18+

«Это не город, а эпическая поэма». Большое погружение в Нью-Йорк
28 февраля 2020 Мир

«Это не город, а эпическая поэма». Большое погружение в Нью-Йорк

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Александр Беганский 14 лет живет в Нью-Йорке, но к выжившим себя не относит. Наоборот, считает, что адаптация прошла достаточно мягко. Александр погрузил нас в нью-йоркскую атмосферу и рассказал, каково же на вкус «Большое яблоко» после беларуских драников.

«Нью-Йорк не допускает безразличия: его либо любят, либо терпеть не могут, середина отсутствует» (Владимир Познер, телеведущий)

Честно говоря, когда я уезжал в Америку, у меня не было каких-то конкретных целей. Поехал, потому что мама жила там. Она еще раньше эмигрировала в Штаты, и мы давно не виделись. Плюс мне было интересно посмотреть на другой мир. Основную часть своей американской жизни я провел в Нью-Йорке, за исключением восьми месяцев, которые прожил в Неваде — в городке Рино. Его еще называют the smallest biggest city in the world — это маленький городок-казино. Меня туда позвали работодатели: они перевозили свой бизнес в место с более благоприятной налоговой политикой — и я следом за ними.

В Беларуси я учился на юриста, но не успел окончить университет, а переехав, не стал продолжать образование. Я почувствовал запах американских денег и просто погрузился в заработки. Первое время меня ломало: все время хотелось вернуться в Беларусь. Я зарабатывал деньги в Америке, а потом приезжал сюда и бездельничал 3–4 месяца. Здесь оставались все друзья, а вот там сначала было одиноко и сложно.

Я приехал без знания английского. И мне было достаточно нелегко найти себя там. Сначала я общался в основном с беларускими эмигрантами. Через какое-то время устроился в компанию, где работали и англоязычные, и мой круг общения расширился. Часто люди приезжают в Нью-Йорк и живут в своем комьюнити — недалеко от Брайтон-Бич, куда съезжаются русскоязычные. Они, как правило, не запариваются, чтобы выучить язык и жить жизнью местных. Люди варятся в своих маленьких мирках-городках, которые сами себе построили. Но я не видел смысла в таком переезде.

«Нью-Йорк не таков: он истаскан, изможден и презирает плоть» (Чарльз Буковски, писатель)

Я поменял очень много работ. Был официантом, некоторое время работал в рекламном бизнесе и на стройке с поляками на Манхэттене. Сначала это были малооплачиваемые работы. Первый заработок мне помогли найти знакомые. Я устроился на работу в грузинский ресторан «Пиросмани». Нико Пиросмани — знаменитый художник-примитивист. На стенах висели его репродукции, а в ресторане сидела грузинская публика. Было интересно столкнуться с их культурой. Они умеют гулять!

Еще я работал в компании, которая занималась производством дисков. Организации, проводящие семинары, высылали нам файлы. И мы записывали обучающие программы на диски, делали красивую обложку.

Пять лет я проработал в аэропорту — в компании Delta Air Lines. Мы следили за воздушными коридорами и за линиями багажа — это целый автоматизированный город. У меня был большой страховой пакет и fly benefits. Если на рейсах компании есть свободные места, то сотрудникам можно лететь почти бесплатно. Только на интернациональных рейсах надо оплачивать небольшой такс аэропорта. Каждую вторую неделю я куда-нибудь летал. На внутреннем сайте отслеживал заполняемость рейса, приезжал в аэропорт и ждал, пока все пассажиры займут места. Часто летал бизнес-классом — там всегда были места. На интернациональные перелеты билеты очень дорогие, и люди обычно не скупают их полностью. Я облетел всю Америку, Карибы, был в Барселоне, Берлине, Венеции, Милане, Франкфурте, Мюнхене. Думаю, если бы я жил не в Нью-Йорке, то выбрал бы Сан-Диего. Его климат и ритмика жизни мне очень по душе.

«Нью-Йорк — город вечной спешки. А я там специально замедляю шаг и вижу много удивительного» (Татум Ченнинг, киноактер)

В Нью-Йорке бешеный ритм жизни и очень много людей. При этом здесь не проблема найти спокойные и необычные места, где ты можешь уединиться. У меня есть два любимых района: Ред-Хук в Бруклине и Гаванус — это бывшие индустриальные центры. В Ред-Хуке раньше была портовая зона, и краны, которые разгружали суда, были оснащены крюками красного цвета. Отсюда и такое название района. А Гаванус получил свое имя из-за одноименного канала, который там располагается. В старых американских фильмах именно туда итальянские гангстеры сбрасывали трупы. Еще один некогда промышленный центр — Уильямсбург — сейчас стал очень дорогим, модным местом — не таким атмосферным, как раньше. Прежде туда со всего мира съезжались небогатые артисты. А сейчас складские помещения района перестраиваются под модные лофты и бизнес-центры.

