18+

Адвокат Денис Алейников: «Декрет действительно революционный: земля и космос столкнулись»
15 февраля 2018 Интервью

Адвокат Денис Алейников: «Декрет действительно революционный: земля и космос столкнулись»

+
21 декабря 2012 года по календарю майя должен был наст у пить конец света. Не наступил. Но по иронии судьбы спустя ровно пять лет для Беларуси закончилось прошлое: в этот день был подписан Декрет № 8 «О развитии цифровой экономики». И все сразу заговорили о будущем — светлом, радостном и безбедном. Будет ли оно таким, «Большой» узнал у одного из разработчиков декрета — адвоката будущей IT-страны Дениса Алейникова.
Денис Алейников
КТО:старший партнер «Алейников и партнеры», специалист по правовой поддержке проектов в IT-сфере и венчурной деятельности
ПОЧЕМУ:он знает, чего хочет от будущего нашей страны
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ:«Из-за того, что нет налога, крупные иностранные держатели криптовалют проявляют интерес к нашей юрисдикции — хотят стать белорусскими налогоплательщиками и ничего не заплатить от дохода с криптовалют»

О декрете и репутации страны

После подписания Декрета № 8 у нас все спрашивают одно: когда в страну придут миллиарды? А я читаю в СМИ примерно следующие высказывания российского бизнеса: «Декрет № 8 выглядит слишком хорошо, чтобы быть правдой, это беспокоит, надо все-таки разобраться, в чем там у них подвох». Это извечная проблема бренда и репутации. IT-страна как реформа, предлагающая нашу юрисдикцию всему миру, — это новый бренд. А молодой бренд — это только обещание, обещание того, что все будет круто. А вот как будет на самом деле — это репутация. Репутация — это способность выполнять обещания, данные брендом. Репутацию нам еще нужно создавать и поддерживать — нашими делами, правоприменительной практикой. Возможно, на это уйдут годы, а потом уже можно ждать миллиарды из заграниц. При этом не надо забывать, что IT-страна — бренд пока нишевый и сильно связан с брендом всего государства. И здесь уже встает вопрос инвестиционного климата и инвестиционного имиджа страны. И вещи это очень разные, хоть и звучат похоже. Инвестиционный климат — это то, что страна создает этим декретом, Декретом № 7 и другими нормативно-правовыми актами по поддержке предпринимательства, принятыми пакетом. А инвестиционный имидж — это то, как наши потенциальные инвесторы видят Беларусь извне. И видят они чаще не новости о реформах, а новости о задержании предпринимателей. Негатив всегда популярней. Вот так и формируется инвестиционный имидж страны. С этим надо что-то делать, если мы здесь ждем предпринимателей со всего мира и их деньги. Если в этом контексте смотреть на Декрет № 8, то он уже дал стране очень много. О стране написали ведущие мировые СМИ, вышло больше сотни публикаций в различных изданиях от Bloomberg до Reuters. И это не проплаченная реклама, это живой интерес. Впервые за долгие годы позитивный интерес к стране стал виральным и начал стихийно вытеснять негативный контент.

адвокат Денис Алейников

О главном стартапе

Увидев новости, касающиеся декрета, мне супруга сказала: «Зачем ты туда ввязался, мы же так спокойно жили». Я, в общем-то, и не стремился. У меня есть достаточный опыт в написании законов по «лучшим мировым практикам», знаю, чем это заканчивается. Мы по заказу Всемирного банка готовили ряд законопроектов, в том числе проекты законов «О рынке ценных бумаг» и «Об инвестиционных фондах». Когда пригласили сюда, я подумал: очередное «напишите прогрессивно, а мы все поправим как надо». Директор Парка высоких технологий (ПВТ) Всеволод Янчевский сказал мне просто: «Мы тут не отписками занимаемся, а делаем стартап страны. Убираем все барьеры советского наследия и внедряем самые прогрессивные мировые практики. Наша задача — сделать лучшую в мире юрисдикцию». Ну как я мог отказаться от такого стартапа? Битва за текст была. Не без этого. Были очень жаркие дискуссии на самых разных уровнях. В итоге удалось сохранить все, абсолютно все из того, что было задумано в самом начале. Пусть и с дополнениями. Это вообще довольно редкий случай. Нам повезло, что на пути согласования декрета мы встретили много умных и широко мыслящих людей в руководстве Администрации Президента, Совмина, Нацбанка, силовых органов — без любой из этих встреч могло ничего не случиться. Львиную долю работы тут взял на себя директор парка Янчевский, у которого действительно большой дар убеждения.

