18+

Alyona Alyona: То, что я пышка, — не единственная моя особенность
10 января 2020 Интервью, Музыка

Alyona Alyona: То, что я пышка, — не единственная моя особенность

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Если вы хотите новых ощущений, а для прыжка с парашютом еще не созрели, послушайте Alyona Alyona. Рэп в исполнении женщины, да еще на украинском языке — и вечер перестанет быть томным. Если и этого будет мало — посмотрите ее клипы.

КТО:украинский рэп-исполнитель, пышка
ПОЧЕМУ:музыкальный психотерапевт, помогает бороться с комплексами
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ:«Я знаю многих музыкантов, у которых хороший посыл, флоу, образ, за их творчеством интересно следить, но это не мешает таким ребятам все равно говорить, что женский рэп — говно»

— Ты работала воспитателем в детском саду. Что легче, присматривать за детьми или писать новые песни и давать концерты?

— Это разные вещи. Это как спросить, что легче, работать на заводе или ловить рыбу. В каждой работе есть свои плюсы и минусы. Плюс работы в садике — нормированный рабочий день. У артиста этого нет. Но в садике есть и минус — большое эмоциональное напряжение, потому что нужно постоянно наблюдать за детьми, все контролировать. В то время как артист сосредоточен только на себе и на своей музыке, ему не нужно распылять внимание на все и всех вокруг.

— Песни на украинском языке — твоя принципиальная позиция, которая вызывает уважение. Но не считаешь ли ты, что таким образом умышленно лишаешь себя части аудитории? Ладно, русский, но есть же и английский…

— Я считаю, что нет. Рэперы из Германии читают рэп на немецком, но мы же их слушаем. Это выбор человека — слушать или нет. Рэперы во всем мире не учат другие языки для того, чтобы кому-то понравиться. Я пишу рэп на том языке, который нравится мне, который я лучше всего чувствую. Думаю, что люди, которые слушают мои треки, тоже получают кайф. Если для них есть проблема в языке и они хотят узнать, о чем мои песни, они могут найти перевод. На сайте Genius.com тексты моих песен есть на трех языках — украинском, английском, русском. Я не вижу здесь проблемы. Мы слушаем зарубежную музыку, не ковыряясь детально в текстах, мы просто чувствуем энергетику исполнителя — и она передается нам.

— Есть все-таки вариант, что ты запоешь на русском?

— Для меня русский — в прошлом. Я нашла себя в украинском языке, для меня он намного круче. Я росла, общаясь на этом языке, я нахожусь в украиноязычной среде, мой словарный украинский запас очень велик. Я не пишу на английском, потому что мне пока нечего сказать на этом языке, а на русском — уже нечего. В России достаточно рэперов-женщин, которые отлично читают. Если кому-то хочется услышать рэп на русском, то почему бы не послушать их?

— К женскому рэпу когда-нибудь будут относиться так же, как к мужскому?

— Я не думаю, что отношение к женскому рэпу сейчас какое-то сильно испорченное. Если посмотреть на то, что было лет 10 назад, то виден огромный прогресс, мы движемся в сторону лояльности и толерантности. Конечно, всегда будут какие-то категорически настроенные ребята, которые не будут признавать и принимать женский рэп, для них он не будет существовать. Знаешь, когда человек стареет, ему уже далеко за 50, ему очень сложно разбираться с новой техникой, его мозг работает по-прежнему. Мне кажется, что это применимо в отношении всех новых вещей в жизни. Если человек изначально не признает женский рэп, то для него такого рэпа и не будет. Я знаю многих музыкантов, у которых хороший посыл, флоу, образ, за их творчеством интересно следить, но это не мешает таким ребятам все равно говорить, что женский рэп — говно. Мне кажется, что в таком случае человек просто не хочет развиваться. Может, это старение мозга, а может, нежелание идти вперед.

— Ты феминистка?

