18+

Верхом на коне. Интервью с руководителем конно-исторического клуба
18 февраля 2020 Интервью

Верхом на коне. Интервью с руководителем конно-исторического клуба

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

В отношении Павла Калинкова* фраза «быть на коне» не является идиомой — это образ жизни. «Большой» узнал у него, зачем ему кони и доспехи во времена, когда есть машины и удобные пуховики.

*Руководитель конно-исторического клуба «Золотая шпора».

Романтика и история

«Золотая шпора» начиналась в 2003 году, тогда я только окончил юрфак БГУ. Глаза мне открыл учебник «Кароткія нарысы дзяржавы і права Рэспублікі Беларусь» профессора Язэпа Юхо. Эта книга полностью перевернула мое сознание, раскрыла огромные неизведанные дали, в которых можно копать и копать. Я вдруг понял, что беларусам есть чем гордиться.

Я очень хотел, чтобы то, что я читал в книгах и видел в фильмах, стало реальностью. Добавим, что я еще и очень любил лошадей (улыбается). В какой-то момент у меня появилась своя лошадь, начал выступать на исторических фестивалях, примерять на себя доспехи. Увлечение лошадьми, историей и мой романтизм помогли создать «Шпору».

В какой-то момент увлечение историей переросло в работу, в дело всей жизни. Появилось ранчо, большая конюшня. Мы начали открывать людям целый мир истории, но мир необычный, в нем главный герой — лошадь. В Беларуси есть много исторических клубов, специализирующихся по разным эпохам. Есть конные клубы, некоторые из них как-то связаны с историей. Но клуб, который системно занимается конной историей, в Беларуси только один.

Мы участвуем в исторических реконструкциях в Беларуси и за границей, рассказываем людям о нашей истории — не кастрированной советской, а о настоящей, беларуской. Объясняем, что нашим прошлым можно и нужно гордиться, а главное — его нужно изучать. Если после нашего выступления хотя бы пару человек начнет изучать специализированную литературу или по крайней мере почитает «Википедию», значит, мы уже сделали большое дело.

Исторический эксперимент

Историческая реконструкция появилась в Беларуси где-то в 1994–1996 годах, я погрузился в эту тему в 2001 году. Сейчас много людей занимается этим, реконструируя разные эпохи. Мы обращаемся к самым ярким моментам в истории нашей страны. Первая эпоха — XV век, когда мы победили в Грюнвальдской битве и в очередной раз отстояли свою независимость. Следующая эпоха — XVII век, когда наши всадники были лучшей кавалерией в Европе, а возможно, и в мире. Слава о крылатых гусарах* гремела везде! Третья эпоха — XIX век, закат Великого княжества Литовского, когда оно уже фактически было съедено другими государствами. Но была предпринята последняя попытка сохранить ВКЛ. К сожалению, Великое княжество Литовское уже не было восстановлено. Но страна осталась, просто теперь у нее другое название. Еще мы увлекаемся вестерном, но это больше не про историческую реконструкцию, а про стиль жизни.

Часть исторического эксперимента — объездить Беларусь верхом на лошади и понять, как люди жили во времена, когда еще не было автомобилей.

В Беларуси есть огромное количество замков, исторических мест, где проводятся выступления и куда нас приглашают. Это Гольшаны, Мстиславль, Несвиж, Новогрудок, Мир, Крево, Залесье, Зельва и т. д. В «Золотой шпоре» сформирована команда ребят, которая занимается историческими выступлениями. Мы используем интересные реконструкторские комплекты и рассказываем людям историю нашей страны, сидя верхом на лошадях. Получается красивое и эмоциональное действие. Интересно, что лошадь не знает, где граница между игрой и настоящей жизнью. Для нее все по-настоящему, она идет в бой умирать. Именно поэтому она выступает так ярко. Но наша главная религия— не навреди лошади: что бы ни случилось, она должна быть в безопасности.

Есть представления, где все красиво, изящно и безопасно. А есть захватывающий спорт с полным погружением — джостинг, где реконструкторы сражаются в исторических доспехах, плотно контактируя друг с другом. Правда, сражение происходит на тупых копьях, но это все равно опасно. Когда опускается забрало и ты отправляешь лошадь в галоп на копейную сшибку с противником, все происходит совсем по-настоящему.

