18+

Горан Брегович: «Я как старый гинеколог»
19 декабря 2018 Интервью

Горан Брегович: «Я как старый гинеколог»

  • 122
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

«Большой» подхватил вирус из соцсетей и предлагает пройти тест «Кем из знаменитостей вы являетесь?». Если вы положительно ответили на вопросы: танцуете ли вы с цыганами на свадьбах? пьете ли на рабочем месте? травите ли байки на поминках? — вы Горан Брегович. Интервью с легендой — как подтверждение нашего предположения.

КТО:культовый балканский музыкант
ПОЧЕМУ:культовый балканский музыкант
ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ НА ФРАЗУ:«Каждый из нас хоть раз хотел стать цыганом на один день, потому что гравитация не дотянется до тех, кто может летать»

— Музыканты старой формации конкурируют с молодежью или они находятся в своеобразном музыкальном гетто, где им комфортно среди себе подобных?

— Я не думаю, что есть какое-то соревнование. Принято считать, что все в музыке конвертируется в визуальный продукт — на YouTube, на телевидении и т. д. Но это неправда: у меня нет клипов, я не мелькаю на телевидении, но продаю миллионы записей, а моя аудитория рассредоточена по всему миру. Люди любопытны, и они всегда найдут даже более непопулярных композиторов, чем я.

— Кого из молодых музыкантов вам нравится слушать и почему?

— Представьте старого гинеколога, который возвращается с работы домой и продолжает заниматься работой, которую делал весь день. Даже будь это самая прекрасная работа на свете! Конечно, он так не делает. Так что я как старый гинеколог: больше не слушаю музыку.

— Почему в современном мире рэп-исполнителей ценят больше, чем виртуозных музыкантов? В чем секрет рэпа? Почему на него подсел весь мир?

— Произносить слова всегда было нуждой человечества. Нет ничего нового в рэпе или хип-хопе. В моем поколении были, например, Евтушенко, Окуджава или американские поэты. Теперь слово, возможно, более доступно, потому что оно ритмично. Это слово, под которое ты можешь еще и потанцевать.

— Джонни Кэш всегда выходил на сцену в черном костюме, вы выходите в белом. Насколько внешний облик артиста влияет на восприятие его творчества публикой?

— Предполагаю, что для артиста концерты — это знаменательные дни, когда ты надеваешь свой исключительный костюм. Во всяком случае, это касается меня. Я никогда не надену белый костюм в обычной жизни — он для сцены, где я одет как кто-то другой. Когда у меня концерт, я обязательно выпью на сцене, надену свой белый костюм, ведь настало время для праздника.

Музыка, конечно, не самая важная вещь на свете — это не еда, вода, воздух или секс. Но она как соль. С солью и без соли — совсем не одно и то же

— Тяжело ли писать саундтреки для современного кинематографа? Кто из современных режиссеров вам нравится и почему?

— Вопрос не совсем ко мне, потому что я не считаю себя кинокомпозитором. Я сделал первое кино с Кустурицей исключительно по дружбе, потому что к тому времени я уже был рок-звездой, а рок-звезды не пишут музыку для фильмов. Там недостаточно денег и нет места для тщеславия. Затем началась война, я уехал во Францию, и написание саундтреков было единственной работой, которую мне предлагали в основном благодаря тому, что с первым фильмом я получил золотую пластинку в десяти странах. И во время войны я делал музыку для фильмов. А затем перестал. Потому что стал замечать, что музыка для современных фильмов превращается из мелодичной в агрессивную. Сейчас фильмы не такие, какими были в начале 20-го века, когда это было самостоятельным искусством, когда даже Стравинский писал музыку для фильмов. Теперь это просто индустрия развлечений, а развлечениям нужны клише, а мне они, к счастью, не нужны. Конечно, есть парочка прекрасных режиссеров, и когда я смотрю их фильмы, думаю: «Почему не писал музыку для этого фильма?». Но я все еще делаю саундтреки. Я представляю мои композиции как саундтреки — просто фильма нет. Это саундтрек к фильму в моей голове, и это может стать саундтреком для фильма в вашей голове. Если у вас есть в голове фильмы.

— Ваш коллектив называется «Свадебный и похоронный оркестр». Может ли на похоронах быть так же весело, как на ваших концертах?

— Я вышел из традиции, где одни и те же музыканты играли и для свадеб, и для похорон. Обычай в том, что с похорон ты идешь в дом мертвеца, где ешь, пьешь и играешь любимую музыку. Так что иногда это может быть радостно. Думаю, я из тех мест, где цикл жизни и смерти немного ускорен, поэтому в подобных традициях нет ничего необычного.

Горан Брегович

— Останется ли мода на фольклор или, чтобы сохранить обычаи, фольклорную тему нужно постоянно подогревать, миксовать с другими популярными жанрами?