Теперь каждый инвестор понимает: если токен выпущен через белорусский ПВТ, это легальный актив и в него можно инвестировать по закону

Декрет не для айтишников

IT — это для всех. Есть ли сегодня в экономике сфера, процветающая без IT и готовая заявить, что может делать это и дальше? Нет таких. IT сегодня — нервная система всей экономики, а завтра — и вовсе вся экономика. Привычный нам мир меняется, если не сказать рушится. Завтра производства уже не обеспечат рост рабочих мест, они их сократят — в пользу роботов. Куда людей? Извечный вопрос. Рост рабочих мест создаст рост сервисов на базе IT-решений. Сервисы будут продаваться через Интернет всему миру. Это можно делать из одной точки, и точкой этой может стать Беларусь.

IT может предоставить неограниченное количество рабочих мест. И не надо думать, что это для избранных. Помимо кодеров в сервисных IT-бизнесах немало другого персонала. Айтишником или «околоайтишником» может стать каждый, главное — хотеть учиться. В контексте Декрета № 8 не зря сегодня делается упор на образование. Мир стал быстрее, знания стремительно устаревают, да что там знания — специальности, профессии. Сегодня уже нельзя получить образование, профессию раз и на всю жизнь. Мир переходит на трехфазную систему обучения (первое образование — в 23 года, второе — в 40 и третье — в 55). Такие страны, как Израиль, Индия, уже сильно преуспели в технологии трансфера работников всех сфер в IT. Миллионы людей сейчас переобучаются и переходят в IT-сферу. И не только молодых людей. Ребята из Израиля, которые специализируются на таком трансфере, приезжали в ПВТ — делились опытом. Там это как машина работает. Декрет в этом нам сильно поможет, главное — самому не бояться войти в IT.

О слабом госрегулировании

Декрет не про регулирование, он про доверие государства к бизнесу, про саморегуляцию — и в этом тоже его революционность. Декрет изначально задумывался не как инструкция по всем вопросам, а как документ, очерчивающий рамки и устанавливающий базовые принципы. По многим вопросам (например, регулирование блокчейн-бизнесов) инструкции и не напишешь: технология слишком быстро развивается, и нужно проявлять гибкость, иначе все задушишь. Предприниматели должны сами вырабатывать отраслевые стандарты в соответствии с меняющимися потребностями отрасли. Мне вот говорят: «У нас есть отличное детальное законодательство в сфере рынка ценных бумаг, многие токены похожи на ценные бумаги — почему в декрете их не подчинили законодательству о рынке ценных бумаг?» Я переспрашиваю: «А рынок ценных бумаг у нас есть?» В США есть рынок ценных бумаг — крупнейший в мире. Растущий мировой рынок токенов начинает с ним конкурировать, американцы, защищая свое, преследуют токены, загоняют их в привычные для них рамки. Разумно: зачем им новый рынок, если они хозяева старого? У нас ничего нет, и пусть сначала мировой рынок токенов приземлится у нас, разовьется, а мы посмотрим на практику. Поймем постепенно: где и какое нужно регулирование, чтобы не во вред. Вообще, нужно уходить от экономики государства-эксперта, государства-поводыря. Пусть предприниматель сам определяет и регламент работы криптобиржи, и порядок проведения KYC/AML, и многое другое. А государство посмотрит, добросовестно ли он это делает. Сейчас даже в ЕС нет четкого законодательного регулирования KYC/AML по операциям с криптовалютой: дополнения к 4-й Директиве ЕС еще полтора года будут внедряться в национальное законодательство стран-участников. А 5-я Директива ЕС по AML, призванная уточнить подходы к криптовалютам, еще только обсуждается. ПВТ — это своего рода регуляторная песочница, деятельность в ней осуществляется на основании договора между резидентом и ПВТ. В этих договорах могут быть согласованы и отраслевые стандарты, и такие инновационные подходы к проведению KYC/AML, что мы еще и ЕС обгоним.

