18+

Килт, скотч, рок-н-ролл
24 мая 2019 Интервью

Килт, скотч, рок-н-ролл

  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Если вы увидели в городе мужчину в килте, не спешите ставить свечку за здравие безвизового режима. «шотландец» может разговаривать с вами на одном языке и жить в соседнем подъезде. А отличается от вас он тем, что знаком с Натальей Воротынской и Полиной Мирончик — основательницами бренда Kilt Me.

Старт

Наташа: — До истории с килтами я долго работала в ресторанном бизнесе. Начинала с посудомойки, закончила фактически ресторатором. К 2013 году уже многое было сделано, но я решила поменять профессию. Это вполне нормально, когда к определенному возрасту или этапу люди решают каким-то образом изменить свою жизнь.

Я пошла на курсы кройки и шитья осуществлять детскую мечту — шить одежду. Сразу по завершении базового курса открыла свою мастерскую индивидуального пошива, параллельно продолжала учиться. У меня стали появляться мысли по поводу пошива корпоративной одежды для ресторанов, тем более я проработала в разных заведениях и знала специфику. В тот момент в городе один за одним открывались пабы, и я подумала, кроме прочего, и о килтах. Но поняла, что корпоративкой заниматься так же скучно, как отшивом по фотографиям из Instagram. Есть много нюансов, которые урезают крылья для какого-то дизайнерского полета. Когда у тебя много идей и жесткие рамки — это нелегко.

Позже на тех же курсах, на уроках модельного рисунка, я познакомилась с Полиной, предложила ей продолжать творческий путь совместно. Мы пробовализаниматься много чем. Поначалу делали платья на заказ, но хотелось больше творчества. И однажды перед летним отпуском я предложила, чтобы каждая из нас во время отдыха подумала, чем креативным мы могли бы заниматься дальше. Когда мы вернулись из отпуска и стали сверять наши списки, идея с килтами в них совпала.

Полина: — Я училась на географа, по окончании вуза работала в туристической фирме, но понимала, что это совсем не то, чем я хочу заниматься. В университете я видела профессию по-другому, по факту же оказалось, что нужно просто продавать туры — никакой творческой самореализации, понятно, не ощущалось. Я несколько раз пыталась что-то поменять. Были идеи уйти в журналистику или фотографию. По итогу вспомнила, что в детстве мне очень нравилось что-то рисовать и хотелось шить, только я никогда этому не училась. Вот и решила пойти на курсы кройки и шитья, где и познакомилась с Наташей.

Есть люди, которые уже в школе знают, кем они хотят быть. Мои родители — врачи, и они с детства знали, что хотят быть медиками. У меня было все по-другому: сколько ни рассуждала на эту тему, не могла понять, чем хочу заниматься. И когда приближался школьный выпускной, надо было куда-то поступать, развиваться, я решила, что разя не знаю, что конкретно мне надо изучать, значит, надо изучать мир в общем. Этим занимается география, туда я и пошла.

Чужое и свое

Полина: — Когда ездишь по Европе, ходишь по магазинам, видно, что там у людей есть возможность приобрести любую одежду, которую они захотят, к какой бы культуре она ни относилась. У нас пока нет такого предложения. Можно найти портного, который сделает вещь на заказ, но чтобы целенаправленно кто-то занимался — такого нет. В Берлине, в Амстердаме таких магазинов огромное количество. И мы хотели создать здесь что-то новое. Тем более беларуские вышиванки и другие идеи с локальным контекстом уже представлены.

Наташа: — Нам иногда говорят: «А что это вы шотландскую культуру пытаетесь навязать?» Подождите минуточку! Виски ирландский пьете? Пьете. Суши японские любите? Многие любят. Если рестораны внедряют веяния других культур и не заставляют есть одну бульбу, так почему бы и не носить килты

Полина: — Кстати, среди наших покупателей даже был один шотландец. Это интересная история. Был заказчик — один из первых, которому мы пошили килт. Он остался доволен и, когда его забирал, решил сфотографироваться и отправить фотографию своему другу-шотландцу. Вскоре нам в Instagram написала жена того шотландца (она из Беларуси), сказала, что муж увидел наш килт на фотографии и захотел, чтобы мы пошилии ему, но пожелания по исполнению были другими. Когда отшили, отправили его в Шотландию. Ребята написали, что им все понравилось, а шотландец отметил, что даже ткань мы нашли очень похожую на типичный тартан.

Основательницы бренда Kilt Me Наталья Воротынская и Полина Мирончик.

Материалы

Наташа: — У нас были идеи использовать настоящий тартан, я даже вела переговоры с девочкой, которая занимается ткачеством. Но с точки зрения бизнеса это слишком дорого, а нам невыгодно шить из слишком дорогих материалов. Есть заказчики, которые готовы носить килт ежедневно, но в основном заказывают все-таки под определенные мероприятия, и они не готовы отдавать за это слишком большие деньги.

