18+

«Они живут в своем узком мирке, в таком пузыре, где их оберегают и защищают»: узнали, о каком будущем мечтают дети из интерната
24 января 2020 Интервью

«Они живут в своем узком мирке, в таком пузыре, где их оберегают и защищают»: узнали, о каком будущем мечтают дети из интерната

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Семь воспитанников Сенненской школы-интерната для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на несколько дней забыли о том, как это — жить по привычному графику. Они приехали в Минск, чтобы попробовать свои силы в любимых профессиях. Мы поговорили с тремя из них, чтобы узнать, чего они хотят от жизни. И дополнили материал взглядом взрослых на будущее этих детей.

В чем суть?

Холдинг «БелГАЗавтосервис» инициировал проект #ярасскажудетям. В течение 2019 года беларусы, достигшие высот в различных профессиональных сферах, знакомили воспитанников детских домов с разными профессиями и помогали поверить в свои силы. Перед детьми выступали художник Митя Писляк, искусствовед Никита Монич, фотограф Павел Поташников и многие другие. В завершение проекта воспитанники Сенненской школы-интерната прошли практику в Минске.

1.

Дмитрий Уразметов, учится в 11 классе, хочет стать поваром

Место практики: пекарня BroBakery

Когда мне было два с половиной года, я попал в приют. Родителей лишили родительских прав, потому что они много пили и дрались друг с другом. В приюте я пробыл два месяца, а потом меня забрали в детский дом. Там я был 11 лет, а позже попал в Сенно. Сейчас я с родителями не общаюсь. Зато вижусь с братом. Он учился на строителя, а теперь работает в Москве и, когда получается, приезжает ко мне.

В детстве я хотел стать электросварщиком, потом — строителем, потом — поваром, а потом опять строителем. Но в итоге повар все-таки переборол строителя. Когда мне было 6 лет, я в первый раз поехал в Италию в приемную семью. Тогда меня отвезли в пиццерию и дали попробовать сделать пиццу. В первый раз у меня не получилось, и во второй, и третий тоже, а на четвертый раз уже вышла большая и вкусная пицца. Сказали, чтобы я потом, когда отучусь, приехал в пиццерию работать. Кстати, итальянские пиццы очень отличаются от тех, что можно попробовать в Беларуси.

У нас в школе есть урок «Кулинария», где мы учимся готовить. Мы готовим супы, мясо по-офицерски, бутерброды, канапе, пироги. Мой самый удачный кулинарный опыт был два года назад, в 9 классе. Я впервые приготовил бульон. Мне помогала учительница, и мы сделали его минут за 30-35. Получилось очень вкусно! Я был впечатлен, что сам могу что-то такое приготовить. Потом мы угощали бульоном всех учителей и воспитателей, а они ставили оценки. По пятибалльной системе я получал 4 и 5.

Самое яркое впечатление от практики в BroBakery оставила сырая куриная печень, ничего подобного я еще в руках не держал. В ресторане мы приготовили блюдо, которое потом сами и съели, а потом делали заготовки для других блюд. Теперь мы можем жить отдельно и самостоятельно готовить, причем вкусно.

Я уже определился, что буду поступать в Витебск в училище на специальность «повар-кондитер». Там мне надо будет отучиться год или полтора, а потом можно будет получить высшее образование, что я и планирую сделать.

В будущем хочу попасть в Москву и работать там. Мы договаривались с братом, что, когда я выпущусь из школы и перееду в Витебск, он будет приезжать ко мне и мы будем обсуждать наши планы. Хотим построить дом. По проекту брата он будет двухэтажным, с шестью комнатами. А годам к 25-26 я буду думать о том, чтобы создать семью. Сейчас у меня есть небольшой страх перед взрослой жизнью, но я надеюсь, что все будет нормально.

Илья Прохоров

Илья Прохоров, совладелец BroBakery

Объясню, почему мне понравился проект #ярасскажудетям. Он помогает ребятам из интерната трезво оценить мир, в который они вступают после своих учебных заведений. Они живут в полном отрыве от реальности, на гособеспечении, за них все делают: стирают, убирают, готовят. У них просто нет понимания реальной жизни. А этот проект позволяет им задуматься о том, что они будут делать после окончания школы. Что дальше? Дальше их встречает суровый большой мир. Нужно выбирать профессию, которая позволит зарабатывать и жить. Мне нравится, что этот проект помогает вступить в реальность.