адвокат Денис Алейников, партнер «Алейников и партнеры»

Зачем нам блокчейн?

Я не фанат блокчейна, спокойно к нему отношусь. Мы сопровождаем проекты и по искусственному интеллекту, и по дополненной реальности, и по многим другим направлениям — у нас ко всему интерес ровный. Но я далек и от мысли впопыхах недооценивать блокчейн. Скептики говорят, что технология блокчейн зародилась 10 лет назад и ничего громкого, кроме биткоина, не дала. Значит, нет там будущего. А сколько лет назад начали разработки в сфере искусственного интеллекта? Тест Тьюринга появился в 1950 году, когда человек еще до космоса не добрался. А реальные подвижки в практической плоскости — прорыв в сфере нейросетей — появились совсем недавно. И сегодня, когда существуют самообучающиеся нейронные сети, которые могут обучиться, например, игре в шахматы на профессиональном уровне, кто скажет, что у искусственного интеллекта нет будущего? Мы скорее начинаем задумываться о том, что будущее белкового интеллекта туманно. Никто на сегодняшний день не знает, что принесет миру блокчейн. Возможно — ничего, а возможно — это начало новой парадигмы, глобальный технологический сдвиг, который даст миру новую финансовую реальность. И тогда у истоков этой новой реальности будем стоять мы — белорусы. Я не делаю прогнозов, просто согласен с американским экономистом Нассимом Талебом: мы не можем сегодня, опираясь на прошлый опыт, релевантно спрогнозировать будущее. Поэтому с суждениями горячиться не надо — надо раздеваться и работать. Сегодня можно однозначно сказать одно: блокчейн — волна, захлестнувшая мир. Недавно в Минск приезжал руководитель Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ), он сказал нам, что в России сейчас два миллиона человек так или иначе занимаются бизнесом в сфере блокчейн, а правового регулирования нет. И это только Россия. Поэтому можно лежать на диване и бесконечно рефлексировать на тему, даст ли что-то блокчейн, а можно попробовать организовать эту волну и возглавить ее. Почему кто-то, а не мы? Было решение президента — курс на IT-страну и делать все революционно (революционно — это не догонять весь мир, отменяя «мокрые» печати). И мы решили попробовать. Беларусь расправила плечи и сделала в реформах что-то, что удивило весь мир. Это здорово само по себе. И это дало огромный внутренний импульс нашему креативному классу в понимании страны и своего места в ней: можем, если поверим и захотим. В нашей стране можем. Выходить за горизонты и делать что-то за рамками квадрата.

