18+

Джоанна Стингрей: «Не помню, был секс с Костей Кинчевым или нет»
4 октября 2019 Интервью, Музыка

Джоанна Стингрей: «Не помню, был секс с Костей Кинчевым или нет»

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Несмотря на холодную войну между СССР и США, отношения американки Джоанны Стингрей с советскими рокерами были горячими. Об этом она написала в книге «Стингрей в Стране чудес», а также рассказала в эксклюзивном интервью «Большому».

— Джоанна, здесь уже были журналисты?

— Иногда проходят съемки для русского телевидения. Один-два раза в год. Но вы первые, кто приехал из Беларуси. Моя дочь, кстати, попросила меня отправить ей селфи с вами: ей так хотелось посмотреть, что мы здесь будем делать.

— Как появилась идея написать книгу?

— Раньше кто-то хотел сделать фильм о нашей свадьбе с Юрием Каспаряном*. Но фильм показал бы только маленький отрывок из большой истории. Поэтому я давно хотела написать книгу — только она может рассказать историю полностью. Но тогда я не знала, как это правильно сделать. Получилось только через много лет. Два года назад я сделала свой веб-сайт, где разместила фотографии с советскими рокерами. Русским он понравился — тогда сайт посетило около миллиона человек. И я поняла, что пришло время для написания книги.

— Когда писала, были ли моменты, воспоминания о которых пробивали на слезу? 

— Были, конечно. Очень много таких моментов, связанных с Виктором Цоем. Как он умер… Но об этом уже во второй книге будет, рассказ в первой закончился на ноябре 1987 года. Когда я уезжала из России прямо перед его смертью, он мне сказал: «Я буду оставаться здесь, Стингрей, как всегда». Об этом, конечно, трудно вспоминать.

— Кто тебе рассказал о смерти Цоя?

— Это было ночью, я спала. Мне позвонил какой-то человек и сказал, что сейчас прочитает телеграмму от Юрия. А я была очень сонная иничего не понимала. В той телеграмме мне и сообщили, что Цой умер.

— Очень здорово, что в книге ты так подробно описала русских и жизнь в СССР. Потому что мы, путешествуя, столкнулись с тем, что американцы практически не знают о нашей истории, не знают о Беларуси.

— Да, правда не знают. Сейчас стали узнавать больше. Из-за сериала «Чернобыль» от HBO в том числе. Мы как раз с мужем его вчера смотрели. Очень хорошо сделан. Но этот сериал показывает СССР с достаточно плохого ракурса. А моя книга, думаю, об обратной его стороне. Конечно, тогда в Союзе было всякое, и в тюрьму можно было легко попасть. Но ты можешь найти что-то хорошее, интересное, веселое, где бы ты ни жил. Искусство, например. Вся наша тусовка была в Советском Союзе, но в реальности это не было похоже на унылую советскую жизнь. Поэтому моя книга показывает именно этот, другой мир.

— Кстати, о Чернобыле. Это событие ведь тоже не прошло мимо тебя. В книге ты рассказываешь, как переживала за ребят из группы «Кино», которые выступали тогда в Киеве.

— Да, я знала, что «Кино» были в Киеве, когда это все случилось. И я тогда не могла найти никакой информации, не могла никому дозвониться. Все, чего я тогда хотела, — вернуться в Россию. А мои родители и друзья не понимали меня, думали, что я сумасшедшая. Конечно, сейчас я понимаю, что я действительно была сумасшедшей. Потому что я вернулась в Россию, по-моему, через две недели после трагедии в Чернобыле.

А когда мы с мужем смотрели сериал, я осознала, что помню, как тогда было в России. Как мы жили. А мой муж смотрел на это все и в момент, когда герои приезжают в украинскую гостиницу, говорит мне: «Это гостиница? Как-то темно, некрасиво». А я говорю: «Да, это СССР». И муж не понимает, зачем я туда ездила. А я хотела быть там. Хотя сейчас и понимаю, что это странно.

— И действительно, зачем ты туда ездила? Не было страшно?

— Я все это делала просто потому, что была молодая. Молодая и немного тупая. Сейчас бы уже, конечно, ничего такого не делала бы. Потому что сейчас у меня есть дочь. И ее я бы на такое приключение тоже не пустила бы. Хотя она любит экстрим. Она знаете чем занимается? Каждый день на 3–4 часа уходит гулять в горы одна. Сейчас она в Аспене, Колорадо. До этого целый месяц жила в Вайоминге, а там водятся гризли. Я очень переживала, это смертельно опасно. В Колорадо гризли нет, поэтому сейчас мне спокойнее.

— То есть сейчас вы живете здесь вдвоем с мужем? А кота или собаки у тебя нет?

— У меня была кошка, но она умерла. И собака умерла 8 месяцев назад. И мама моя умерла 6 недель назад. Мама умерла, когда я ездила на две недели в Россию презентовать книгу. Мама умерла ровно через минуту после того, как мой самолет приземлился в Лос-Анджелесе. Видимо, она просто хотела знать, что я приехала и со мной все хорошо. У нее не было серьезных заболеваний, хотя ей было 82 года.

