18+

Зара Абдуллаева: «Любители иногда бывают тоньше, глубже, парадоксальнее, нежели заправские профессионалы»
9 января 2019 Интервью

Зара Абдуллаева: «Любители иногда бывают тоньше, глубже, парадоксальнее, нежели заправские профессионалы»

  • 18
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Разговаривать с кинокритиком Зарой Абдуллаевой об искусстве можно бесконечно. У «Большого», к сожалению, было всего 22 минуты, что и зафикисровал диктофон.

Зара Абдуллаева

— Востребована ли работа кинокритика, искусствоведа среди широкой аудитории, или это работа только в пределах профессионального сообщества?

— Еще два года назад я бы ответила, что эта профессия никому не нужна — она действительно замыкалась в цеховом сообществе. Но что-то произошло, во всяком случае — в Москве. Хотя и здесь Игорь (Игорь Сукманов — программный директор ММКФ «Лістапад». — Примечание bolshoi.by) проводит замечательный фестиваль, делает просветительские программы.

Я не знаю, с чем связан такой интерес:  то ли с угасающей политической жизнью, иначе говоря, со смутным временем, когда людям хочется куда-то пойти, что-то узнать. В Москве сейчас можно послушать миллион лекций на самые разные темы —  фундаментальные  и  популярные. Причем не только лекции по искусству. Это тренд. Журнал «Искусство кино» проводит показы с обсуждениями фильмов, фестивали, а недавно у нас открылся свой книжный магазин. И я просто ошарашена, сколько людей приходит — и на показы, и на дискуссии.

— В каком состоянии сейчас независимое кино в России?

— Оно переживает не лучшие времена. Финансируются в основном патриотические блокбастеры, все время появляются новые тупые законы, потом делаются кое-какие поправки.  Режиссерам независимого кино очень трудно в России,  эта история драматическая.  Но и в Европе таким режиссерам не позавидуешь. Однако европейские продюсеры умеют работать, собирать бюджет, заниматься копродукциями. В России это пока не слишком развито, но есть и примеры, когда такого взаимодействия.

— Есть ли интерес европейского зрителя к авторскому кино постсоветского пространства?

— Нет. Но есть интерес, связанный с конкретными именами. Уже давно на фестивалях не иссякает мода на румынское кино,  там постоянно рождаются новые талантливые режиссеры. Россия такими достижениями не отличается.

— Почему в российском кинематографе бесконечно эксплуатируется тема Второй мировой войны?

— Ностальгия по прошлому и всяческие обращения в кино к давним эпохам связаны с тем, чтобы оттянуть людей, публику от реальности настоящего времени и, конечно, будущего. Поэтому дело это неправедное. Но оно имеет место. Это патриотическое камлание опасно и противно.

— Можно ли этот патриотизм удержать только на теме войны?

—  Я не заказчик этих фильмов, это госзаказ. Им кажется, что это единственное, чем может гордиться наша страна, что, как мы понимаем, является  неправдой.

Многие практики и продюсеры зависят от госбюджета. Освоение этого бюджета становится все более и более отвратным, карикатурным и невозможным занятием

— Есть ли в России кино, которое предлагает  другую точку зрения, которая бы отличалась  от распространенной идеологии?

— В России — нет. На «Лістападзе», например, был фильм Раду Жуде (румынский режиссер и сценарист) «Мне плевать, если мы войдем в историю как варвары». Я сейчас не готова его обсуждать, потому что у меня к этому фильму есть претензии, хотя он важный. В этом фильме отрефлексирована официальная идеология и популистские настроения сегодняшних румын. Румыны, поляки это делают, мы — нет.

— Можете ли вы отметить беларуских режиссеров, с чьими работами успели познакомиться?

— Мне очень понравился фильм Дарьи Жук «Хрусталь». Это очень хорошая, зрелая  работа. Еще «Завтра» Юлии Шатун, более скромный фильм, но замечательный.  И важный, потому что в нем нет никакой фальши.

— Кстати говоря, фильм Юлии Шатун в прошлом году раскритиковал наш министр культуры, что, по слухам, стало одной из причин, по которым в этом году министерство принимало участие в национальном отборе фестиваля.

– Ужасно! Я вам очень сочувствую,  не хотелось бы, чтобы вновь наступали репрессивные  времена.  Вместо того, чтобы поддержать талантливых людей… Это банально, но для тех, кто принимает решения, такие критерии необязательны. Они про себя думают, что  у них есть право. Да, на какое-то время. Они ведь не бессмертные.

— На каком сейчас уровне, если можно так выразиться, находится российская интеллектуальная элита?

— Сложный вопрос. Многие практики и продюсеры зависят от госбюджета. Освоение этого бюджета становится все более и более отвратным, карикатурным и невозможным занятием. Кто-то ломается, кто-то остается в рамках приличия.  Нет правильных фондов, как во всем мире, где можно получить финансирование на тот или иной некоммерческий проект. Рассчитывать на спонсоров становится все труднее. Это же не 90-е, когда все хотели вложиться в кино. Но есть и проекты, которые обходятся без господдержки.

— Можете в двух словах объяснить зрителю, что делает кино качественным, а режиссера — достойным внимания?

— Если  ты  чувствуешь, что этот фильм режиссер не мог не снять.  Речь идет о мотивации. Не когда так называемый режиссер «просто» снимает кино, а мог бы еще чем-то заняться.  Не когда он такой образованный, столько всего видел, слышал и знает и потому может более или менее удачно подражать модным трендам (бывают случаи удачные, но мы говорим не про них). А когда ты  понимаешь, что это режиссер прирожденный, то случается реальное чудо. Я же не буду говорить о том, что важен талант. Это каждый вроде бы знает. Хотя распознать талант не так легко, как кажется.

Они про себя думают, что  у них есть право. Да, на какое-то время. Они ведь не бессмертные

— Кого из российского кинематографа вы могли бы привести в качестве хорошего примера?

— Бакура Бакурадзе,  Алексея Мизгирева, Наталью Мещанинову, картина которой была в конкурсе «Лістапада». Мы с Игорем Сукмановым увидели ее на «Кинотавре» и удивились (фильм «Сердце мира»).  А вот  ярких дебютантов, увы, пока назвать не могу.

— Чем отличается работа кинокритика от работы журналиста? Может ли просто пишущий человек писать о кино, не имея за плечами искусствоведческую школу?

— Может. Это зависит от личного опыта, дарования, гибкости и интересов. Любители иногда бывают  тоньше, глубже, парадоксальнее, нежели  заправские профессионалы.

— А для вас лично искусствоведение — это занятие, которым вы не можете не заниматься?

—  Наверное. Я  филолог, но пишу и про театр, и про кино, и про литературу. У меня такой исключительный случай — я хожу налево, направо и себя не ограничиваю. Есть такой великий театральный режиссер Анатолий Васильев. Как-то он сказал: «Когда ты что-то делаешь и хочешь делать — это профессионализм. А если  не хочешь, но все равно делаешь — это призвание».  Совсем  не парадокс.

Заглавное фото:
  • Andrejs Strokins, RIGA IFF / Riga International Film Festival.
  • 18
  •  
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/