О комплексном подходе

Не мы изобрели «виртуальную золотодобычу»: Мекка майнинга — Китай, биткоин первой ввела в оборот Япония. Делать ICO можно было и из Сингапура, и из Швейцарии, и из США. Но мы первые сказали новое слово в правовом обеспечении этой деятельности. Мы собрали из каждой страны уже внедренные элементы системы, добавили необходимые правовые связи и построили комплексную правовую систему для регулирования бизнесов на основе блокчейна. Мы стали первой страной, которая ввела в правое поле смарт-контракт. Многое из того, что было уже в мире, находилось в неприятной для инвесторов серой зоне. Когда государство говорит: «да, там что-то происходит, но мы пока не трогаем, а дальше посмотрим», инвестор чувствует неуверенность. Он понимает, что сегодня так, а завтра все может быть по-другому. Опять же — мошенничество расцветает. Мы анализировали опыт других стран и понимали это. Беларусь дала инвесторам главное — правовую определенность: вывели токены из серой зоны, определив их как легальный оборотоспособный объект (иное имущество с точки зрения права). Установили базовые принципы ответственности эмитентов за выпущенные токены. Теперь каждый инвестор понимает: если токен выпущен через белорусский ПВТ, это легальный актив и в него можно инвестировать по закону. Легальность актива — это очень важно для фондов с точки зрения рисков. Это может привлечь в нашу юрисдикцию блокчейн-стартапы со всего мира. Просто будут приезжать структурироваться, чтобы получить инвестиции, как раньше наши стартапы переезжали структурироваться на Кипр или в Делавэр, чтобы получить инвестиции. Инвестиции нужны всем. ПВТ теперь может так промоутить страну миру блокчейна: хочешь получить инвестиции — выйди из сумрака, переезжай в Беларусь. Мы разработали понятийный аппарат для криптомира (блокчейн, токен, криптовалюта, майнинг, смарт- контракт и т. д.). Сейчас кажется, что это просто — взять и написать определение блокчейна или смарт-контракта. На самом деле это целая история. Сначала нужно технологию изучить, понять принципы работы, а потом — постараться предугадать, куда она пойдет дальше, как изменится, и сделать так, чтобы легальное определение охватывало вариации будущего и не тормозило развитие технологии и ее применение. Если завтра блокчейн мутирует в Нashgraph или DAG, мы обязаны понимать, что Декрет № 8 должен быть готов захватить и этот функционал. И он готов — он захватит. Я потерял свои деньги на ICO, пока разбирался, как это работает. Но без этой практики хороший нормативный акт не написать. Deloitte написал: новеллы, введенные Декретом № 8, заслуживают серьезного внимания со стороны не только стран СНГ, но и всего мира. Это стоит потерянных мной денег на ICO.

ПВТ - площадка для оборота критовалют

О криптовалютной лихорадке

Криптовалюта — это естественная наживка, которая тянет в блокчейн толпы старателей. И эти толпы, ведомые наживкой, будут сильно двигать вперед развитие технологии блокчейн. И не только технологии — все будет развиваться вокруг нее. Здесь интересна аналогия с добычей золота во времена золотой лихорадки. Тогда все поехали искать золото, но в итоге развили страну. Америка выиграла больше, чем заработали сами золотодобытчики, ведь они подняли там всю инфраструктуру, всем дали работу. Вот вам и эффект для страны.

О пузырях и угрозах криптовалют

Блокчейн, как и любая новая технология, несет риски и возможности. Если продукты технологии распространяются через Интернет, риски получат все страны, а возможности получат только те, кто организовал и возглавил. Говорят, люди полезут в крипту. Когда писали декрет, я был против людей, хотел, чтобы только юридические лица владели криптовалютой. Но нужны равные права. А с другой стороны, что людям сегодня мешает? Это же Интернет: уже сейчас российские сайты вовсю продают криптовалюты нашим гражданам, хотя декрет в силу еще не вступил. Где есть легальность, там есть цивилизованный подход. Нужно не запрещать, нужно заниматься правовым просвещением. Нужно объяснять, что криптовалюты — это не игрушки и не гарантированная доходность. Это высокорисковые инструменты, играть которыми должны профессионалы из-за границы и квалифицированные инвесторы из числа физлиц. Так разъясняет MAS Сингапура, так разъяснит и ПВТ. Говорят, лопнет пузырь криптовалют. Это как тюльпаномания, как пузырь доткомов. И что? В Нидерландах в 1637 году лопнул тюльпановый пузырь: разорилось несколько спекулянтов, а страна, до этого не знавшая тюльпанов, до сих пор считается их родиной и держит порядка 90 % мирового экспорта. Лопнул пузырь доткомов в США — и что? Как его последствия остались Amazon.com, eBay, Google и другие. Америка по-прежнему лидирует в этой теме. Если лопнет пузырь криптовалют и Беларусь войдет в новейшую историю мира как родина блокчейна и мировой лидер в экспорте блокчейн-продуктов, я буду рад. Если здесь родится и останется несколько корпораций — мировых технологических лидеров, я буду счастлив.