Мне кажется, ребята мало готовы к самостоятельной жизни. Они живут в своем узком изолированном мирке, в таком пузыре, где их оберегают и защищают от всего внешнего. А потом — раз! — и этот пузырь лопается, раскрывается и им нужно выходить во внешний мир. С моей точки зрения, основная проблема в том, что переход в другую жизнь получается очень резким. Они жили-жили привычной жизнью, а потом им исполнилось 16-17 лет — и все, их выталкивают в другую реальность, о которой эти дети имеют слабое представление. Они знают только то, что читали в интернете и видели в фильмах. Переход должен быть не резким, а естественным и плавным.

Что должно делать общество, чтобы помочь детям? Я не могу отвечать за все общество. Но мне кажется, что всегда хорошо работают проекты, связанные с кооперацией. В Скандинавии был опыт, когда детские сады совместили с домами престарелых. Старики получили социальную востребованность, а дети — бесплатных добрых нянек — бабушек и дедушек. Если этот пример перенести в реалии наших интернатов, то, думаю, правильный путь — это кооперировать интернаты с фермерскими хозяйствами, с местами, где дети немного пораньше начнут знакомиться с реальным миром.

В интернате вполне может вырасти талантливый повар. Конечно, в этой профессии важна возможность ходить в рестораны и кафе, ездить по другим странам и пробовать то, что готовят там. Но даже человек, лишенный этой возможности, может заниматься самообразованием. Сейчас с помощью YouTube можно, не выходя из дома, обучиться всему, было бы желание. Дети в интернате живут в одинаковой обстановке, ходят в одну и ту же библиотеку, у них одни преподаватели и учебная программа. Но у кого-то из них — склонность к музыке, у кого-то — к литературе, а у кого-то — к кулинарии.

Сегмент общепита сейчас развивается, открывается многокофеен, кафе, баров. Мы представляем повара как человека, который что-то жарит у плиты. Но повар может заниматься чем угодно. Может готовить сэндвичи, уличную еду. В том числе он может работать на государственных предприятиях. И ребятам придется там работать, если они все-таки свяжут будущее с кулинарией, ведь им предстоит распределение. Да, их отправят на работу в какие-то госструктуры, но это же не рабство на всю жизнь, это тоже какой-то опыт.

Я не жалею этих ребят. Чего их жалеть? Их жизнь сложилась не так, как у детей с полным комплектом родителей, но еще неизвестно, чье будущее будет лучше, всякое бывает. Это обычные люди, нормальные здоровые парни и девушки. Жалость — не то чувство, оно им не поможет, как минимум. Что толку от жалости? К ним нужно относиться как к полноправным и полноценным участникам социума. Им не нужны какие-то особые условия, они и так всю сознательную жизнь до момента выхода из интерната живут в особых условиях.

2.

Артур Куприянов, учится в 9 классе, хочет заниматься робототехникой

Место практики: лаборатория робототехнических систем Объединенного института проблем информатики НАН Беларуси

Я бы хотел связать свое будущее с робототехникой. С самого детства увлекался конструированием, создавал роботов, всяких существ. Родители покупали мне конструкторы, железные модельки. У меня даже была своя коллекция. В ней было пару роботов и военная техника.

К сожалению, в нашей школе нет предметов, связанных с робототехникой. В эту тему получится вникать уже только в институте. Сейчас планирую оставаться в школе до 11 класса, а потом поступать в БНТУ. Хотя было бы здорово еще до этого поучаствовать в каких-нибудь соревнованиях по робототехнике, в проектах, чтобы больше погрузиться в тему.

Во время практики в Минске для меня провели экскурсию по лаборатории робототехнических систем, рассказали о том, как зарождались компьютеры. Мне предложили придумать команды для робота и поразговаривать с ним. Потом вместе со специалистом лаборатории я создал небольшого человечка на 3D-принтере и нарисовал машину. У меня получилось. На таком принтере можно делать и большие фигуры, например, сантиметров 20, но на это потребовалось бы больше времени.

Еще мне показали пару лабораторий со всеми приспособлениями, с некоторыми я даже поработал. Вместе с сотрудниками лаборатории мы обменялись контактами в социальных сетях, чтобы потом я мог найти их, если будет нужно.

