы.

— В художественных произведениях вы часто обращаетесь к вождям тоталитарных режимов, таких, как Сталин и Гитлер, иронизируя над их образами. Насколько близка тоталитарная эстетика рядовому постсоветскому гражданину?
— Он в ней, собственно говоря, живет. Посмотрите на архитектуру Минска: настоящая тоталитарная столица. Люди у нас привычные тянуться по струнке, даже в вольнолюбивой Украине процент таких тянущихся весьма высок — нормальные тоталитарные люди. Другое дело, что эстетические их предпочтения от тоталитарного искусства довольно далеки: есть ностальгия по временам прошедшим, но не тоталитарная, а вполне себе бытовая — песни бардов, фильм «Ирония судьбы» и прочее. Вот когда старый добрый советский тоталитаризм окончательно отойдет в прошлое, уступив место блистательно холодному глобализму, мы увидим небывалый всплеск интереса к строевым маршам, батальным полотнам и поэтам, воспевшим доблесть патриотических доярок.

— Вопрос весьма банальный, но все же: расскажите, о чем ваша грядущая книга «Алешины сны» и в чем ее отличие от «Попосферы»?
— «Алешины сны» — это, пожалуй, самое важное из всего, что я написал. Я хотел сделать не просто роман, но роман-сновидение, «дверь за дверью, сон во сне» — и, кажется, это получилось. Это книга о Григории Распутине, открывающем юному цесаревичу Алексею магию нашего славянского апокалипсиса, о том, как эта магия пожирает их обоих, да что там, всю огромную Российскую Империю. Судьба людей, люди судьбы, предчувствие, неотвратимость, отрешенность. Главные герои: Распутин, Алексей, царь, царица, Ленин, старец Федор Кузьмич, Максим Горький, Александр Блок, Сосипатыч из Шушенского, вясковы хлопчык Сцёпка. В финале является Егор Кузьмич Лигачев, во как. Ключевые события, кстати, происходят на территории нашей дорогой Беларуси, в ставке императора.

— В историографии принято называть Ленина вождем пролетарской революции, ну или «мировой революции», а лично вы его назвали «вождем вселенской революции». Чем обусловлено ваше наименование в контексте всей Вселенной?
— Я считаю Ленина одной из самых непонятых и недооцененных фигур двадцатого века — при том, что интерес к нему был и остается колоссален. Со Сталиным, например, все ясно, нормальный коммунистический тиран — а Ленин классификации не поддается. Говоря о Ленине, я всегда вспоминаю слова одного из персонажей Горького — деятеля тоже великого и тоже непонятого и недооцененного: «Человек и люди — не одно и то же, нет. Человек — враг действительности, утверждаемой людьми; вот почему он всегда ненавистен людям». Человек и есть тот, кто утверждает своим существованием вселенский принцип, принцип активного недовольства инерцией и энтропией, принцип их активного преодоления. Величие Владимира Ильича — слишком человеческое в ницшеанском смысле, внечеловеческое в смысле обыденном — страшное и мало удобное для нас, оно пропитано жестокой волей к вселенской истине. Как сказал Гейдар Джемаль: «В ленинском прищуре короли не только голы, они изначально лишены возможности одеться».

— Ваши произведения пропитаны частично левой эстетикой. Какое ваше личное понимание слова «коммунизм»?
— Исторически коммунизм можно понимать как грандиозный эксперимент, закончившийся поражением. Товарищ Ленин, кстати, это поражение вовсе не исключал. «Пускай первая паровая машина по своей форме и была непригодна, но зато теперь мы имеем паровоз, — говорил о советском коммунизме Ленин. — Существенно то, что лед сломан, что путь открыт, что дорога показана». Каждодневное и упорное преодоление, движение к победе, покорение новых и новых горизонтов, преодоление новых и новых преград, в войне ли, в политике ли, в науке ли, потребность в этом преодолении как инстинкт здоровой, полнокровной натуры — это коммунизм метафизический, и мне он действительно близок.

— Кто из современных белорусских деятелей культуры вам интересен и почему?
— Я уже говорил, что очень трудно узнавать о достойных деятелях белорусской культуры, которая либо кланово-попсовая, либо убийственно андеграундная. Но они есть, и их много. Есть, например, отличный писатель-мизантроп Александр Бурьяк, наш белорусский то ли Свифт, то ли Вольтер; есть искрометная группа The UNB, замечательная в своей легкости и плодовитости. Проект «Саша и Сирожа», обретший успех за пределами республики, — заметьте: за пределами! обидно, — открыл миру неповторимый образ чудесного белорусского колхозана. Лявон Вольский, поющий за Саўку ды Грышку одновременно, в этом контексте также весьма достоверен. Андрей Диченко и Товарищ У тоже ведь неплохи. А ведь я знаю наверняка не всех, и как бы хотелось знать больше!

 

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/