Эти районы чем-то похожи на нашу улицу Октябрьскую. Здесь есть пара мест, где можно спокойно погулять, выпить пива идаже покурить на заднем дворе. Хотя в Нью-Йорке курить в общественных местах запрещено. Сейчас в городе идет активная антипропаганда курения.

Летом в Нью-Йорке всегда очень жарко. Постоянно держится около +35 °C, а влажность выше 80% — настоящая душегубка. Единственное спасение — выезжать на океан, хорошо, что он близко. В выходные все обычно едут на Кони-Айленд, Лонг-Айленд или Брайтон-Бич. До Брайтон-Бич ходит метро, пляж усеян людьми, а вода грязная. Мы предпочитаем купаться на Бризи-Пойнт — это открытый океан с чистой водой. Туда на велосипедах съезжаются все хипстеры из Уильямсбурга. В сторону океана ведет Бедфорд-авеню — самая длинная улица Бруклина. Проезжая через нее, можно посмотреть, как живут все национальности — от евреев до русских. На пляже можно попивать пивко и отдыхать вместе с классными и необычными татуированными ребятами.

«Нью-Йорк был населен честолюбивыми людьми. Зачастую только одна эта черта и объединяла его жителей» (Ханья Янагихара, писательница)

Американцы — очень открытые люди. Мне легко с ними общаться, они тебя понимают. Даже когда у тебя еще нет языковой базы, ты говоришь коряво, они всегда выслушают и не будут поправлять. В отличие от людей, у которых английский — не родной. Они обязательно укажут тебе на твой недостаток. Потом у людей появляется комплекс собаки, когда ты все понимаешь, а говорить боишься.

Американцы намного расслабленнее, чем беларусы. У них меньше проблем, чем у нас. Они лучше защищены социально, имеют больше финансовых возможностей, поэтому и в общении раскованнее, приветливее. Американец может не знать тебя, но при этом запросто пригласит на афтепати. Однажды на Хэллоуин мы попали на какую-то нереальную тусовку. Все лофты в здании были открыты — можно было заходить домой к ньюйоркцам, каждый тебя чем-то угощал.

Я потерял не одного знакомого, просто потому что просил: подними, убери, пожалуйста, за собой. А мне отвечали: «Come on, Alex!»

А как-то из-за американского дружелюбия мы неожиданно для себя напились на пляже. Все началось, когда у меня попросили скрученную сигаретку и в ответ угостили пивом. Потом попросили их сфотографировать — за эту услугу опять угостили. Потом компания собралась уходить, но пиво у них не закончилось, и они предложили нам: «Хотите?» — «Ну, давайте!» В итоге выпили с женой где-то пять банок каждый, сидели и думали, как добраться домой.

«Нью-Йорк похож на чувака, который заботится о своей прическе, но не пользуется туалетной бумагой» (Виктор Аксенов)

Для меня самая большая проблема Нью-Йорка — это его многонациональный характер. Сюда съезжаются люди из разных концов мира. И у всех — свое понимание культуры, которое часто граничит с бескультурьем и необразованностью. Не хочу говорить о поведении русских эмигрантов — и без них примеров достаточно. Я общался с людьми с Карибских островов, Ямайки и Доминиканы — у них проблемы с культурой поведения. Они не убирают за собой мусор, просто выкидывают все на улицу, думают, что кто-то должен прибрать это за ними. Я потерял не одного знакомого, просто потому что просил: «Подними, убери, пожалуйста, за собой». А мне отвечали: «Come on, Alex!»

Еще у меня не раз возникали стычки с афроамериканцами. Сейчас они получили все права, чтобы жить, как белые, но они не хотят этого делать. Им больше подходит сидеть на социальных программах. В Нью-Йорке в этом плане — явный социализм. Если ты мало зарабатываешь, государство предоставляет тебе бесплатную медицину, карточки на еду, ты можешь снимать квартиру за каких-нибудь 300 долларов. Многие афроамериканцы живут за счет таких программ и не собираются ничего менять. Но если кто-то в чем-то попрекает их, они сразу отвечают: «Это из-за того, что я черный?» Создают и активно пиарят образ угнетенных. Помню, как-то встретил на улице компанию афроамериканцев. Они мне: «Вы, белые, можете жить где угодно, но не здесь. Что ты делаешь в нашем районе?» В такой ситуации лучше просто игнорировать их, а не вступать в перепалку. Афроамериканцы очень эмоциональные, сразу начинают орать и разыгрывать представление на публику. А потом лишний раз пойдут в суд, чтобы выиграть какой-нибудь процесс по расовому признаку.