старший партнер «Алейников и партнеры» Денис Алейников

О майнинг-фермах

Майнинг-фермы пока развиваются в Китае, России, других странах — не в Беларуси, и я не уверен пока, что нам нужно эти фермы перевозить сюда. Оборудование может остаться и там, может арендоваться резидентами ПВТ. К нам надо переводить центры прибыли: с безналоговым режимом и правовой определенностью сделать это будет легко. А с принятием Декрета № 8 у нас появится и то и другое.

Блокчейн за стабильную Беларусь

Любители блокчейна и криптовалют готовы стартовать у нас с проектами прямо сейчас. Сумасшедшая волатильность криптовалют и количество мошенничества на мировых рынках делают в их глазах любые иные риски незначительными. А легальность, которую создал декрет, и стабильность, которая есть в стране, реально им всем нравится. Приезжают люди из-за границы и говорят: «Мы читали, что у вас диктатура, и мы хотим здесь торговать на криптобирже!» В шутку говорю, чтобы прощупать почву: «Батенька, послушайте, вот вы демократ. Вы такой умный, в очках, модной рубашке… Зачем вы лезете в эту нашу диктатуру?» Он отвечает: «Мало сейчас стабильности в мире криптовалют, в основном все находится в серой зоне. А где серая зона, какая там ответственность за деньги? На одной криптобирже вчера сказали, что их хакнули, деньги мне не отдадут. На второй крупной бирже, которая входит в топ-10, притормозили вывод с биржи на кошельки. Может, еще и ничего страшного, а я волнуюсь, пью валидол. Здесь под этим предлогом кинули, там — под этим, вот так мир сейчас и живет, нет уверенности ни в чем. А в Беларуси теперь есть декрет. А декреты у вас принято соблюдать. У вас в бизнесе не принято кидать, это все знают. Так что я хочу занести деньги на вашу криптобиржу, чтобы меньше волноваться».

Про биткоин

Биткоин — он честный. Самый честный венчурный проект. Никаких обещаний инвесторам и суеты с презентациями по выманиванию денег. Абсолютно новая парадигма. Он говорит: я абсолютный ноль, хотите — платите, хотите — нет. Он настолько ноль, что нам даже тяжело было сформулировать его правовую природу в декрете. Если за токенами проектов стоит обязательство эмитента выполнить что-то (услуги, работы, товары) и юридически они удостоверяют право требования этого чего-то, то за биткоином ничего не стоит, никаких обещаний. Я так и хотел написать в декрете: биткоин — это общественный договор о том, что ноль имеет ценность и является универсальной единицей обмена. Мне запретили.

Переходник на мировую венчурную трубу

 

Переходник на мировую венчурную трубу

Как выглядит мировая венчурная система? Это огромная такая печь, которую топят деньгами, и изредка из ее трубы вылетают в ночное небо искорки прогрессивных стартапов и устремляются to the moon. Вот здесь, представьте, идет к печи мировая денежная труба, а где-то в стороне от всего этого находится Беларусь, в которой есть талантливые ребята, перспективные стартапы. А греть их нечем. Собственной системы венчурного финансирования у нас нет. А к мировой подсоединиться не можем — нет переходников. Иностранные венчурные инвесторы привыкли сжигать деньги согласно международным правилам структурирования венчурных инвестиций, основанным на институтах английского права. Те самые конвертируемые займы, опционы и т. д. В нашей стране таких институтов не было, в итоге инвестор, увидев перспективный белорусский стартап, начинал делать флип — поднимать его в свою юрисдикцию (на Кипр, в Делавэр) — и там давал деньги: опять же все — в их печь. Декретом мы решили эту проблему. Ввели в законодательство Беларуси аналоги этих институтов иностранного права. Теперь структурировать венчурные проекты с участием резидентов ПВТ можно в Беларуси с учетом международных правил. Тем самым мы как бы бросили переходник от мировой венчурной трубы к нашей стране. Пока только для резидентов ПВТ. А надо, по сути, вообще для стартапов всей страны сделать. Пусть хоть частично здесь сгорают мировые венчурные деньги. Даже если стартапы не выстрелят, всей стране станет чуточку теплее.