Когда мы делаем что-то материальное — надеваем доспехи, садимся верхом на скакуна, — это уже исторический эксперимент. Мы можем рассказать историкам и археологам, как все было на самом деле. Допустим, археолог откопал какой-то экспонат. Мы встречаемся с ним и говорим: «Слушай, эта пряжка крепилась сюда для того, чтобы вот здесь ничего не упало». Получается интересная взаимосвязь между нашим хобби и наукой. Мы исторические экспериментаторы. Но признаюсь, что даже самый взрослый из нас в душе — мальчишка, который хочет романтики — той самой, из фильмов и книг. Лично мной движет в первую очередь романтизм. Потом романтизм пересекается с опытом, навыками, и уже взрослый мужчина во мне говорит: «Давай подумай, как это должно быть!» Тогда уже начинается исторический эксперимент.

Белые пятна

Только в 90-х годах была перелопачена наша история, исковерканная советскими учебниками. Историю начали преподавать по новым пособиям, но отношение к ней оставалось прежним, с оттенком пренебрежения к Беларуси. Все было вскользь, поверхностно, без увлечения.

Я не думаю, что и сейчас истории Беларуси уделяется достаточно внимания. Но наш и другие исторические клубы для того и существуют, чтобы возвращать прошлое. Реконструкторы возвращают его в материальном виде, историки — в духовном. Мы взаимодействуем с беларускими историками, изучаем их труды. Жалко, но пока история Беларуси мало изучена с материальной стороны. Большинство книг написано о политической и культурной истории. Два года назад умер известный историк Юрий Бохан, который копал как раз в сторону материального. Вместе с ним ушла целая эпоха в реконструкции. Сейчас набираются опыта молодые историки. В нашей команде есть ребята с истфака — теперь слово за ними.

Интересно наблюдать, как к истории относятся в других странах. Мы много общаемся с поляками. Оказывается, на Западе люди тоже переписывают историю под себя. Иногда мы с поляками спорим, но делаем это, уважая друг друга и приводя свои аргументы. Пытаемся объяснить, что какое-то событие выглядело немного иначе, чем соседи привыкли думать. В Польше сильна пропаганда истории, но я уважаю их за это. Нация, которая ценит свое прошлое, далеко пойдет.

Меня приятно удивила Россия. Два года назад мы ездили на большой фестиваль в Москву. Я думал, что нас встретят как младших братьев. Но оказалось, что там есть не только имперская философия — сейчас многие россияне достаточно глубоко и неоднобоко смотрят на историю. На фестивале мы представляли беларусов на службе у Наполеона. Мы рассказывали о том, что беларусы в то время воевали с двух сторон. Те, что были за Наполеона, пытались восстановить независимость Беларуси, на тот момент поглощенной нашим соседом. Что удивительно, русские коллеги не только с радостью обсуждали эту тему, но даже давали дополнительную информацию.

Рыцарь vs клоун

Мы создаем место для современных рыцарей и ковбоев, делаем маленькую машину времени. Хотим нажать на кнопку и на секунду погрузиться в Средневековье, например, и почувствовать то же, что и люди того времени. Некоторые читают книги, некоторые играют в компьютерные игры, а у нас такое хобби.

Вокруг нас — огромное количество романтиков, у которых загораются глаза, когда начинаешь рассказывать им о своем увлечении. И это здорово, что в современном мире, где главное — погоня за деньгами, все еще есть люди, которым нужно что-то другое — духовность.
Я не буду лукавить, «Золотая шпора» — это и финансовый проект. Я живу за счет обучения верховой езде, конного туризма и выступлений. Но мне нравится, что это не деньги, заработанные на популяризации истории.

Я не боюсь уйти в чистое развлечение, потому что четко знаю, где находится грань. Я спокойно могу перейти ее, чтобы люди приятно провели время. Но при этом не превращаюсь в клоуна, играю на более высоком уровне. Людям нравится трушность, настоящность момента.

Лошадь не знает, где граница между игрой и настоящей жизнью.Для нее все по-настоящему, она идет в бой умирать.

Айтишники, которые часто приезжают к нам на корпоративы, чувствуют уверенность в завтрашнем дне и могут подумать о чем-то кроме денег. Им важно не просто увидеть шоу, но и получить информацию. В одном варианте выступления я выезжаю на лошади и показываю трюки, дрессуру. Я рассказываю, почему с лошадью нужно вести себя именно так, углубляюсь в детали. Сначала мне казалось, что людям будет неинтересно такое слушать. Но нет, сидят передо мной 70–100 человек (и это не обязательно айтишники) и с удовольствием слушают. Мы же не учебник истории, где сухие цифры. Мы рассказываем об истории с помощью эмоций, показываем, как события влияют на эпохи. А это и развлечение, и возможность узнать что-то новое.

Беларусь глазами всадника

Люди приезжают в «Золотую шпору» учиться верховой езде, кататься на лошадях и смотреть на красоты Беларуси из седла. Мы организовываем конные походы — это одно из моих любимых направлений «Золотой шпоры». Я начал увлекаться такими походами еще до создания клуба, тогда они были редкостью, о них мало кто знал. Это тоже часть исторического эксперимента — объездить Беларусь верхом на лошади и понять, как люди жили во времена, когда еще не было автомобилей.