— Не скажу, что я как-то феминистически настроена. Но какие-то вещи мне не нравятся, в том числе неравенство. Наверное, потому, что у меня обостренное чувство справедливости. Если я вижу несправедливость, мне хочется встать на сторону слабого пола и сказать: «Ну ребята, так нечестно!» Но это не потому, что я какая-то мужененавистница, а потому, что это действительно несправедливо. Несправедливо, когда на одной и той же работе зарплата у мужчины и женщины может быть разной. Почему? Но где-то я и на стороне мужчин, ведь их права часто тоже ущемляются. Я просто за справедливость.

Я не пишу на английском, потому что мне пока нечего сказать на этом языке, а на русском — уже нечего.

— Рэп сейчас заменил рок и фактически стал музыкой протеста. Почему твой контент, который все же о другом, зацепил? Не планируешь добавить в творчество острой социалки?

— Рэп изначально был музыкой протеста где-то далеко и много лет назад. Сейчас я бы не сказала, что рэп — это музыка протеста, это уже какое-то клише. Рэп пошел дальше и стал музыкой самовыражения. Ты хочешь протестовать — выражайся в рэпе, окей, хочешь говорить о любви к богу и о счастье — вот тебе рэп, в котором есть добро, любовь и нет негатива. Из Америки пришел тренд — ребята начали говорить в своих треках о тачках, о цепях — окей. Это протест? Нет, это хвастовство, баловство. Посыл в музыке формируется в зависимости от исторических обстоятельств. Сейчас и рэп, и рок уже далеко не музыка протеста. Протестовать всегда будет против чего, но сегодня люди морально устали от негатива — а-а-а, все не нравится, все плохо. Им просто хочется быть счастливыми.

Что касается социальной сферы, мне больше нравится делать, а не говорить. Мне нравится участвовать в мероприятиях, взаимодействовать с людьми, помогать животным, говорить с женщинами об их проблемах, а не просто выпустить трек. Но одно другое не исключает. Когда я сажусь писать и меня волнует какая-то проблема, то трек вполне может получиться остросоциальным. Это происходит внезапно, у меня нет задачи — так, сегодня напишу о теме мусора: «Мусор в урну выкідай, выкідай!» Точно нет (смеется).

— В Украине президентом стал актер. А тебя, музыканта, в политику не тянет?

— Ой, вообще нет. Я далека от политики, не ковыряюсь в этом. Мне 28 лет, я ровесница своего государства, и все эти годы у нас постоянные политические перипетии, от которых я устала. Да, я голосую, у меня есть право и гражданский долг. Но говорить об этом, брать бразды правления на себя — это большая ответственность. Я не уверена, что готова, как Че Гевара, вести за собой массы. Я понимаю, что если начну заниматься этим, музыка во мне умрет, все мои мысли будут в каких-то протестах. А я прежде всего музыкант. Наш президент дошел до того уровня, что он отдал все актерству и юмору. Я не отдала все музыке, я еще слишком много всего хочу сделать в ней, чтобы просто взять и попрощаться с творчеством.

— В Украине война, много говорится о неважном экономическом положении, но с местным шоу-бизнесом всегда был полный порядок. Почему так? Работает извечное правило хлеба и зрелищ?

— Если только грустить, так все возьмут веревку, мыло и повесятся. Люди тянутся к музыке, чтобы не жить в постоянном сумраке. Ты получаешь кайф, становишься счастливым, пропуская сквозь себя что-то хорошее и веселое. Думаю, поэтому на таком уровне и шоу-бизнес в Украине. Но я не скажу, что это касается всех городов. Эта индустрия процветает в столице, в крупных городах. Там люди готовы ходить на концерты, чтобы отдохнуть, мысленно уйти от чего-то неприятного, просто классно провести время.