Про экосистему

Предоставив налоговые льготы, новые направления деятельности и отменив визы для талантливых иностранцев, мы создали здесь возможность для развития очень крутой экосистемы. Интересные люди могут сделать нас ее центром по ряду направлений, центром знаний. Вот почему выстрелила Финляндия? Потому что там сделали крутую экосистему, начиная с кабаков, где стартаперы-пионеры могут подойти к пионервожатым, выпить с ними пивка и сказать: «Слушай, вот я сейчас пилю такую фичу, что ты на это скажешь?» И пионервожатый ответит: «Парень, не трать время, мы это проходили — не работает, сделай вот так». Вот это основа для массового развития прорывных проектов.

IT сегодня — нервная система всей экономики, а завтра — и вовсе вся экономика

Про налоги

Это неправда, что налогов нет. Декрет стимулирует создание вокруг ПВТ целой экосистемы — дочерних предприятий иностранцев, которые хотят заниматься ICO, трейдингом и легально владеть виртуальными кошельками и токенами. Эти организации не освобождены от налогов по операциям с криптовалютой. Это новые налогоплательщики (смотрите схему). Что касается физлиц, то такой опыт у нас уже был при развитии новых сфер. Например, освобождены от подоходного налога доходы физических лиц, получаемые по договорам с игроками рынка «Форекс». Рынок криптовалют тут где-то близко. Вообще, по этим операциям налог к физлицам проще не применять — у нас с МНС был полный консенсус. Администрировать налоги по операциям с криптовалютой пока крайне сложно. Только если сам кто-то придет и заплатит. МНС говорит, что никто не приходил, хотя операции эти по факту были. Таким образом, не вводя налог для физлиц, государство ничего не теряло — у нас ничего не было. А приобрести можем. Сейчас из-за того, что нет налога, крупные иностранные держатели криптовалют проявляют интерес к нашей юрисдикции — хотят стать белорусскими налогоплательщиками и ничего не заплатить от дохода с криптовалют. Вот здесь стране профит, ведь налогоплательщик — это статус, который подходит ко всем видам доходов, и с более мелких доходов люди заплатят налоги в наш бюджет. Плюс чтобы получить статус налогоплательщика, надо здесь находиться более полугода, тратить здесь деньги — опять стране профит. Т. е. мы увеличиваем количество богатых людей в стране, и это хорошо.

Про богатых людей

Важны не только налоги. Важно, есть ли в нашей стране богатые люди. Объясню на простом примере: приехал обеспеченный иностранец и построил здесь дом. Наши люди строили, они заработали. Дом обслуживать нужно? Водитель нужен? Кафе? Магазин? Он всем заплатит. Таким образом, он в какой-то мере снимает с государства бремя заботы о людях, в частности пресловутое «дать каждому по пятьсот». Когда появляется много богатых людей, они создают вокруг себя экосистему и своими деньгами эту экосистему питают. Люди вокруг зарабатывают. Все растет. Если благодаря декрету к нам приедут обеспеченные люди, привезут с собой свои миллионы, мы будем только рады, так как в том или ином виде часть этих денег останется в стране.

О революции

Мы хотели, чтобы Декрет № 8 был подписан 7 ноября 2017 года. Без шуток — к столетию революции. Реально был такой план, но мы недооценили «бизнес-процессы» в госорганах. Декрет действительно революционный. И было бы круто — в день 100-летия революции провозгласить новую! На самом деле многие еще читают этот документ и только сейчас начинают понимать, что вообще происходит. Как в Беларуси такое могло произойти… Земля и космос столкнулись.

Фото:
  • Алексндр Обухович
+

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/