Мне понравилась практика, я понял, что в дальнейшем хочу этим заниматься. Больше всего понравилось создавать команды для робота и рисовать на 3D-принтере. Роботу можно давать команды. Например, в программе в одной строчке ты пишешь: «Помаши мне левой рукой!» Это слова, которые ты говоришь роботу. Ниже пишешь то, что он должен ответить. Еще можно поставить его реакцию на это — смеется, улыбается, грустит, что-нибудь такое. И можно задать действие, которое он будет делать после того, как ответит, или во время ответа.

Григорий Прокопович, руководитель лаборатории робототехнических систем Объединенного института проблем информатики НАН Беларуси

Для нас этот проект — хороший опыт. Обычно к нам приходят группы детей, а тут Артур был один и мы переживали, все ли делаем правильно. Дети из интерната часто скрытны, немногословны. Но мы все-таки получили фидбэк, и оказалось, что парню понравилось. Он смог поработать с несколькими нашими специалистами и увидел в лаборатории много нового для себя.

Дети из интерната в сравнении с ребятами, которые живут в семьях, с большим уважением относятся к взрослым, это плюс. Когда к нам приходят дети из тематического летнего лагеря или из школы, они либо неряшливо ведут себя, либо зазнаются. Но у детей из интерната есть и минус — они несмелые, боятся высказывать свое мнение. Задаешь парню вопрос на обсуждение или хочешь услышать его мнение — и молчание. Дети, которые живут с родителями, смелее. В прошлом году в лаборатории снимали телепередачу. Незнакомые люди с камерами не испугали детей: они спокойно отвечали на вопросы, танцевали с роботом. У воспитанников интерната вряд ли была бы такая раскованность.

За время практики было сложно оценить все способности Артура. Возможно, он и не будущий Эйнштейн, но вполне может стать хорошим сотрудником в ПВТ или в ПВТ 2.0. Он дисциплинированный и целеустремленный. Большинство ребят из Сенненского интерната — это социальные сироты. Если им дать толчок, то они пойдут в правильном направлении. Ведь, заметьте, среди олигархов встречается больше людей, недовольных своим детством, чем тех, кого баловали родители. Запал и рвение помогают им в будущем.

Тяжелее ребятам, которые учатся далеко от столицы. В Минске гораздо больше возможностей развиваться в сфере IT. Программирование, конструкторы LEGO, 3D-программирование сейчас у нас сплошь и рядом и доступны всем детям, пусть и на платной основе. Было бы супер, если бы такое пришло и в глубинку. Эта тема периодически поднимается. В СМИ я читал историю о том, как директор одной провинциальной школы вместе с детьми собирали бутылки, выращивали капусту, а за вырученные деньги купили себе пару ноутбуков и конструкторы LEGO. Понятно, что такие инициативы надо развивать на уровне государства, но тут возникают вопросы. Государство может сказать: «О`кей, давайте в каждую школу (а у нас только в Минске их 500!) купим наборы LEGO». Но такой набор стоит 300-400 долларов. Валюту и так тяжело добывать, а представьте, что закупка подобных конструкторов обойдется в миллион с чем-то долларов, если не больше.

Мы давно начинали программу по разработке беларуского конструктора, но, к сожалению, нас никто не поддержал. С кем бы мы ни общались на выставках и форумах, всем идея нравилась: «Да-да, все хорошо, вы, мальчики, хорошие, ну, держите, стеклянный кубок». А что дальше? У нас этих кубков достаточно. Но приезжает к нам Артур, который впервые в жизни увидел робота, а мог увидеть раньше. Мы хотели распространять наш конструктор с журналом «Юный техник-изобретатель», чтобы по аналогии с DeAgostini беларуские школьники смогли собрать свой небольшой компьютер или робота. Эта тема не новая. Англичане создали Raspberry Pi — это небольшой микрокомпьютер. Он до того дешевый, что его продают вместе с журналами в качестве приложения, просто приклеивают на скотч. Пускай государство ввело бы дополнительный урок и обеспечило бы школы хотя бы таким недорогим, по сравнению с конструкторами LEGO, материалом. Тогда у ребят будет возможность пробовать свои силы в программировании, в создании роботов.