Я был в восторге, когда узнал, какая Беларусь красивая. Чтобы увидеть беларускую красоту, нужно просто открыть глаза и чуть-чуть уйти в сторону с проторенной дорожки. Уйти на лесные дикие тропинки, в глубь беларуских деревень. Там фантастические пейзажи, картинки из сказок. Мы стараемся двигаться по местам, где меньше видно присутствие человека. Люди загораются этим увлечением так же, как и я.

Походы выдергивают тебя из зоны комфорта, заставляют проснуться в 4–5 утра. Сначала ты ненавидишь себя, но когда видишь фантастический рассвет, чувствуешь, как травы дышат медом, — это восторг, который не передать словами. Это уже настоящая поэзия. По возвращении домой кажется, что ты вернулся в другой мир к другим людям. Еще какое-то время нужно привыкать ко всему.

Мой самый длительный конный поход длился две недели. Это было в 2002 году. Мы вдвоем с моей хорошей знакомой поехали на лошадях в Новогрудок на исторический фестиваль. А оттуда — по Золотому кольцу Беларуси (Мир, Несвиж) и домой. Это было самое яркое впечатление, потому что тогда все было впервые, рыцарская эпоха для меня только начиналась.

Во время таких походов я замечаю, как с каждым годом в беларуских деревнях остается все меньше и меньше людей. Старый уклад жизни постепенно уходит. Чтобы найти его, надо ехать на Полесье. Мы обычно путешествуем по Минской, Гродненской, Витебской областям. В пределах 150 км от Минска старый уклад уже почти не встречается. Встречаются только колоритные заброшенные деревни, оказавшись в которых, чувствуешь, что приоткрыл завесу старого времени.

Деревни приобретают сейчас новый смысл для беларусов. Они превращаются в дачи. Порой в них встречается полная безвкусица, а порой — бережное сохранение традиций.

Люди «Золотой шпоры»

«Золотая шпора» — это очень много людей и лошадей. Сейчас в нашей конюшне 26 голов. Конечно, одному с этим не справиться, поэтому я счастлив, что у меня есть команда. Я, как двигатель, заставляю этот механизм работать — подталкиваю, требую, чтобы ребята тренировались, были вовлечены. Увлечение конной историей требует огромного количества сил, времени и денег. Поверхностно заниматься этой темой нельзя, нужно погружаться полностью. Поэтому важно, чтобы был такой двигатель. Когда мне самому не хватает энергии, подтягиваются ребята, которые поверили в идею. И уже они начинают толкать, тянуть и двигать. Благодаря таким «апантаным» (прекрасное беларуское слово!) людям и появляется живая история.

Люди приходят к нам волнами. Пришла одна волна — человек десять, потом — другая. Кто-то из волны задержался, кто-то научился чему-то и ушел. А кто-то научился многому, стал самостоятельным и ушел создавать свои проекты. В реконструкции наполеоники в Беларуси участвует огромное количество людей. Но 80% участников, которые выступают на реконструкции верхом, — это мои ученики, так что «Шпора» везде (улыбается).

Сейчас «Золотая шпора» идет дальше. Мы набираем молодых ребят. Собрали группу детей 8–9 классов из Ракова. Я тренирую этих ребят бесплатно. Есть группа студентов-первокурсников. Интересно видеть азарт в их глазах. У них впереди — четыре года счастливой жизни, когда еще можно позволить себе увлекаться. Потом начнется работа, семья — и выкраивать время для своего увлечения будет все сложнее. Еще у нас есть старшие группы. Их участникам от 20 лет. А самому старшему всаднику «Золотой шпоры» 69 лет. Многие знают меня 10–20 лет — это костяк, люди, которые всегда подставят плечо. Мы вместе выступаем на фестивалях, изучаем историю и совершенствуем конное мастерство.

Я не стою на месте, постоянно учусь у лучших и в Беларуси, и за границей. Молодняк, перенимая у меня знания, уже наступает на пятки старикам. И это дополнительный стимул развиваться. Прекрасно, когда у тебя впереди есть какой-то путь. Грустно понимать, что перед тобой стена или потолок, который нельзя пробить головой. Но если найти в потолке дырочку, через которую можно пробиться, тогда жить интересно.

* крыла́тые гуса́ры — элитная кавалерия Королевства Польского и Речи Посполитой, действовавшая на полях сражений с начала XVI до середины XVIII века.

Фото:
  • Максим Шумилин
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/