— Украина традиционно занимает высокие места на Евровидении, тебе не кажется, что твой образ идеален для этого конкурса, на котором ценят определенную фриковатость…

— Возможно, я и думала бы о Евровидении, если бы не события этого года. Мы не поехали на Евровидение, потому что оно стало политизированным. Это элементарный пример того, как политика убила музыку. Мне это неинтересно. Люди и без Евровидения слушают меня — и это классно. Изначально это был крутой вокальный конкурс, где исполнители должны демонстрировать свои музыкальные данные. Я знаю много достойных вокалистов, которые могли бы представлять страну, если бы в вокальный конкурс не вмешалась политика.

— Ты пышка — и это твоя фишка. Не переживаешь, что, если похудеешь, фишка пропадет? Ты не в плену своего образа?

— Вообще нет. Из 13 песен альбома о своей фишке я говорю только в двух. То, что я пышка, — не единственная моя особенность. Во мне есть много крутых качеств. Но если я решу изменить свою внешность, то это будет мое право. У каждого человека есть право на свою внешность. Забивать себя татухами или пирсингом, поправляться, накачивать губы или нет — это личное дело каждого. В обществе, где люди уважают выбор друг друга, это должно восприниматься нормально.

Немецкий рэпер Olexesh рассказывал о YouTube, о своем доходе. У нас поотваливались челюсти — а чего это в Украине просмотры или прослушивания не так ценятся?

— Хорошо, допустим, ты не похудеешь… Но не боишься, что твой образ скоро надоест?

— Я об этом не думаю, не заглядываю наперед — вот, через сорок пять лет мне надо сделать то и то, и, не дай бог, от меня в Instagram кто-то отпишется. Я пишу, вкладываю в музыку все. Покуда у кого-то в душе будет отклик на мои слова, эта музыка будет нужна. Перестанет быть нужна — ну что ж, се ля ви. Это жизнь, это выбор людей.

— Что для тебя важнее — чтобы слушателей качало от твоих битов или чтобы они о чем-то задумались, послушав песню?

— Это зависит от песни. У меня есть веселые песни, если над ними и стоит подумать, то только один раз, там все понятно. Совсем cкоро у меня выйдет новый EP, там тоже будут веселые песни с юмором, но будут и грустные, которые стоит переслушать раза три, чтобы понять, что я хотела сказать. В этом и есть кайф быть разнообразным. Я хочу, чтобы под одну песню люди просто танцевали и ни о чем не думали, а другую послушали и сделали какой-то вывод для себя.

— В твоем Instagram — китчухи, на которых классические картины соединяются с твоим образом, в YouTube — ржачные клипы. Где найти настоящую Алену? Не надоело играть на публику?

— Я настоящая как раз в иронии и юморе. Ирония в моих клипах не взята с потолка, она идет из моей жизни. С каждым режиссером я провожу время, они видят какие-то эпичные ситуации, с которыми я сталкиваюсь, — и это становится вдохновением для сюжета клипа. То же самое касается и китчей. Мой самый первый китч — я стою в жемчужине, как Венера. Мы не делали эту фотографию специально для картины. Меня просто фотографировали, и я непроизвольно приняла эту позу. Наверное, где-то видела картину Боттичелли* и образ отложился в подсознании. Потом мы посмотрели — блин, это же с картины! В этих китчах вся я. Это не значит, что я приезжаю домой и по щелчку — все, Алена обычная. Нет, я сейчас с тобой такая, как и в баре со своими друзьями, я всегда одинаковая.

— Часто вспоминаешь времена, когда 70% зарплаты воспитателя отдавала только за газ?