Артур хочет поступить в БНТУ, думаю, у него есть все шансы. Я сам закончил БНТУ, могу сказать, что поступить в этот вуз легко, зато тяжело учиться. Что он успеет выхватить для себя во время учебы, станет ли он профессионалом, зависит от него. У парня перед глазами есть пример того, как в жизни поступать не надо, это должно помочь.

Постоянно участвуем в подобных проектах, нас уже даже критикуют за то, что мы за этот счет пиаримся, всем помогаем и отвлекаемся от работы. Но почему бы и не помочь, если есть возможность?

3.

Алина Маслянская, учится в 9 классе, хочет связать будущее с пением

Место практики: Продюсерский центр народных артистов Беларуси Я. Поплавской и А. Тихановича

Я попала в приют, когда мне было шесть лет. Полгода или год я была там, а потом меня отправили в детский дом в деревню Большие Летцы. Нашу группу там называли «Семьей». Обычно у группы есть два воспитателя — мужчина и женщина, как бы мама и папа. Воспитатели в нашей группе были мужем и женой. Они жили близко возле школы, и мы даже ходили к ним домой в гости. Нам там очень нравилось, но, когда детский дом закрыли, нас отправили в Сенно.

Со своими родителями я общаюсь, они приезжают ко мне в гости. Мама с папой живут в гражданском браке, поэтому родительских прав лишили только маму. Не знаю почему. Думаю, это из-за старшего брата. Когда мы с младшим братом были маленькие, мама просила старшего брата, чтобы он с нами посидел, а он уходил и оставлял нас дома. Хотя, когда приехали нас забирать и проверили дом, все было в порядке: чисто, в холодильнике еда. Но нас все равно забрали.

Я хочу стать певицей. У меня хороший голос от природы, я много пою, выступаю на сцене, участвую в конкурсах. В конкурсе талантов, который проводит в детских домах благотворительное общество «Доброе сердце», я участвовала несколько раз и дважды за один год занимала первое место. Так получилось, что сначала это было в Больших Летцах, а когда интернат закрыли, еще и в лагере.

Я боюсь взрослой жизни, поэтому и остаюсь в школе до 11 класса. Мне легко уйти из школы после девятого, но я не хочу. Зачем мне жить в какой-то незнакомой общаге, если можно доучиться в знакомой обстановке, так легче. В семью возвращаться тоже не хочу. Я общительный человек, и мне нравится, что рядом много сверстников. Достаточно того, что родители ко мне иногда приезжают.

Куда буду поступать, еще не думала. Может, это будет и Минск, здесь больше возможностей. Я хочу сначала получить образование, найти работу. Потом у меня будет свой дом, я буду приезжать в гости к родителям, а может, заберу родителей к себе в город.

На практике в Минске мне рассказали, что значит быть артистом. Артист — это не только тот, кто может выйти на сцену, покрасоваться и красиво спеть. Это человек, который должен донести людям через песню мысль. Не так важна внешняя красота или красота голоса, главное — мысль. Тогда этот человек запомнится всем.

Анастасия Тиханович, певица, руководительница продюсерского центра Ядвиги Поплавской и Александра Тихановича

Проект стал для ребят хорошим стимулом задуматься над тем, кем они хотели бы быть в жизни, чем хотели бы заняться. У каждого из них уже были свои мысли по этому поводу, а в рамках проекта они смогли узнать что-то новое о сфере деятельности, в которую хотят погрузиться. Даже такая ознакомительная «проба пера» может повлиять на дальнейший выбор. Уверить в том, что стоит попробовать или, наоборот, что нужно начинать думать о чем-то еще.

В благотворительных проектах важно понимать разницу между жалостью и поддержкой. Жалость — это не совсем правильный подход. Если человек любит, когда его жалеют, он привыкает быть в роли жертвы, что в свою очередь ничего хорошего в жизни ему, конечно же, не принесет. А вот когда тебе оказывают поддержку и верят в то, что у тебя все получится, — это может стать хорошим стартом. Ведь один в поле не воин.

