18+

Вызов Войницкого: Научил стекло говорить о боли
17 июля 2019 Интервью

Вызов Войницкого: Научил стекло говорить о боли

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

«Большой» продолжает рубрику «Искусство больших вызовов». О своем пути против ветра рассказывает скульптор Павел Войницкий.

Современный художник — это не чувак с кисточкой, который сидит перед холстом, клепает шедевры, а у него над головой нимбом сияет фольклорное вдохновение. Такое понимание профессии — атавизм. Сейчас художник — это человек, который идет внутрь современных проблем, осмысляет их и делает видимыми для окружающих. Еще это человек, который берет нашу серую обыденную реальность, находит в ней какие-то особенные моменты (или даже создает их) и делится ими. Немецкий художник и преподаватель Йозеф Бойс вообще считал общество произведением искусства, а каждого человека, который делает что-то хорошее, — художником. Вместе со своими студентами Бойс убирал ближайший к Дюссельдорфской академии лес, высаживал деревья — и это было актом манифестации социальной скульптуры.

Главный для меня вызов в беларуском искусстве — ситуация с традиционной скульптурой в пространствах наших городов. Уже много лет я наблюдаю одну и ту же картину: бронзовое тело (детализированное, с руками, ногами, головой) на каком-то постаменте является единственно возможным вариантом памятника. Это нонсенс! Мы живем в 21-м веке, когда способов мемориализации настолько много, что глупо пользоваться одной композиционной схемой, да еще и отработанной в 17–19 веках. Но тем не менее каждый год я вижу одно — и на уровне предложения от коллег, и на уровне принятия решений от городских администраций. И даже пресса эту узость мышления поддерживает, не говоря уже о простых гражданах. А очень хочется делать что-то другое — более современное, интересное, завязанное на живых людях, а не на затвердевших формах бронзовых фигур.

Искусство должно быть в центре проблем. Тогда оно станет по-настоящему живым, начнет вызывать реакцию у людей, которым до этого было фиолетово. Хватает трагедий в мире: экология, войны, беженцы, которые тонут в море… Но искусственно искать боль немногостранно. Нужно работать с темами, которые цепляют тебя самого за живое. Наша, моя боль — Чернобыль и его последствия. Чернобыль я пережил в 11-летнем возрасте в Гомеле. Нас с братом и сестрой догнал радиоактивный ветер с песком, когда мы шли от бабушкидомой. Сестричка в коляске была маленькой: чтобы не дышала пылью, мы закутали ее с головой в рубашку. Когда нас позже мерили дозиметрами, мы с братом хорошенько звенели, а она — так и ничего.

Свою работу «Чернобыль — Фукусима» я отправил в Японию — на престижный международный конкурс в рамках выставки стекла. Японцы отобрали со всего мира для выставки стеклянные скульптуры — со всеми подробностями, обрамленные чуть ли не золотом-серебром. И тут моя брутальная композиция: две стекляхи и старый противогаз. Объявляют результаты: один из призов достался некоему Павлу Войницкому — «из страны, которая находится между Россией и Украиной». Член жюри сказал, что стекло не обязательно должнопоказывать какие-то красивые вещи, оно может говорить о боли, опасности, печали и гневе.

Меня это стимулировало на создание других произведений чернобыльской тематики. Моя выставка «Персональный Чернобыль» прошла в Полоцке. Там было несколько стеклянных скульптур, инсталляции из найденных вещей, а вдоль длинного коридора галереи свистел песком тот самый радиоактивный ветер — его мне сделал звукорежиссер Женя Рогозин. В прошлом году мои стеклянные работы с противогазами выставлялись на Венецианской архитектурной биеннале. В мире сколько угодно проблем, но пока это не твоя история, это не работает. Свою историю рассказывать больнее — и поэтому больше шансов передать боль окружающим.

Нас с братом и сестрой догнал радиоактивный ветер с песком. Когда нас мерили дозиметрами, мы с братом хорошенько звенели.

Много мыслей и проектов остается на бумаге. Процент реализации по сравнению с задуманным достаточно мал — 10–15%. Иногда, когда рассматриваю свои вполне годные проекты прошлых лет, которые не были реализованы, становится немного грустно.

Есть проекты, которые сделаны на рубеже сил и возможностей: они потребовали полной отдачи, также приходилось принимать участие в бюрократических войнах, стоять перед серьезным этическим выбором. К таким работам относится «Дорога в Будущее» в парке Победы. Это был довольно сложный в плане реализации объект. Все, как у нас любят: нужно сделать очень быстро, но чтобы на века. Я бился за качество, за сроки — были выигранные сражения, были и те, что я проиграл. Например, удалось отодвинуть срокисдачи работы на несколько лет, что позволило сделать ее качественно. Но в этот период парк должен был посетить президент — и руководство парка дало распоряжение отпилить уже установленные закладные анкеры и закрыть фанерой место, на котором должна была стоять скульптура. В итоге, когда дошло до монтажа, скульптуру поставили на заниженный уровень — она стала на 12 см ниже, а одна из ступенек провалилась. Это не смотрится фатально на общем фоне, но это погубило замысел, убило перспективу. Хотя в целом проект состоялся.

У художников ненормированный рабочий день. На мой взгляд, вставать в семь утра и каждый день идти на работу — это беда и несчастье. Мне очень нравится мой ритм, когда я могу в любое время что-то делать и при этом совершенно свободен. Тут речь не о вдохновении, а об оптимальном распределении сил между проектами. Проще и с дедлайнами. Они существуют, но у меня всегда есть возможность для маневра: можно форсировать, работая ночами, а можно отложить, сделать позже, когда у меня будет больше сил, информации.

Студентов надо учить открытому мышлению. Чтобы они смотрели на вещи шире и не зацикливались на проторенных путях, а, зная контекст, делали что-то оригинальное. Но у нас мало где учат современному искусству. Наша система построена не на раскрыти иличности, а на ее подавлении. А по-хорошему художнику надо наоборот — выходить за рамки. Конечно, нужно и важно понимать границы, но все лучшее в творчестве случается, когда за них переступаешь.

Справка «Большого»:

Павел Войницкий – скульптор, арт-критик и преподаватель. Считает кладбища интереснейшими местами в городе, а создание памятников усопшим — достойным приложением усилий для скульптора. Утверждает, что в современном мире художником может быть любой человек, способный связно выражать свои мысли. Верит, что тупиковых ситуаций в жизни нет, нужно просто делать свою работу.

Текст:
  • Катя Петухова
Фото:
  • Егор Войнов
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/