Пока работаем только с беларускими тканями, которые покупаем в фирменных магазинах. Договариваемся с заказчиком, едем выбирать ткань или вместе с ним, или сами. Мы не массовое производство, поэтому заказывать материалы оптом нет особого смысла. При этом любой килт из любой ткани всегда получается оригинальным. Клиент сам выбирает: «Вот здесь хочу карманчик, тут — кожаный ремень с заклепками, вон там — цепочку…» Это совместная работа.

Примерно полгода мы только осваивали технологию: изучали предложения по материалам, прорабатывали крой и обработку ткани, смотрели видео с Робертом Макдональдом: этот шотландский портной уже 40 лет шьет килты. Если вы думаете, что килт — просто юбка, вы ошибаетесь. Люди, которые не связаны с шитьем, не всегда могут это понять, но технология пошива и обработка здесь специфические, их надо знать. Все это мы продумывали месяцами, исправляли ошибки, чтобы было красиво.

Полина: — Знакомые ребята привозили нам килты из Шотландии с оригинальными лейблами. Отметили для себя, что у них менее детальная обработка, чем у нас — из-за качества ткани.

Наташа: — У них еще есть возможность не заморачиваться, потому что плетение тартана сделано так, что ткань несыпется на срезах. А если мы обрежем нашу и не обработаем — придется ходить с бахромой.

Полина: — Мы используем шерсть с полиэстером в соотношении 50/50 или 60/40. Чистую шерсть здесь найти очень сложно, а в синтетике некомфортно. Поначалу мы изучали цены и материалы московских магазинов, и большинство килтов там были из чистого полиэстера. В этом нет никакого смысла. А тот материал, на котором мы остановились, обеспечивает максимально хорошую носку.

Самая массовая группа покупателей килтов — айтишники. Возможно, потому, что работа монотонная, а им хочется иногда уйти в отрыв.

Покупатели

Полина: — Летом спрос гораздо выше, загрузка постоянная — мы только успеваем отшивать. На традиционный килт уходит 2–3 дня, на современный — больше, так как там больше деталей: ремешки, карманы, цепочки.

Наташа: — Прошлым летом отшивали примерно по семь килтов в месяц. Это месяцы ажиотажа. Но не стоит забывать, что параллельно мы еще отшиваем другие изделия, а также одежду на заказ, так что работы хватает всегда. Наш главный клиент — прогрессивная молодежь.

Полина: — Пока людей, готовых носить килт как повседневный элемент одежды не так много, но есть и такие. Половина наших заказов — для специальных мероприятий: День святого Патрика, музыкальные и тематические фестивали. Например, проводился большой британский фестиваль, где мы шили килты для организаторов. Сейчас пришла мода натематические свадьбы, выездные регистрации — килты покупают и женихи.

Наташа: — Одна наша клиентка выходила замуж за парня из Сибири, он там состоял в каком-то шотландском клане. И здесь они решили организовать свадьбу в шотландском стиле. Мы обшивали всю свадьбу: невесте шили платье, мужу и гостям — килты, жилетки и даже маленькому племяннику пошили традиционный маленький костюмчик и чепчик с помпоном.

Полина: — Однозначно покупателей-мужчин у нас больше — в соотношении примерно 80% мужчин на 20% женщин.

Наташа: — Да и среди женщин есть процент тех, кто покупает подарки своим мужчинам: жены — мужьям, тещи — зятьям.

Полина: — Если исходить из профессий, самая массовая группа покупателей килтов — айтишники. Может, потому, что финансы позволяют, а возможно, и потому, что работа монотонная, а им хочется иногда уйти в отрыв. Мы предлагаем им отличный способ разнообразить жизнь.

Фото Елены Чепак

Деньги

Наташа: — Деньгами для покупки мастерской, где я занималась индивидуальным пошивом, помог мой муж. Проект по пошиву килтов стартовал позже — спустя примерно три года. Понятно, что сразу все не отбивается, надо работать. Если вы решаете открыть свою мастерскую, нужно вложить деньги в оборудование, помещение, материалы, не забывать о налогах, коммунальных платежах… Все зависит от масштабов и того, чем вы хотите заниматься, но $5–10 тысяч для старта — это нижний порог.

Кто-то думает: отучился три года, сел за машинку и стал крутым дизайнером. Это не так, это постоянное обучение. После первого, базового курса, я отучилась еще на трех, и сейчас прохожу пятый — изделия из кожи. Если тыхочешь делать вещи хорошо, придется постоянно развиваться, так как для этого нужно знать все: специфику работы с разными материалами, технологии обработки, выкройки и т. д. Есть дизайнеры, которые не ударяются в конструирование или технологию пошива — они художники. Они придумали модель, заплатили конструктору, который разработал лекало, потом — швее или компании, которая занимается отшивом по готовому изделию или выкройкам.