Помогать социализироваться ребятам из интерната должны, в первую очередь, программы, которые существуют в самих интернатах или при них. По своему опыту я знаю, что это возможно и что такие программы по социализации работают даже в специализированных интернатах, например, в психоневрологических, где воспитанники находятся на постоянном проживании по состоянию здоровья. Я знакома с теми, кто благодаря неравнодушным людям (в моем случае это общество «Мир без границ») смог кардинально изменить свою жизнь и вместо пожизненного существования в стенах интерната освоить профессию, опровергнуть степень диагноза и жить полной планов и достижений жизнью. Но для этого рядом должны быть люди, которые поддержат, направят, научат и дадут возможность такому сценарию осуществиться. Многое, правда, зависит и от самого человека.

В рамках проекта #ярасскажудетям мы работали с Алиной, которая пробует себя в пении и хочет понять, что представляет собой профессия певца. Мы поговорили о разных сценариях развития в профессии и показали девушке, чем ей предстоит заниматься в дальнейшем, если она пойдет по этому пути. Алина работала с педагогом Анастасией Кононовой над вокальной техникой. Затем на примере одной композиции мы поработали над вокальным воплощением музыкального материала. Завершилась практика студийной сессией. С помощью аранжировщика и звукорежиссера Артема Крищеновича и с некоторыми моими напутствиями в качестве студийного вокального тренера Алина записала у нас на студии свою первую песню.

Есть ли у ребят из интернатов перспективы? Перспективы — это вопрос широты горизонтов нашего сознания. Человек всегда сам определяет, есть у него перспективы или нет. Думаю, что если очень хочешь, то найдешь тысячу возможностей. А если нет, то, возможно, не очень хотел. Я всегда таким образом анализирую свои действия. Нужно что-то делать. Много заниматься, узнавать все, что касается интересующей тебя темы, участвовать везде, быть смелым, верить в себя. Вместо фразы «у меня не получится» искать что-то более стимулирующее, вроде «я сейчас шесть раз все качественно повторю, учитывая ошибки, а на седьмой раз достигну результата». Но это все возможно, если ты действительно понял, что идешь по пути своего призвания. Поэтому прежде чем ты начнешь завоевывать этот мир, нужно все же честно поговорить с собой.

Часто воспитанники интерната лучше, чем дети, которые растут в семьях, понимают, что они сами несут ответственность за свою жизнь. И это стимул для достижения больших результатов. Мой коллега и друг, певец Иван Буслай в свое время воспитывался в интернате, а сейчас готовится к очередному сольному концерту в Минске. Безусловно, на его творческом и жизненном пути, как у каждого из нас, были и есть люди, которые оказывали и оказывают поддержку. Это и педагоги, и друзья, и коллеги. А самая главная поддержка – это наша вера. Ведь недаром говорят: чтобы перед тобой открыли двери, нужно как минимум постучать.

Комментарий эксперта

Ольга Турцевич, психолог и карьерный коуч

Ольга в рамках проекта провела с ребятами коуч-сессию в игровой форме по планированию профессиональной траектории. Ольга рассказала нам, чем воспитанники школ-интернатов отличаются от своих сверстников, которые живут в семьях:

— У этих детей все в порядке с развитием (насколько я могу судить), чувствуется только разница опыта. Почему ребенок, который растет в семье, быстрее адаптируется ко взрослой жизни? Его опыт более разнообразный. У него есть опыт поездки с родителями куда-то, есть опыт пригласить друзей к себе домой, убрать свою комнату. Этот опыт есть и у детей в интернате, но он более ограничен.

Есть моменты дезадаптации. В детском доме человек приучается к тому, что все, что ему надо, появляется откуда-то. Нужна еда — и вот она. Нужна одежда — она есть. Ребенок, который живет в семье, знает, что если ему сказали купить хлеб и молоко, а он забыл это купить, то бутербродов и каши не будет, ему голодному нужно будет опять идти в магазин. Это причинно-следственная связь. Если ребенок в семье все время сталкивается с деньгами, с согласием или отказом родителей что-то купить, то ребенок в детском доме все время живет в среде, где все есть. Соответственно, ему не нужны деньги, ему трудно представить, что еду себе нужно будет добывать. Поэтому любые тренировки, связанные с деньгами, для детей, живущих в интернате, очень важны.

Интернат, в принципе, должен создавать ситуации опыта — давать карманные деньги, отправлять детей на подобные стажировки, за границу и т.д. Чем больше новых ситуаций, тем лучше.

Фото:
  • Анна Кипель, Глеб Малофеев
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/