— Конечно, вы можете похоронить свою традицию, но это будет не очень-то умно. Потому что ваша традиция — сплав самого лучшего из прошедших столетий. Это касается всего — музыки, еды, одежды. Поэтому мы так бережно храним наши традиции. Музыка хоть и изменилась, но пришла к нам оттуда — из традиций, и композиторы не могут избежать этого влияния. Я имею в виду, что, если вы выбросите все, созданное до вас (условно: от Леннона и Маккартни до остальных), у вас не так много останется. Всегда было так, потому что музыка приходит из самой глубины нашей души. И мы также не можем не заметить, что каждый композитор локален. Я очень локальный композитор. Просто некоторым повезло быть родом из больших традиций, а некоторые, как я, пришли из маленьких.

— Какую музыку будут слушать наши дети и внуки? Музыку, созданную искусственным интеллектом, или, наоборот, вернутся к классике?

— Не думаю, что все глобально изменится. Знаете, когда вы спешите, вы просто съедите бигмак и послушаете, скажем, топ-10 хитов из YouTube. Но ведь когда-то вы жили на ферме и ели натуральную еду, приготовленную мамой, вместе с теми, с кем вы выросли. И вы слушали и пели песни на вашем языке, потому что это то, что нужно вашей душе. Музыка, конечно, не самая важная вещь на свете — это не еда, вода, воздух или секс. Но она как соль. С солью и без соли — совсем не одно и то же.

Когда у меня концерт, я обязательно выпью на сцене, надену свой белый костюм, ведь настало время для праздника

— Вы приобщаете широкую публику к цыганской культуре. А что для вас цыганщина?

— Цыгане для меня как метафора. Они как европейские ковбои. Каждый из нас хоть раз хотел стать цыганом на один день, потому что гравитация не дотянется до тех, кто может летать. Цыгане — это бескомпромиссная воля к свободе и, конечно, необъяснимый музыкальный талант. Поэтому вы найдете в истории музыки множество композиторов, которые так уважают цыганскую музыку и вдохновляются ей. Я не первый и не последний.

— Что вы можете ответить критикам, считающим, что Брегович, кроме своей цыганщины, ничего не может?

— Наверное, я могу гордиться некоторыми вещами, которые сделал в своей жизни. Но чем я, вероятно, могу гордиться больше всего, это тем, что сегодня пятница, и я знаю, что в балканские бары пойдут цыгане, чтобы заработать немного денег и покормить детей. И они сыграют что-то из моей музыки, чтобы заработать эти деньги. Так что это одна из вещей, за которые я больше всего горд.

— Насколько сильно на культуру вашего региона повлияла война?

— На войне понимаешь, что война — это не только про убийство людей и разрушение городов. Замысел войны также в том, чтобы убить культуру, но я увидел, что инфраструктуру этой культуры не так просто уничтожить. Каким-то образом, пройдя через множество трудностей, она выживает. Во время боевых действий в Сараево некоторые театры были открыты каждый день. Люди организовывали концерты даже под бомбами. Конечно, война — это ужасная вещь, но в то же время она показывает жизнеспособность нашей культуры.

— Приходилось ли вам сотрудничать с беларускими музыкантами?

— Да, я играл с беларуским Президентским оркестром (это очень серьезный коллектив) и, надеюсь, сыграю с ним еще раз мои «Три письма из Сараево».

Goran Bregovitch

P. S. За помощь в организации и проведении интервью благодарим концертное агентство «Берин Арт Менеджмент».

7 фактов о Горане Бреговиче

Изначально Брегович прославился как рок-музыкант: был автором музыки и текстов большинства песен группы Bijelo Dugme («Белая пуговица»). Зенит славы группы — конец 70-х: тогда в Восточной Европе говорили о феномене дугомании (по аналогии с битломанией). Коллектив распался в 1989 году.

У Бреговича есть докторская степень по музыке. Музыкант получил ее в университете Шеффилда.

В конце 1980-х Горан со своей будущей женой переплыл на яхте Атлантику: потешествие от Сплита до Барбадоса заняло 6 месяцев.

Брегович и Эмир Кустурица познакомились, когда последний еще не был известным режиссером, а играл в рок-группе на бас-гитаре. Впоследствии Горан написал саундтреки к фильмам Кустурицы «Время цыган», «Аризонская мечта» и «Андеграунд». В 1995 году два харизматичных балканца прекратили сотрудничество.

Брегович до сих пор считает себя югославом, несмотря на то, что такой страны давно не существует. Аргументирует это тем, что его отец хорватского происхождения, мать — сербского, а жена — боснийка.

У музыканта есть доставшиеся в наследство от отца виноградники, но, как говорит сам Брегович, «главная проблема — с кем пить вино. Ведь пить нужно с друзьями. Купил виноградники — значит, у тебя должно быть много друзей».

Райдер Бреговича обязательно включает виски. Но не надо везти с Зыбицкой редкие односолодовые сорта: композитора устраивает более распространенный Jack Daniels.

Фото:
  • из архива артиста
  • 122
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/