Сейчас для дизайнеров немного упростились некоторые моменты. Например, для того чтобы заниматься индивидуальным пошивом, можно быть просто самозанятой, необязательно открывать ИП. Когда я начинала этим заниматься, надо было открыть ИП, платить налоги. В любом случае, если человек работает, работает качественно, у него есть идеи и заказчики — у него всегда будет работа. Неважно, какаяодежда. Сейчас у нас есть проект Kilt_ Me, но я параллельно воплощаю свои идеи, хочу запустить собственную линию одежды, у Полины тоже есть идеи.

Полина: — Да. Мне нравится делать кожаные аксессуары. Тем более что они хорошо вяжутся с концепцией килтов, получается сопутствующий товар.

Фото Елены Чепак

Реклама

Наташа: — Мы делаем упор на информационную поддержку: СМИ, фестивали, соцсети, друзья. На рекламу мы пока потратили ноль рублей. Мы же дети рабочих и крестьян, у нас нет наследства или богатых папочек.

Полина: — Поэтому пока пользуемся сарафанным радио, которое работает. Примерно 30–40% наших покупателей узнавали о нас через знакомых. Еще случаются «ответки»: пришел человек, заказал килт другу в подарок, а через месяц пришел уже друг заказать подарок дарившему или кому-то еще.

АЛЬТЕРНАТИВА

Наташа: — В свое время, на мой взгляд, в модном бизнесе существовала какая-то монополия. Хотя это только мое мнение. Сейчас все гораздо проще: и структура индустрии поменялась, и соцсети помогают молодым дизайнерам пробиваться, быть заметными.

Полина: — Да и люди стали более открытыми, они начали больше общаться, перенимать чужой опыт, экспериментировать. Например, до сих пор далеко не все люди понимают нашу концепцию: они считают, что килт каким-то образом феминизирует мужчину. Мы очень долго уходим от советского прошлого, но сейчас гораздо больше активных людей, которые хотят чего-то нового.

Наташа: — Посмотрите, сколько в прошедшем году было фестивалей: и фестиваль пива, и фестиваль уличной еды, и карнавал в честь Фриды Кало. Есть арт-пространства на ул. Октябрьской, на «Горизонте». Сейчас, если людям хочется надеть интересный костюм, им есть куда в нем выйти. Получается хорошее взаимодействие. Есть люди, которые зарабатывают на мероприятиях, есть те, кто тащится от того, что происходит в городе, а еще есть те, кто зарабатывает на том, что наряжает людей на эти мероприятия.

Полина: — Конкуренция среди дизайнеров есть, но мы не слишком ее опасаемся. Просто мы из другой сферы. В Минске есть очень много дизайнеров женской одежды, а мужской — гораздо меньше. Все еще существует такой стереотип, что мужчине не надо модно одеваться, что наши мужчины ходят в одних и тех же джинсах всю жизнь — и этого достаточно.

Постепенно общество и от этого отходит: открываются барбершопы, мужчины стремятся быть модными, ухаживают за собой. Еще одна причина, по которой может существовать перевес в сторону женской моды, — все-таки шопоголиков больше среди женщин.

Наташа: — Женщины часто более импульсивные, и когда люди задумываются над тем, чтобы открыть свой бизнес в сфере дизайна или пошива, они понимают, что выгоднее продавать женскую одежду. Также абсолютное большинство обучающихся на курсах — девушки. Девчонки, когда начинают шить, шьют на себя — с этого начинать проще. Не у всех есть мужчины, братья, папы, чтобы тренироваться на них в обработке мужских жакетов. Этому учиться придется отдельно. Полина: — Хотя мне кажется, что сейчас среди дизайнерских вещей даже больше унисекс-одежды. Толстовки, футболки — этого много. А такой одежды, как мужские жилетки, рубашки, пиджаки — то, чем мы сейчас планируем заниматься, все еще мало.

Наташа: — Есть дизайнер мужской одежды Дмитрий Заболотный, но он работает с дорогой тканью. У него своя целевая аудитория — утонченные люди с высоким уровнем дохода. У нас — своя, для нее мы хотим продолжать развивать направление мужской одежды.

Полина: — Мы будем менять эту ситуацию. Работать с мужчинами — реально огромное удовольствие. С ними все гораздо проще, четче. Даже если они не знают, чего хотят, мы говорим: «Доверьтесь нам!» — и они доверяются, и все остаются довольны. Мы видим, что они получили то, что хотели.

 

Заглавное фото:
  • Максим Шумилин
Фото:
  • Елена Чепак
  •  
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/