Сейчас в Нью-Йорке из-за политики Трампа очень сильно ощущается напряжение между белыми и черными. Нью-Йорк — вообще антитрамповский город, поэтому здесь по любому инфоповоду происходит вспышка. Половиной СМИ владеют демократы, второй — республиканцы, и каждая сторона гнет свою линию и показывает только ту сторону проблемы, какую хочет. Но есть каналы, на которые люди сами сливают видео событий, очевидцами которых они стали. И вот на эту настоящую правду интересно смотреть.

Нью-Йорк — город контрастов. У тебя может быть хороший район, а через дорогу живут люди с очень низким доходом. Если не хочешь видеть бедность, выбирай дорогие районы, например Лонг-Айленд, где в основном живет белое зажиточное население. Чем лучше у тебя район, тем лучше комьюнити, но и тем выше property tax — ежегодный налог на землю.

«Я не хочу переезжать в город, где единственное культурное достижение — способность повернуть направо на красный цвет» (Элви Сингер, персонаж Вуди Аллена)

В Нью-Йорке очень слабое беларуское комьюнити. Беларусы в Америке рассеиваются, сидят по своим норам. Хотелось бы поменять это. Я смотрю на украинское комьюнити и понимаю, что это возможно: оно очень дружное, сколько я ни встречал украинцев в Нью-Йорке, они очень поддерживают друг друга.

Среди беларусов тоже есть активные. Некоторые ребята иногда устраивают беларуские сходки, но они всегда проходят в разных барах, и все это работает не в таком масштабе, как хотелось бы. Есть еще беларуская церковь, но там все очень уныло. Туда ходят люди старой закалки, и они не хотят отдавать инициативу молодым. Хотя у них есть целое здание в даунтауне Бруклина.

Мы с художником Митей Писляком сейчас обдумываем идею создания пространства для беларуского комьюнити Нью-Йорка. В моем понимании это должен быть open space, соединяющий в себе несколько зон. Это и бутик, в котором можно продвигать работы молодых беларуских дизайнеров, художников: сумки, украшения, одежду — что угодно. Это и комьюнити-центр, где можно организовать концерт, просто выпить кофе и пообщаться.

Афроамериканцы очень эмоциональные, сразу начинают орать и разыгрывать представление на публику. А потом пойдут в суд, чтобы выиграть процесс по расовому признаку.

В Нью-Йорке очень много денег забирает аренда. Чтобы открыть такое пространство, нужны достаточно большие инвестиции. Хотя если его зарегистрировать как коммуну, можно получить хорошие скидки по арендной плате. Сейчас мы размышляем, где бы нам достать денег, чтобы просуществовать хотя бы первый год, пока пространство будет набирать популярность. Вообще, в Нью-Йорке очень просто открыть свое дело. Зарегистрировать бизнес можно в режиме онлайн за пару часов. В конце года нужно заплатить налоги (до 35%). Но там гибкая система налогообложения: первые три года существования бизнеса налоговая тебя вообще не трогает. Они дают время стать на ноги, и ты платишь маленькие суммы. Они зависят еще и от того, есть у тебя семья или нет. Чем больше у тебя детей, тем меньше налогов ты платишь. Самые большие суммы платят несемейные и люди, которые зарабатывают больше ста тысяч долларов.

«Мне нравится Нью-Йорк. Это один из тех городов, где ты можешь услышать: «Эй, это мое. Не ссы на это!» (Луис Си Кей, стендап-комик)

У меня есть несколько знакомых программистов, которые, поработав в Нью-Йорке, думают все-таки вернуться в Беларусь. Здесь они живут в свое удовольствие и не считают деньги, а там приходится считать.

Я пока не планирую жить в Беларуси. Хотя у меня здесь много друзей и мне нравится, как в последние годы тут все поменялось. Особенно нравится смотреть на молодежь, которая уже увидела другой мир и стала более прогрессивной, раскрепощенной, приветливой. Сейчас хочется приезжать сюда чаще, видеться с родными. Был период, когда я долго не приезжал в Беларусь, а потом приехал и увидел, как сильно постарели родные тети. Мне стало не по себе. И если раньше я пропускал все эти «родственные мероприятия», то теперь понимаю, насколько это важно.

Фото:
  • Кася Сыромолот
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Вам срочно нужна квартира на сутки в Барановичи? Не переживайте, наш сайт предоставляет вашему вниманию множество отличных предложений, чтобы Вы смогли максимально быстро и выгодно, а главное, без посредников снять квартиру в Барановичах. Более детальную информацию вы можете получить на нашем сайте: sutkibaranki.by

OOO «Высококачественные инженерные сети» осваивает новейшие технологии в строительстве инженерных сетей в Санкт-Петербурге. Начиная с 2007 года, наша компания успешно реализовала множество проектов в области строительства инженерных сетей: электрическое обеспечение, водоснабжение и газоснабжение. Более подробная информация на сайте: http://spbvis.ru/