— Иногда вспоминаю (смеется). Вспоминаю, как я мечтала поехать за границу, за год сделала загранпаспорт. Я умудрялась откладывать по 20 долларов с каждой зарплатки, чтобы поехать к подруге во Франкфурт. Я благодарна родителям, Богу, Вселенной за то, что у меня была такая небольшая зарплата, которая приучила меня к внутренней экономии. Я научилась правильно распоряжаться деньгами, не брать больше, чем мне надо. Сейчас я достаточно много занимаюсь благотворительностью, с каждого дохода отдаю на нее 10%, а по возможности и больше. Когда-нибудь это ко мне вернется. Далеко не в деньгах счастье. Я не выбираю себе какие-то суперские шмотки, мне это не надо. У меня есть возможность купить их, но нет желания. Конечно, я думаю о своем жилье. Сейчас я живу на съемной квартире в Киеве. В перспективе думаю создать свой лейбл, поэтому мне нужен финансовый фундамент. У меня есть конвертики, в которые я что-то откладываю. Конечно, я себя балую: если мне что-то где-то понравилось — покупаю. Больше всего я люблю тратить деньги на подарки. Мне нравится отдавать, а не брать.

Но представление людей о зарплате артистов немного искаженное. Например, мы общались с немецким рэпером Olexesh, он рассказывал о YouTube, о своем доходе. Мы сидели, слушали, и у нас поотваливались челюсти — ничего себе, а чего это в Украине просмотры или прослушивания не так ценятся? И получается, что цифры YouTube-канала большие, а доход не такой большой, как может казаться людям.

— Люди узнали о тебе благодаря YouTube. Как думаешь, если бы ты жила во времена Beatles, о тебе узнали бы? Как смогла бы продвинуться без интернета?

— Думаю, узнали бы, но на это потребовалось бы гораздо больше времени. В 25 лет я начала выступать, познакомилась с ребятами, с которыми мы создали первый клип «Рыбки». Без YouTube обо мне узнали бы позже. Я бы где-то выступала, нашла бы друзей, с которыми мы купили бы машину, ездили бы на ней по миру и выступали, как Rolling Stones. Сейчас музыкантам намного проще. Интернет дает много возможностей.

— Твоя история схожа с историей Тимы Белорусских (малый доход до музыкальной карьеры, внезапная популярность). Ты знакома с его творчеством, нравится оно тебе?

— Знакома, потому что оно везде (смеется). На любом пляже, в любой молодежной колонке, на вызовах в телефонах. Но на повторе я бы это не слушала (смеется). Это больше поп-музыка. На моем районе девочки из 10–11-х классов и младше заслушиваются им — для них это образец мужчины. А для меня он такой мальчик, что мне на него смотреть? Я не могу вписать его в поле своих интересов. Но музыка запоминается, мотив интересный. Я знаю что-то о разноцветных витаминках (да, интересно, о чем это он там поет?). И что-то слышала про дождь, который капает по лужам. Что-то новое я для себя отметила.

— Тиму Белорусских слушают школьницы. Как ты думаешь, кто твой слушатель — подросток, молодой человек или даже 50-летнему дяденьке будет интересно?

— Основному слушателю, наверное, от 20 до 35 лет. Но думаю, есть слушатели и младше, и старше. У меня мало поверхностных текстов, в основном надо слушать и думать. Так что меня слушают люди, которым нравится вникать в музыку. Отсюда и такая возрастная категория. Думаю, 18-летние не пропускают через себя глубоко тексты песен. Для них надо что-то попроще.

— Кого из беларуских музыкантов ты еще отметила бы для себя?

— Я знаю «Ляписа Трубецкого». С «Ляписом-98» я выступала на одном концерте. Знаю Макса Коржа, еще из рэперов знаю Murovei. Еще ЛСП — с Олегом Савченко лично знакома. Может, и еще кого-то знаю, но просто не знаю, что исполнитель из Беларуси. Например, о том, что Тима Белорусских из Беларуси, я узнала во время моего интервью с беларуским СМИ.

— Если бы он пел на беларуском, было бы проще…

— Да, тогда было бы сразу понятно. Беларуска Lima Osta сделала крутой кавер на мою песню «Голови» на беларуском языке. Мне так понравилось! Я слышу свой текст на беларуском — и все понятно. Я пригласила ее на свой концерт.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.

Фото:
  • Екатерина Игнашевич
Теги:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/