— В доме постоянно слышен звук колокольчика. Он тебя успокаивает?

— Когда я жила и работала в Москве, постоянно обращала внимание на две вещи, одну из которых я очень любила, вторую — очень не любила. Не любила дым от заводов — прямо как в Чернобыле. В Москве заводы были повсюду, это некрасиво. А то, что я очень любила в этом городе, — везде слышен звук церковных колоколов. Москва — очень быстрый город. И единственным моментом спокойствия там для меня был звук церкви. Колокольчик во дворе я повесила специально, он напоминает мне тот звук, те чувства. Я его очень люблю.

— Джоанна, в книге ты очень открыто пишешь о любви, о сексе. Обычно люди стесняются о таком писать, просто намекают, чтобы читатель догадался сам…

— Да, я спокойно писала о сексе, но впервой книге, мне кажется, очень мало об этом говорится. Во второй книге будет больше интимного. Я, честно говоря, забыла многое. Не помню, был секс с Костей Кинчевым или нет. По-моему, да, но точно не помню. Моя сестра помнит,что я тогда была в гостинице с Костей. Конечно, в то время вокруг меня было много красивых мужчин. Но мы ничего не делали, я не могла себе позволить, потому что у них были жены. Когда я уехала из России, узнала, что у многих знакомых женщин был секс с Юрием, моим мужем. Да чуть ли не у всех! Тогда подумала, что если бы знала раньше, то тоже больше занималась бы этим (смеется). А еще никто в России не верит, что у меня не было ничего с Гребенщиковым. Но у нас было что-то намного большее, чем любовные отношения. Конечно, когда мы в первый раз встретились, я подумала: «Какой он красивый!» Но ничего не было.

Я все это делала просто потому, что была молодая. Молодая и немного тупая.

— Многих интересует вопрос, была ли у тебя любовь с Сергеем Курёхиным?

— Нет, я побаивалась его жены (смеется). Но, если честно, я думала, что лучше быть одной женщиной в большой компании мужчин, чем быть с одним мужчиной. У меня была самая лучшая компания: Курёхин, Гребенщиков, Титов… и я. Я была одной из группы. И это намного интереснее, чем любить только одного человека или только с одним человеком заниматься сексом.

— А Бутусов не был в вашей тусовке?

— Нет, с Бутусовым мы не были близко знакомы. У меня есть с ним фото, и я вспомнила о нем, когда собиралась писать вторую книгу. Слава Бутусов, кстати, был на нашей свадьбе с Юрием. Они вместе потом играли в одной группе — «Ю-Питер». И во время нашей свадьбы, на которую съехались все советские рокеры, Слава приехал прямо к Юре и подарил ему подарок со словами: «Юра, все сегодня будут дарить подарки Джоанне, поэтому я специально хочу подарить его именно тебе». С того момента Слава и понравился Юрию.

Вообще, у меня было две тусовки: одна с Курёхиным и Гребенщиковым, а вторая — с группой «Кино». И я очень жалею, что не была лучше знакома с Юрием Шевчуком из ДДТ. У него хорошая энергия, он очень добрый. Он хоть и выглядел как медведь, но не был таким в жизни. Каждый раз, как я спрашивала, будет ли он на моем московском концерте, он без промедления отвечал: «Да!» Мне очень жаль, что мы не были ближе знакомы, а по поводу Бутусова таких сожалений нет.

— У тебя много общих фотографий с Гребенщиковым. Нам, как фотографам, интересно, были ли у Гребенщикова любимые позы для фото?

— Не помню. Я встретила Гребенщикова очень молодым, но он тогда уже был известным. Он был, как хиппи, очень свободным. И очень-очень красивым: его тело, его лицо. И абсолютно неважно, как он стоял или сидел, — все было прекрасно! Не думаю, что он вообще задумывался по поводу позы для фото, но он почти всегда был с сигаретой. Они все тогда курили, постоянно — в любой ситуации были с сигаретами.

— Red Wave**, наверное, значит для тебя многое. Что чувствуешь, когда берешь его в руки спустя столько лет?

— 30 лет прошло с выхода «Красной волны». Все воспоминания о том времени вернулись, как только я начала писать книгу. А недавно решила, что мне нужно купить еще несколько этих пластинок. Поэтому купила еще 6 штук. Не знаю, можно ли еще где-нибудь их купить теперь — кажется, я скупила все (смеется). А когда в последний раз была в России, увидела две пластинки Red Wave в окне одного дома. Удивилась, что их еще хранят.!

* Юрий Каспарян — гитарист легендарной группы «Кино», муж Джоанны Стингрей в 1987–1991 годах.

** Red Wave — сборный альбом с композициями четырех рок-групп из СССР («Аквариум», «Кино», «Алиса» и «Странные игры»), вышедший в 1986 году в Калифорнии. Это был комплект из двух грампластинок, на которых каждой группе была отведена одна сторона.

Текст и фото:
  • KANAPLEV + LEYDIK
Теги:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/